Закат открытой Европы

Какие конкретно политические последствия будет иметь террористический акт в Брюсселе?

В среду, 23 марта, Государственный департамент предотвратил граждан США: по окончании серии взрывов в Брюсселе террористы планируют новые атаки в Европе.

«Террористические группировки планируют совершение в кратковременной возможности атак по всей Европе, их целью являются спортивные мероприятия, туристические достопримечательности, транспорт и рестораны», — говорится в заявлении американского МИД.

Террористические акты в аэропорту и метро Брюсселя, по уточненным данным, унесли судьбе 31 человека, еще 250 пострадали. А так как всего четыре с маленьким месяца назад исламские фундаменталисты атаковали Париж, убив 130 мирных обитателей.

Это значит, что Европа чуть ли сможет оставаться прежней. В возможности брюссельская катастрофа, вероятнее, усилит внутренние неприятности ЕС. А основное — террористические акты точно будут иметь далеко идущие политические последствия.

В первую очередь, они смогут без шуток оказать влияние на финал референдума в Англии, сыграв на руку приверженцам выхода королевства из ЕС. Да, 20 февраля по окончании саммита в Брюсселе было достигнута договоренность между ЕС и Англией о предоставлении королевству особенного статуса, дабы избежать полного «развода» с ЕС .

По словам английского премьера Дэвида Кэмерона, достигнутое на саммите соглашение дает ему основание агитировать за то, дабы страна осталась частью еврозоны. Но уже на тот момент опросы публичного мнения показывали, что противников членства и голоса сторонников Британии в ЕС делятся приблизительно поровну. В случае если, не дай Всевышний, Европу потрясет еще один террористический акт, англичане наверняка проголосуют за выход из ЕС.

Новые террористические акты нанесут удар и по позициям канцлера Германии Ангелы Меркель, и ее политике «открытых дверей», которая вызывает все больше вопросов у граждан. Неслучайно на выборах в лангтаги, каковые прошли 13 марта, партия евроскептиков «Альтернатива для Германии» (АдГ), выступающая против миграционной политики Меркель, прошла в три ландтага: Баден-Вюртемберга, Рейнланд-Пфальца и Саксонии-Анхальт. Сейчас АдГ представлена в 8 из 16 федеральных земель ФРГ. И это — лишь начало.

В 2017 году предстоят федеральные выборы в Бундестаг, на которых — особенно в случае если ЕС потрясут новые террористические акты — «Альтернатива для Германии» возьмёт хорошие шансы превратиться из маргинальной партии в одну из ведущих политических сил страны.

В целом, для Европейского союза вспышка террористической активности может иметь самые негативные последствия.

Как на деле отразятся террористические акты на ЕС, какое будущее ожидает Европу?

 — Террористические акты в Европе преобразовываются в тенденцию, — отмечает ведущий специалист Центра военно-политических изучений МГИМО, профессор политологии Михаил Александров.

— Это связано с тем, что в государствах ЕС сформировались устойчивые мусульманские общины, каковые обиженны европейскими порядками, и желали бы поменять направление развития Европы.

Они наблюдают на Европу, как на разлагающийся организм, в котором случилось отторжение классических сокровищ. Это их злит. Помимо этого, в европейской слабости они видят возможность исламизации ЕС.

Террористические акты ускоряют эти процессы, потому, что дестабилизируют политическую обстановку.

По сути, Европа стоит на данный момент перед выбором: или каким-то образом давить на мусульманские общины, или идти им на уступки. Положение усугубляется тем, что нынешние европейские бюрократы на решительные шаги неспособны.

«СП»: — Как повлияют террористические акты на результаты референдума в Англии?

— Англичане в этих условиях, вправду, будут стремиться отгородиться от Европы. Я не готов давать прогнозы, как они проголосуют на референдуме, но террористические акты, непременно, увеличивают возможность, что итогом референдума будет ответ о выходе Англии из ЕС.

Премьер Кэмерон, само собой разумеется, давал слово Брюсселю в обмен на особенный статус агитировать англичан остаться в Евросоюзе. Но кроме того в премьерской партии достаточно большое количество тех, кто категорически против сохранения членства Британии в ЕС. И террористические акты дают евроскептикам дополнительные — и очень убедительные — доводы.

Увижу исходя из этого, что кроме того в случае если референдум примет ответ остаться в ЕС, далеко не факт, что данный вопрос будет для Англии совсем решен.

«СП»: — Ослабляет ли трагедия в Брюсселе позиции канцлера Меркель?

— Террористические акты до тех пор пока происходят не в Германии, а во Бельгии и Франции. Да, в случае если бы что-то подобное произошло в ФРГ, позиции Меркель были бы подорваны.

Но до тех пор пока события возможно трактовать по-различному. Возможно, к примеру, сказать, что именно Ангела Меркель снабжает немцам должный уровень безопасности.

«СП»: — Как отразятся террористические акты на состоянии ЕС в целом?

— Очень очень плохо. Перед управлением ЕС остро стоит вопрос о необходимости ужесточения миграционной политики. В случае если соответствующие ответы не будут приниматься на уровне Еврокомиссии, отдельные европейские государства будут стремиться к тому, дабы каким-то образом решить проблему миграции самостоятельно.

Это будет подрывать единство Европейского союза, а в конечном итоге — трудиться на распад ЕС.

«СП»: — Как на большом растоянии обязана зайти обстановка, дабы сценарий распада Европейского союза стал действительностью?

— Данный сценарий уже действительность.

О предстоящем политическом сплочении ЕС уже никто не говорит. Напротив, мы видим тенденции к ослаблению координации его участников. Кроме миграции, обстановку расшатывает неспособность Брюсселя решить экономические неприятности.

Показательно, что в марте депутат Парламента EC от Финляндии Пааво Вяюрюнен подал в парламент собственной страны петицию с гражданской инициативой о выходе Суоми из еврозоны. Лишь так, по точке зрения части финнов, возможно исправить дела в экономике данной страны.

Не исключено, что по мере нарастания экономических другие страны и проблем-члены ЕС задумаются о выходе из еврозоны. А неприятности неизбежно будут увеличиваться — теракты и миграция не содействуют росту экономической активности.

На мой взор, тенденции к ослаблению ЕС уже налицо. Более того, Европейский союз точно развалится, в случае если будет продолжать прошлую бесхребетную политику.

«СП»: — Как в данной ситуации направляться вести себя России?

— На мой взор, нам развал Европейского союза удачен. Да, сейчас в либеральных кругах принято сказать, что мы заинтересованы в сильном ЕС. Но мы же видим, как данный сильный ЕС вредит нам на постсоветском пространстве?!

Как раз Европейский союз, а также в рамках программы «Восточное партнерство», деятельно поощрял сближение с Украиной и вторыми постсоветскими республиками — Молдавией, Азербайджаном, Грузией. Это ЕС оттягивал их от России, пробовал помешать процессу евразийской интеграции, поддерживал «цветные революции» на постсоветском пространстве.

Исходя из этого в случае если внезапно ЕС развалится — нам будет лишь лучше.

Мы тогда сможем не лишь с большей эффективностью реализовать собственный личный интеграционный проект, но и увеличить его за счет Украины, Прибалтики и Молдавии.

Помимо этого, в этом случае мы сможем вернуть собственный влияние в Восточной Европе. В том месте еще остались страны, где придерживаются христианских сокровищ — это Польша, Венгрия, Греция. Именно на данные государства мы можем увеличить собственный влияние, создать с ними территорию торгово-экономического сотрудничества, и распространить на них армейские гарантии, как во времена Варшавского соглашения.

Мы имели возможность бы как обеспечить безопасность этих государств, так и сохранить уникальность их наций.

А западный либеральный проект пускай умирает спокойной смертью. Я считаю, данный проект доказал собственную несостоятельность. Да, в случае если ЕС сможет переориентироваться, отказаться от либерализма, выработать новые идеологические постулаты и возвратиться к христианским сокровищам, он, быть может, сохранится и будет по-новому наблюдать на возможности взаимоотношений с Россией.

Но для этого Европейский союз обязан скоро измениться, а времени на перемены у него в обрез.

Исходя из этого я скептически наблюдаю на будущее европейцев…

 — Без решения фундаментальных вопросов неприятность терроризма в Европе не будет решена ни при каких обстоятельствах, — уверен ведущий научный сотрудник Университета неприятностей интернациональной безопасности РАН Алексей Фененко.

— И эти фундаментальные вопросы направляться решать по трем направлениям.

В первую очередь, нужно вернуть под национальный контроль совокупность пограничного контроля и миграции. на данный момент, по Лиссабонскому соглашению 2007 года, миграция и погранконтроль относятся к смежной территории ответственности ЕС и национальных кабинетов министров. На деле это указывает, что никто толком за эту смежную территорию не отвечает.

Национальные университеты в странах-участниках ЕС везде ослаблены, а центральные органы не справляются со собственными функциями.

Второе направление — выработка комплексной программы решения проблемы миграции. на данный момент таковой программы нет вовсе. В это же время, неприятность содержится не лишь в том, что мигранты в Европу прибывают. Не хорошо то, что они живут в ЕС анклавами, по сути, в гетто.

Напомню, что станция метро в Брюсселе, где прогремел один из взрывов, находится прямо под Европейским кварталом, вмещающим строения Европейской комиссии и Европейского совета. Грубо говоря, в таковой обстановке — в то время, когда под строением Европейской комиссии начинается то ли Каир, то ли Алжир, — возможно делать что угодно.

Наконец, третье направление — это культурная интеграция мусульман в европейскую совокупность.

Без хорошего продвижения по этим трем направлениям ответ для Европы неприятности терроризма, повторюсь, нереально. Причем, сейчас в ЕС нет ни одной политической партии, которая бы давала вразумительные ответы, как двигаться по этим направлениям.

«СП»: — Что ожидает Европу, в случае если все останется как имеется?

— Я считаю, в этом случае вероятны два сценария.

Или в ЕС будет увеличиваться противостояние между мусульманскими анклавами и коренным европейским населением, или в один раз в Европе покажутся политики-экстремисты — условно их возможно назвать «новыми Гитлерами», — каковые потребуют ликвидации этих анклавов…

Источник: svpressa.ru