Вкладчики не могут получить крупные суммы по первому требованию

В соцсетях пара дней деятельно обсуждали проблему, с которой столкнулись многие клиенты банков. Они жаловались, что не могли снять деньги с депозитов по первому требованию.

Речь заходит не только о вкладах физических лиц, но и о квитанциях личных предпринимателей.

По словам клиентов, персонал банков интересуется, на что будут израсходованы деньги, каковые забирают из кредитной организации. Подобные случаи говорят адвокатские конторы.

«РГ» разбиралась в ситуации. И узнала, что большая часть обиженных вкладчиков уже взяли деньги, кое-какие — по частям. Специалисты же считают, что предлогов для паники нет: банки как добросовестные организации заботятся о гражданах, выполняя закон.

Главная задача финучреждения в ситуации, в то время, когда клиент желает снять со счета большую сумму, — не допустить, дабы финансовая система проворонила операцию по отмыванию преступных доходов либо спонсированию терроризма. Положения, каковые поясняют действия банка, расписаны в законе N 115, говорит вице-президент Ассоциации региональных банков России Олег Иванов.

«В этом законе имеется два вида операций, каковые подлежат обязательному контролю.

Во-первых, это любое передвижение средств на сумму более чем 600 тысяч рублей. Во-вторых, в случае если сотруднику банка покажется, что снятие наличных денег либо транзакция выглядят нестандартно, не имеют экономического смысла и просто наводят на идея, что что-то тут нечисто, то он имеет полное право — кроме того обязан — уведомить Росфинмониторинг и совершить диагностику. По необходимости он приостанавливает проведение операции, пока не возьмёт разъяснений от клиента», — говорит собеседник «РГ».

С позиций регулирования и гражданского законодательства вкладов кредитная организация обязана выдать деньги по первому требованию, даже в том случае, если это срочный вклад. Но на практике бывает и такое, что на личном счете лежит пара миллионов, а в кассе банка может просто не появляться таковой суммы.

«Исходя из этого он и требует заказывать количество выплат заблаговременно. Так как рублей в кассе неизменно больше. А что если это фунты либо швейцарские франки? Дабы отыскать валюту, необходимо еще больше времени», — поясняет специалист.

И получается, что обстоятельств, по которым персонал интересуется, куда отправятся деньги, либо выплату, возможно множество.

А не зная обстоятельств и деталей, с которыми столкнулись клиенты, сообщить точно, кто прав, а кто виноват, сложно, заключает Олег Иванов.

Само собой разумеется, вкладчики в силу объяснимых обстоятельств не разглашают журналистам, сколько денег и на что они желают израсходовать. Но так как это самое основное! Исходя из этого единственный, кого посвящают в тайну, — это сотрудник банка, а он со своей стороны действует в рамках полномочий, которыми его наделяет закон о противодействии отмыванию доходов.

«Нехороший юноша не сообщит, что израсходует деньги на оружие либо наркотики, но кредитная организация обязана проверить это всеми дешёвыми методами. В случае если это бабушка, которая сама открыла вклад годом ранее, и никакого перемещения средств в том месте не наблюдалось, разумно высказать предположение, что оснований для проверки нет. Но события бывают самые причудливые», — подчеркивает собеседник «РГ».

Под подозрения персонала довольно часто попадают те счета, каковые пополняются третьими лицами.

И это не праздное любопытство. Дело в том, что в случае если банк два раза преступит закон о противодействии отмыванию доходов, то его отзовут лицензию, как это случилось с множеством кредитных организаций за прошлый год.

Но основное тут второе: практически все, кто обратился за обналичиванием средств, взял их. И ставить вопрос о том, что неприятен сам факт некоего «допроса», неправильно, говорит специалист. Он не имеет возможности послужить кроме того предметом для иска.

Обстоятельство участившихся жалоб вкладчиков кроется, скорее, в несовершенстве банковского законодательства, рассуждает собеседник «РГ». К примеру, за границей четко установлен срок, за который вклад должны вернуть по окончании регистрации заявления. Германским банкирам дают на это трое дней, а вот русским — неограниченное время.

«Россияне хранят деньги на карте, а банк — на корреспондентском счете в ЦБ. Кое-какие организации — многофилиальные, но кассовое хранилище — одно. Дабы физически дотянуться валюту либо рубли, необходимо время, но какое — нигде не указано. Исходя из этого не следует разводить панику из-за адвокатских контор, каковые пишут об ущемлении прав вкладчиков. В жизни все случается», — резюмирует собеседник «РГ».

Александра Воздвиженская

Источник: rg.ru