Здравствуй, рецессия

Центробанк предпочел погасить панику населения ограничением роста поизводства.

Для того чтобы в истории русском денежной совокупности еще не было. ЦБ повысил собственную главную ставку под покровом темноты и сходу на 6500 базовых пунктов — до 17 процентов годовых. Ясно, что если бы он сделал это днем в понедельник, экономике было бы не миновать обвала днем ранее.

А самому управлению Банка России скандала. Но, то, что не случилось в понедельник, сейчас развернется в ближайшее время.

Ночь с 15 на 16 октября окончательно войдет в историю русском денежной совокупности. 16 декабря около часа ночи на сайте Центрального банка показалось сообщение о беспрецедентном увеличении главной ставки с 10,5 до 17 процентов. Похоже, что у правления ЦБ был тяжёлый вечер: курс рубля на протяжении биржевых торгов очень сильно просел по отношению к другим валютам.

Американская валюта выросла за сутки сходу на 6,27 рубля (до 64,45 рубля), единая европейская — на 6,59 (до 78,87).

В следствии этим утром мы проснулись если не в второй стране, то в совсем другой денежной действительности. Около часа ночи ЦБ заявил о резком — сходу на 6, 5% процента — увеличении главной ставки. Большая часть тех, кто незадолго до усердно «молотил» валюту на бирже, уже дремали. И в этом смысле атака регулятора застала их неожиданно.

Кроме того в случае если кто-то из рублевых «медведей» бодорствовал, подбивая баланс славной понедельничной битвы, — у них все равно не было возможности прокредитоваться по ветхим ставкам чтобы на следующий сутки двигать американский доллар и евро к новым рекордам.

Банк России обосновывает это решение «необходимостью сократить значительно возросшие сейчас девальвационные и инфляционные риски». Но, такое ответ порождает уже риски совсем иного рода — рецессию, банкротства и увеличение числа безработных.

Чем больше лихорадит рубль — тем меньше в биржевых новостях остается экономики. За последний год большая часть населения страны побывали сперва военноначальниками, позже — геополитиками. Сейчас настала очередь «экономистов».

Но как раз из-за таковой стремительной «популяризации» беспристратстную и непредвзятую оценку положения дел в отечественных финансах возможно покинуть за скобками. Экономика в Российской Федерации отныне делается функцией политики либо, правильнее, политтехнологий.

Что, но, не отменяет монетизации кадровых либо иных радикальных ответов, принятых на фоне денежного «всеобщего похмелья».

Но число их бенефициаров будет так же мало, как и число тех, кто зарабатывает деньги на биржевых «русских горках», до тех пор пока остальных незадачливых инвесторов посредством особых плакатов убеждают, что грядущее столетие истории России «серьёзнее фондового рынка».

Главу ЦБ Эльвиру Набиуллину на данный момент не принято хвалить. Но, будем честны, в ее оценке, что 4-5 процентов к темпам падения рубля добавила паника населения, сложно усомниться. Разве что накинуть один-два процента с учетом понедельничного обвала, потому, что цитируемое набиуллинское заявление было сделано еще на прошлой семь дней.

Еще перед тем, как ОПЕК заявила об отказе уменьшать добычу кроме того при $40 за баррель и все отечественные «глубокие экономы» ринулись скупать валюту с новой силой.

Нехитрую истину, что курс рубля — это производная от нефтяных котировок, сейчас не твердит лишь ленивый. С пиковых значений в июле цена «нефти» снизилась более чем на 40 процентов. Подобным образом повела себя и русский национальная валюта. И паника населения стала действительностью.

Одни несли на биржу сравнительно не так давно привлеченные рубли, другие — кровно заработанные. В итоге, вторые обеспечили первым весьма хорошую маржу, разрешающую и с кредиторами рассчитаться, и в накладе не остаться. А сами «подносчики снарядов», в лучшем случае, остались при собственных.

Глава правительства Медведев, быть может, был не совсем точен в цифрах, но по сути не погрешил против истины, в то время, когда в недавнем телеинтервью отыскал в памяти обстановку 5-6-летней давности: «Часть отечественных людей побежала в обменники, конечно, чтобы как возможно стремительнее преобразовать рубли в другую валюту — в доллары США, в евро. Но потом случилось упрочнение рубля, причём где-то примерно также на 25-30 процентов против тех значений, каковые были достигнуты на пике ослабления рубля в 2009 году, и те, кто переложил собственные накопления в доллары США, в другую валюту, деньги».

Однако, пробуя как-то отвадить граждан от валютных игр, премьер-министр сообщил «А», не сообщив «Б». сылаясь на вероятные утраты клиентов долларов и евро при упрочнении рубля, Медведев не стал никак обнадеживать тех, кто на данный момент теряет на его ослаблении.

Допустим, обладатели рублевых вкладов внушительной части собственных сбережений. А обладателей ипотечных валютных кредитов не так большое количество, дабы об их долгах управление кабмина волновалось равно как и о платежной способности наибольших русских компаний.

Но как быть с бизнесом, которому непредсказуемая девальвация не оставляет никаких шансов на какое количество-нибудь адекватное планирование, и что, чтобы минимизировать гипотетические убытки, должен устанавливать далеко не «рождественские» ценники либо по большому счету переходить на« у.е»?

В то время, когда по такому дороги идут арендодатели, рестораторы, дилеры автомобилей, ритейлеры и т.п., это перестает быть только проблемой «торгашей» и делается новыми дополнительными процентными пунктами к темпам инфляции.

А потребители, глядя на такое ценовое пиршество, еще больше запасается финансовыми единицами, в чьей платежеспособности не могли усомниться.

В итоге, пробуя порвать замкнутый круг, Национальный банк делает то, что он сделал прошлой ночью, — повышает главную ставку сходу на 5, 5 процента. Цена займов, предоставляемых главным банком страны, сейчас достигает 17 процентов годовых. А это значит, что еще более накладными становятся не только игры с валютой, но и вложения в любой бизнес, совсем далекий от бирж и курса.

В случае если у девальвации были какие-то пользы в виде оживления издержек производств и снижения экспортёров, нацеленных на импортозамещение, — большая цена кредитов их перечеркивает. И «вклад» Центрального банка в наступающую рецессию тяжело переоценить. Но итоги перехода к плавающему курсу были бы значительно менее плачевными, озаботься как сам банковский регулятор, так и правительство, созданием механизмов для минимизации валютных рисков отечественного бизнеса. Не ограничиваясь наряду с этим только сырьевыми «национальнами чемпионами».

Обрисованный выше механизм уже начал раскручиваться.

Всего за один сутки национальные облигации федерального займа утратили до 10 процентов собственной стоимости. А корпоративные долговые бумаги упали более чем на 8 процентов. «Такое ухудшение конъюнктуры рублевого долга рынка возможно и значительно больнее, чем ускорение девальвации рубля», — говорит помощник председателя совета директоров УК «Паллада» Александр Баранов.

Так получается, что минувшей ночью ЦБ выбирал между нехорошим и весьма нехорошим. На одной чаше весов стояла разрушительная для денежной совокупности паника населения, с другой — прекращение роста поизводства и рецессия.

ЦБ решил пожертвовать развитием экономики. А вот выбрал ли он в данной ситуации лучший вариант, заметим в самое ближайшее время.

Увеличение главной ставки ударит и по населению. В скором будущем мы больше не заметим ставок по потребительским кредитам ниже 30 процентов. Безработица, как считают аналитики, может к весне вырасти до 10, а в отдельных отраслях и до 15 процентов.

Но упадут цены на недвижимость. Процентов на 40. А рейтинговые агентства наверняка снизят суверенный рейтинг страны до «мусорного». Но, опрошенные «Лентой.ру» представители бизнеса сохраняют надежду, что главная ставка в 17 процентов продержится недолго. И будет снижена по окончании того, как падение стоимость бареля нефти закончится.

Вопрос, в то время, когда это случится?

Александр Бирман

Источник: lenta.ru