Судьба рубля

«Правительство и Центробанк дружно перекладывают денежную часть геополитических рисков на плечи населения… Эту линию предполагается продолжать в дальнейшем?» — задал вопрос обозреватель «В окияне-море» первого помощника главы Центрального банка РФ Алексея Симановского.

Сейчас в Совете Федерации, на Громадной Дмитровке, 26, в Москве, прошло совещание Межрегионального банковского совета, которое вела Глава СФ Валентина Матвиенко. Она же есть и главой Межрегионального банковского совета.

Тема совещания сформулирована длинно: «Пути увеличения эффективности финансовой системы России.

место и Роль мегарегулятора. Направления совершенствования законодательства.»

Само собой разумеется, обо всём этом разговор сейчас был. Валентина Матвиенко особенно получала от первого зампреда Центрального банка и заместитель министра финансов ответов на вопросы: чего не достаточно в законодательстве чтобы повысить эффективность деятельности денежных ведомств на данный момент, в сложный для страны период?

Но ответы взяла прохладные: дескать, и без того всё, что принимается Советом и Госдумой Федерации инициируется, по большей части, Правительством и Центробанком, так что не извольте тревожиться, трудимся и будет дальше трудиться — вместе с Вами.

На совещании много раз звучали слова признательности в адрес Центрального банка: в тяжёлое для страны время он делает всё вероятное, дабы преодолеть сложные ситуативные неприятности, каковые созданы, а также, и внешними факторами.

Но именно в этом у нас и до совещания Межрегионального банковского совета были громадные сомнения, а сейчас они лишь укрепились.

К примеру, первый докладчик — президент Ассоциации русских банков Гарегин Тосунян сравнил поведение американской Федеральной резервной Российского Центробанка и системы в схожих — кризисных — условиях.

Американцы накачивают финансовую массу в собственную экономику, а российские денежные власти — напротив, делают всё вероятное, дабы сократить поступление денег в экономику.

Результаты: с конца кризисного 2008 года по 2014 год финансовая масса в Соединенных Штатах выросла в 4,5 раза. И к 2014 году экономика США вышла на стабильные докризисные экономические показатели: безработица — 6 процентов, инфляция — на уровне 2 процентов.

До тех пор пока Российская Федерация проводила похожую политику (в 2003 — 2008 годах) рост экономики составлял 6,5 процентов каждый год, наряду с этим финансовая масса выросла в 4,5 раза, а ставка рефинансирования снизилась с 20 до 10 процентов и менее.

Но в следующее пятилетие, с 2009 по 2014 год, финансовая масса выросла лишь на 50 процентов, а среднегодовой прирост ВВП составил, всего лишь, 2 процента.

В том же разрезе участники совещания Межрегионального банковского совета обсуждали недавнее увеличение так называемой главной ставки Центрального банка до 9,5 процента.

Главная ставка — это условия, на которых Национальный банк предоставляет коммерческим банкам деньги.
Соответственно, от главной ставки зависят проценты по кредитам, каковые коммерческие банки выдают в экономику — как юридическим, так и физическим лицам. Чем выше проценты, тем меньше шансов их «отбить» и вернуть банку кредит.

И тем меньше желающих забрать дорогой кредит. Исходя из этого темпы экономического подьема понижаются.

Отдельный разговор — о том, как Национальный банк делает собственную основную обязанность по отношению к населению страны, другими словами поддержание стабильного курса национальной валюты. Рубль В первую очередь года быстро снизился в цене — на 47 процентов по отношению к доллару и на 31 процент — к евро.

Во-первых, накопления россиян обесценились, во-вторых, что никак не лучше, цены на другие товары и продукты выросли и увеличиваются.

Формально взаимосвязи между ростом цен и падением рубля нет, но, практически, она имеется.

Одновременно с этим, в стране имеется узкая экономическая прослойка, которой удешевление рубля выгодно.

Как мы знаем, одним из основных факторов, давящих на рубль, есть глубокое падение стоимости одного бареля нефти в мире. Но за счёт значительно более резкой девальвации рубля, в сравнении с падением стоимости одного бареля нефти, русские экспортёры получают на продаже одного барреля нефти в рублёвом выражении на 9 процентов больше, чем до обвала стоимости одного бареля нефти!

Приводим всецело разговор, что состоялся между обозревателем «В окияне-море», трудившимся на совещании Межрегионального банковского совета, и первым помощником главы Центрального банка РФ Алексеем Симановским.

— Алексей Юрьевич, о сегодняшнего Межрегионального банковского совета осталось чувство, что Правительство и Центробанк дружно перекладывают денежные нюансы геополитических рисков на плечи населения. Выгодополучателей этого процесса глубокоуважаемый сотрудник Тосунян назвал — это экспортёры. А проигравших назвала Валентина Матвиенко.

Она заявила, что население уже готово бежать памперсы брать для личных потребностей. Сообщите, предполагается пролонгировать эту политику либо поменять в ней что-то?

— Ну, я не так воспринял и движение, и результаты дискуссии на совете. Имеется определённые предложения, связанные, так сообщить, с уточнением подходов, имеется, соответственно, контраргументы, в пользу сохранения тех либо иных подходов.

Желал бы обратить ваше внимание на то, что не было позиций ни у Алексея Владимировича, что воображал тут Министерство финансов (Алексей Моисеев, помощник главы МинФина РФ — прим. «В окияне-море»), ни у меня — как я сам это ощущаю — словно бы всё, что делается, это полностью верно. Мы постоянно находимся в поиске более оптимальных подходов. Люди, каковые ответственно подходят к собственному делу, ни при каких обстоятельствах на 100 процентов не довольны тем, что и как они делают. Так что идёт обычный диалог, поиск оптимальных дорог.

-Плавающий курс рубля будет введён?

-Плавающий курс у нас на сегодня уже, фактически, имеется. И я-то исхожу из того, что это плюс, а не минус, потому, что это даёт более настоящую возможность регулятору, Центральному банку, заниматься темой инфляции и, именно, сокращение темпов инфляции даёт основания чтобы и курс рубля был более устойчивым. Я имею в виду, что сем ниже инфляция, тем больше шансов для роста поизводства, а в том месте где экономический рост, в том месте более стабильная валюта.

— Но настоящие зарплаты упали раза в полтора…

— Настоящие зарплаты вы почему-то оцениваете по доллару…

— Нет, по стоимостям, только. Каковые связаны с курсом американского доллара.

— Я об этом ровно и сказал. Что такое инфляция — это динамика повышения цен.

То, что Центробанк борется с инфляцией — это именно в целях того, дабы создать условия для более устойчивого рубля — в первую очередь, в стране, для внутреннего оборота.

— Новое равновесие рубля, о котором говорится и на уровне Центрального банка, и на уровне Правительства — оно кем будет искаться — самим рублём?

— Оно будет искаться рынком.

— Другими словами — никаких границ?

— Формальных нет границ, но ещё раз: все действия Центробанка… и не только банка, Правительство кроме этого действует в рамках собственной компетенции, эти рамки более широкие, конечно, чем у Центробанка… — они направлены на то, дабы обеспечить более низкую инфляцию, более благоприятный инвестиционный климат, обеспечить, соответственно, экономический рост и, тем сам, обеспечить более высокое благосостояние.

— Национальный банк всё время показывает, что спекулянты роняют курс рубля. Но ничего не делает чтобы сократить их активность. Из-за чего?

— Нет, именно ограничивает их!..

— Как именно?

— Теми мерами, каковые находятся в распоряжении Центробанка, начиная от ставок и заканчивая поиском этих спекулянтов и работой с этими спекулянтами.

Вот, таковой разговор.

На отечественный взор, неудержимая девальвация рубля в течении нескольких месяцев, падение темпов роста поизводства в Российской Федерации практически до нуля (эту цифру кроме этого привёл Гарегин Тосунян) не весьма согласуются с бодрыми словами первого зампреда Центрального банка.

Владимир Именинников

Источник: publicsea.ru