Враждебность Турции к России уже два века подогревается Западом

Противостояние с Турцией началось чуть ли не с момента происхождения русской государственности. Лишь последние полстолетия прошли бескровно, в то время, когда обе стороны попытались показать, что смогут взаимовыгодно сотрудничать. Но как продемонстрировали последние события, политика и накопленная за века неприязнь вкупе с сиюминутной конъюнктурой посильнее экономики.

Русско-турецкие отношения давешние, насчитывают много лет, но через чур довольно часто осложнялись вооруженными конфликтами. в течении трех с половиной столетий – беру время с 1568 по 1918 год – Российская Федерация сражалась с Турцией приблизительно раз в 25 лет, другими словами практически непрерывно, в случае если учитывать время подготовки вооруженных столкновений. По вторым подсчетам историков, определяющих период длительности Русско-турецких войн в 241 год, мирные промежутки были и того меньше – всего-то 19 лет.

Конечно, появляется вопрос: какова обстоятельство столь долгой, упорной и кровавой обоюдной борьбы?

Она обусловлена в первую очередь геополитическими заинтересованностями со стороны русских славян, а позже и великороссов – рвением к Тёмному морю. Желание преобладать в этом стратегически серьёзном для страны регионе проявилось у предков с весьма далеких времен. Не просто так в древности Черное море именовалось Русским. Известны, помимо этого, исторические факты, свидетельствующие о присутствии русских (восточных) славян в Причерноморье.

Мы знаем, к примеру, что отечественный Первоучитель – святой Кирилл (827–869), будучи в Крыму, в Херсонесе, видел в том месте Евангелие, писанное русскими «письмены». Имеется и второе очень убедительное подтверждение – племена древнерусских славян, такие как уличи и тиверцы, жили на юге Восточной Европы, между Днестром и Днепром, их поселения простирались до Черного моря – «оли до моря», как выразился Нестор-летописец, создатель превосходной Повести временных лет. Необходимо помнить и о пути из «варяг в греки», часть которого пролегала через Черное море. На протяжении этого пути сложилась броская восточнославянская цивилизация (Киевская Русь), нуждавшаяся в торговле, культурном и религиозном общении с Византией.

Потом славяне были сдвинуты с южных границ под натиском степняков – печенегов, половцев и особенно монголов. Случился отлив русского населения, спасавшегося от свирепой гнева кочевников, на север. Геополитическая обстановка в покинутых почвах изменилась. Но по мере ослабления татаро-монгольского господства и в следствии распада Золотой Орды стало возмможно обратного перемещения русских на юг, к берегам Тёмного и Каспийского морей. Но этому мешали осколки Орды – ханства Крымское, Казанское и Астраханское.

Появились тут и турки, разгромившие Византийскую империю и утвердившие собственную власть в Константинополе. А ведь у Руси были тесные связи с Ромейской державой. Оттуда русичи забрали самое полезное – христианскую веру и, следовательно, целый пласт культуры, что в значительной степени образовало русский православный народ, владеющий личными чертами, отличающими его от вторых, в частности этносов Запада. Вот из-за чего победа турок над ромеями (греками), единоверцами русских, предкам была вовсе не в эйфорию.

Недолго было нужно ожидать, дабы Российская Федерация почувствовала и настоящую опасность, исходящую от Порты.

Крестовые походы Оттоманской Порты

В 1475 году турки подчинили сравнительно не так давно появившееся Крымское ханство, что значительно сказалось на отношениях русского страны с ним. До этого русский и крымские татары жили довольно мирно, возможно сообщить, в сотрудничестве. Под влиянием Порты крымские ханы стали проявлять нарастающую агрессивность к Москве.

Сначала турки принимали только эпизодическое участие в набегах крымских татар на русские почвы, отправляя в помощь им маленькие воинские отряды, например, в 1541, 1556, 1558 годах. Первый же большой антирусский фактически турецкий поход прошёл в 1568–1569-м. Турки выступили, дабы отвоевать Астраханское ханство, только что присоединенное к Российской Федерации. Это означало создание плацдарма для предстоящих нападений на отечественные южные пределы.

Дело, но, кончилось позорным бегством и полным провалом неприятеля. И все же это стало прологом последующих бессчётных войн Турции с Россией, шедших в течении XVII, XVIII, XIX и начала XX столетий с периодичностью, отмеченной выше. Как правило победителями выходили русские. Случались, но, и поражения, каковые было нужно пережить предкам. Но Российская Федерация в Причерноморье неспешно набирала силу.

Перемена в итоге случилась разительная.

В семнадцатом веке Российская Федерация была отрезана от Черного моря. Выход в него закрывал Азов. Русское правительство, ориентированное геополитически в южном направлении, выяснилось перед необходимостью покончить с таким положением.

В следствии походов Петра I (1695–1696) Азов пал. Действительно, благодаря неудачной для нас Прутской кампании (1711) крепость было нужно вернуть. Взять Азов опять удалось только спустя более полувека, по результатам войны с турками 1768–1774 годов.

Бесплодными оставались и попытки россиян овладеть Крымом – отыщем в памяти бесплодные походы Василия Голицына (1687, 1689) и Бурхарда Миниха (1735–1739).

Крымское ханство и Турция воображали для России большую опастность впредь до правления Екатерины II.

Очень сильно тревожили они кроме этого другие страны Восточной и Западной Европы. Вот из-за чего европейские политики, включая римского понтифика, еще со времен Ивана Грозного искали сближения с Россией в деле борьбы с турецкой агрессией. Вместе с тем они вели себя двоедушно, натравливая при первой возможности Порту и Крым на Россию, а иногда старались переложить бремя борьбы с ними на плечи предков.

Лишь во времена Екатерины II Российская Федерация одержала полную победу над Крымским ханством, а следовательно, в определенной мере и над Турцией. Крым, как мы знаем, был присоединен к Российской Федерации в 1783-м, причем без боевых действий. Но, завладеть полуостровом возможно было и раньше – по результатам кампании 1768–1774 годов. Об этом императрица Екатерина II прямо сказала в собственном манифесте от 19 апреля 1783 года. Она подчернула, что отечественные победы в предшествующей войне давали возможность и полное основание присоединить Крым к Российской Федерации, но это не было сделано из добрых мыслей, и для «дружбы и доброго согласия с Портой Оттоманской».

Наряду с этим российское правительство сохраняло надежду, что освобождение полуострова от турецкой зависимости принесет ко мне мир, спокойствие и тишину, но этого, увы, не произошло. Крымский хан, выплясывая под дудку турецкого султана, принимался за старое. Как раз исходя из этого, и с учетом того, что замирение крымских татар стоило России громадных людских финансовых затрат и потерь (12 миллионов рублей – огромнейшие по тем временам деньги), она и присоединила Крым. Но национальные обычаи, культура коренных народов, населявших полуостров, свободное отправление религиозных культов сохранялись, мечети не пострадали.

Нужно подметить, что из государств Запада с митингом против присоединения Крыма к Российской Федерации выступила лишь Франция, показав тем самым заинтересованность в сохранении напряженности в русско-турецких отношениях. Последующие события продемонстрировали, что Париж не одинок. В это же время наша страна утверждала собственные позиции в Причерноморье.

В итоге следующей Русско-турецкой войны 1787–1791 годов, развязанной Константинополем не без влияния западных держав, за Россией в соответствии с Ясскому контракту были закреплены Очаков и Крым, а граница между двумя странами отодвинута до Днестра.

XIX век отмечен новыми вооруженными конфликтами между Турцией и Россией. годов 1806–1812 и 1828–1829 Войны принесли успех русскому оружию. Иное дело – Крымская кампания (1853–1856). Тут мы уже явственно видим гнусное поведение Англии и Франции, подстрекавших Порту выступить против России.

Первые победы русских на Кавказском театре боевых действий и под Синопом продемонстрировали воочию, что туркам в одиночку кампанию не победить. Тогда Англии и Франции, скинув маскировку, было нужно самим вступить в войну. Выглянула из-под завесы и перекошенная злобой русофобская лицо папизма. «Война, в которую вступила Франция с Россией, – сказал парижский кардинал Сибур, – не есть война политическая, но война священная. Это не война страны с страной, народа с народом, но единственно война религиозная. Все другие основания, выставляемые кабинетами, в сущности не более как предлоги, а подлинная обстоятельство, угодная Всевышнему, имеется необходимость отогнать ересь… укротить, сокрушить ее.

Такова признанная цель этого нового крестового похода, и такова же была скрытая цель всех прошлых крестовых походов, не смотря на то, что участвовавшие в них и не признавались в этом». Войну Российская Федерация проиграла. Нам запретили, кроме другого, иметь армейский флот на Черном море, ущемив тем суверенитет и унизив национальную гордость. Подлейшую роль при заключении Парижского мирного соглашения (1856) сыграла Австрия, отплатившая России тёмной неблагодарностью за спасение монархии Габсбургов на протяжении революции 1848 года.

Крымская война не стала последней для Турции с Россией в десятнадцатом веке. Последовала балканская кампания 1877–1878 годов, на протяжении которой войска Турции были разбиты наголову.

Как и следовало ожидать, в Первую мировую Порта появилась в стане соперников, войдя в Четверной альянс. Чем закончилась эта война, мы знаем – пали монархии в Российской Федерации, Германии, Австро-Венгерской империи и Турции.

Достаточно любопытно сближение большевистской диктатуры с режимом Кемаля Ататюрка. Тут имеется некое таинство, в случае если учесть принадлежность турецкого фаворита с его окружением и некоторых известный коммунистов к масонству. Сам Ататюрк, как известно, был инициирован (1907) в масонскую ложу Veritas («Истина»), пребывавшую под юрисдикцией Великого Востока Франции.

С данной точки зрения дружба его соратников и Ленина с Турцией еще ожидает собственных исследователей.

Во Второй мировой Анкара склонялась на сторону фашистской Германии, но, наученная опытом, осторожничала, выжидала. И скоро турки убедились, что проиграют, ввязавшись в войну против СССР. В большинстве случаев думают, словно бы это стало очевидным по окончании успеха Красной армии под Сталинградом. Но, быть может, и раньше – по окончании разгрома германских армий под Москвой осенью-зимой 1941 года, означавшего провал гитлеровского замысла быстрой войны, провал стратегических замыслов германского руководства, что в конечном итоге предопределило победу СССР.

Турки урок осознали и воздержались от прямого участия в боевых действиях против СССР.

Удар в пояснице, ничего личного

История Турции и противостояния России говорит о том, что русские вели в основном оборонительные войны, на протяжении которых расширялась отечественная территория в Причерноморье и на Кавказе.

Задача заключалась не в том, дабы захватить новые чужие почвы, как об этом иногда рассуждают, а в том, дабы создать геополитическое пространство, которое снабжало бы безопасность перед внешним враждебным миром другим народам и русскому, входившим в состав империи.

История свидетельствует еще и о том (и это самое основное), что Турция есть отечественным многовековым и ярым противником, причем как в прошлом, так и в настоящем, несмотря ни на какие конкретно принимавшиеся нами до недавнего времени обхождения и послабления. Так как факт, что она помогала и оказывает помощь, как ранее Шамилю, северокавказским боевикам, есть членом НАТО – враждебной России организации. Но вопреки настоящей исторической действительности мы вообразили, словно бы Турция нам не только ближайший сосед, но и дружественное государство. Был кроме того создан совместный с турками Совет стратегического (!) планирования.

Откуда такая, как сообщил бы классик, «легкость в мыслях неординарная»? Я нахожу тут два источника.

Со времен Горбачева отечественная внешняя политика в большой мере начала основываться на личных отношениях русских фаворитов с зарубежными, простите, «партнёрами» и «коллегами». Мы то и дело слышали: «Мой дорогой друг Гельмут», «Приятель Джордж», «Приятель Билл», кроме того «Приятель Рю». Не попал ли в эту компанию «друзей» и Реджеп Тайип Эрдоган?

Я этого не исключаю, памятуя о преференциях, которыми российское управление осыпало Турцию впредь до смерти отечественного Су-24. Таких заслуживают давешние приятели, а не многовековые соперники.

Нехорошую услугу оказала нам и отечественная классическая доверчивость, характерная русскому характеру. В быту она простительна, а в политике – нет, потому, что ведет к неточностям, наносящим ущерб безопасности страны. Как раз такую неточность мы совершили, доверившись Эрдогану и подставив ему под удар собственную пояснице, в то время как следовало не забывать элементарное правило: к неприятелям спиной не поворачиваются.

Но вместо того дабы признать это и тем исключить повторение аналогичных неточностей в будущем, мы пустились в морально-этические рассуждения, совсем неприменимые к политике. Во всех интернациональных делах нам нужно направляться историческому опыту, проверенному столетиями. Он убедительно свидетельствует, что Турция была и остается соперником России.

Во взаимоотношениях с таким соседом порох надлежит держать сухим.

Источник: vpk-news.ru

Categories: Новости Tags: Метки: