Ставка 17%: почему она не сработает

Это не растерянность, не испуг а также не паника. Это уже самообладание самоубийцы: все решено. Ночью с понедельника на вторник Национальный банк повысил собственную главную ставку по кредитам для банков до 17% — сходу на 6,5 пункта.

За год это увеличение уже шестое, но в первый раз решение принято так неожиданно: не на плановом совете директоров, а вот так, среди ночи. Рискну высказать предположение, что ЦБ подождал несколько рабочих дней с увеличением ставки до 17% до окончания всей операции с кредитованием «Роснефти». Другого смысла тащить не было, но при ставке 17% компания не имела возможность занять на рынке 625 млрд рублей под 11-12%, цена заимствований была бы в полтора раза выше.

Семнадцать процентов вместо 10,5% — это очень большое количество для всех, не считая валютных спекулянтов. Ничего и никому ЦБ в этом случае растолковывать не стал, формально сославшись на инфляционные и девальвационные риски.

В итоге, для чего без финиша повторять то, чему никто больше не верит. Только что в четверг на пресс-конференции глава банка России Эльвира Набиуллина с уверенностью заявляла, что рубль будет расти. И вот в понедельник рубль в первый раз за последнее десятилетие упал сходу на двузначную величину — на 10,8% (с учетом вечерней сессии). Наряду с этим ЦБ выдал валютных РЕПО банкам на $6,3 млрд и, возможно, реализовал на рынке еще $1,5-2,5 млрд, разом облегчив собственные карманы на $8-9 млрд, но так и не удержав рубль.

Это был воистину «тёмный понедельник» Центрального банка. Фиаско всей его политики.

В чем логика?

Увеличение ставки, разумеется, не имеет возможности сдержать падение рубля, как не смогло это сделать прошлые пять раз в текущем году. В шестой раз на эти грабли наступать было не обязательно.

Неточность ЦБ содержится в том, что увеличение ставки создаст недостаток рублевой ликвидности лишь на весьма маленькое время — время роста рыночной ставки с 11,83% (ставка однодневного Моспрайма в понедельник) до нового уровня 17-18%. Адаптация случится за несколько дней. Позже начнется все сперва: ЦБ предоставляет наибольшим банкам ликвидность по новой ставке, дабы на рынке она не росла еще выше 18% (главная + 1 п.п.).

В этом и имеется всякий смысл центробанковского таргетирования инфляции посредством процентной политики. А эта ликвидность выбрасывается банками на валютный рынок и приводит к новому витку падения курса рубля. В случае если за сутки на валютных опционах возможно получить до 70% в сутки (как раз так выросли кое-какие валютные опционы в понедельник), то, будь главная ставка хоть 50%, хоть 100%, это не имеет значения. Кроме того валюту и пересидеть в ней, что даст 30% в месяц, и это намного выше стоимости заемных у Центрального банка рублей. Никакой рост ставки не устранит диспаритет доходностей.

ЦБ так же, как и прежде делает вид, что во всем виноваты экспортеры, придерживающие валюту, и импортеры, закупающие ее впрок, и легко спекулянты, играющие на курсе. Он желает создать недостаток рублей, дабы компании были вынуждены реализовывать валюту, по причине того, что им необходимы рубли. Но неприятность совсем не в этом.

Пора бы уже осознать, что падение рубля — не игра спекулянтов а также не заговор западных инвестфондов. Это объективный процесс, вызванный падением мировых стоимости одного бареля нефти, западными санкциями, каковые перекрыли возможность рефинансирования огромных валютных долгов русского частного сектора, и следствие стагнации в экономике.

Кроме того если бы главная ставка была 50%, валюта была бы нужна русским компаниям, дабы отдавать долги и платить проценты. И забрать ее больше неоткуда — лишь у собственного ЦБ. Запад больше не дает, а Восток — дело узкое, и с разбегу он также не дает. А у ЦБ громадный валютный резерв.

Регулятор не имеет возможности прекратить падение рубля методом количественных ограничений в выдаче кредитов банкам, по причине того, что при долгом применении это приведет к волне банковских провалов из-за кризиса ликвидности.

Исходя из этого ЦБ решил пойти более «мягким» методом — методом сокращения банковской прибыли. Он мягче лишь вследствие того что продолжительнее. Это как резать собаке хвост по частям, по причине того, что собачку жалко.

Удар по банковской прибыли приведет к проблемам банков.

А увеличение ставки — к резкому сокращению предприятий и кредитования населения. Это ограничит потребительский спрос и ухудшит положение настоящего сектора. ЦБ в борьбе за курс рубля спровоцирует сильный экономический спад.

Пора фиксировать

Единственное разумное, что имел возможность бы сделать в данной обстановке ЦБ, — это перейти от плавающего курса к псевдофиксированному.

Заявить его с запасом на уровне 70-90 рублей за американский доллар. И предоставлять всем желающим любое количество валюты по этому курсу. И все, никакой паники, никаких спекулянтов на рубле, никаких скачков курса.

Все излишне накопившие валюту с наслаждением ее начнут реализовывать и фиксировать прибыль. Тромбы валютного рынка рассосутся сами собой. А ЦБ будет держать псевдофиксированный курс сперва продажами, а позже и приобретением валюты. Девальвация рубля будет закончена.

Не смотря на то, что, само собой разумеется, останется неприятность вероятного трансформации уровня курса, но до ее решения будет еще год в первых рядах. Кто знает, может, со второй попытки и окажется переход к свободному курсу рубля? Первая уже разумеется провалилась.

Но беда в том, что ЦБ никак не имеет возможности допустить реалистичного падения рубля. Так как это удар по наибольшим русским госпредприятиям, каковые все очень сильно закредитованы.

Да, они как экспортеры возьмут от ослабления рубля собственную пользу, но на данный момент у них вторая неприятность — где забрать валюту для возврата внешних долгов? Им приходится вытягивать из себя рублевые доходы, дабы обменять их на валюту, которую необходимо дать кредиторам. А вот тут падение курса им весьма невыгодно.

ЦБ на данный момент, по сути, обслуживает интересы отечественных наибольших госкомпаний. Кроме того в 2008 году все было чище — особым законом был создан Стабфонд для русских компаний $50 млрд (кстати, он был использован всего на 1/5).

Это хотя бы снаружи смотрелось публично. А на данный момент наибольший личный облигационный заем в истории страны размещается тайно и мгновенно.

Но, в тайне остаются лишь подробности, но все около знают, что за операцию только что у всех на глазах ЦБ проделал с облигациями «Роснефти». Практически он профинансировал государственную компанию на 625 млрд рублей.

Каковые, вероятнее, и обрушили рынок в понедельник, не обращая внимания на заявления самой государственной компании. «Роснефти» остро нужна была валюта для расплаты с кредиторами за приобретение ТНК-ВР. Ей эти рублевые поступления покинуть подобную сумму экспортной выручки в валюте, так что брать валюту совсем не обязательно. Но это лишь полпроблемы: пул госбанков заплатил за облигации «Роснефти», тут же заложил эти облигации в ЦБ, весьма кстати был очередной РЕПО на 700 млрд рублей (к нему, наверное, и подгадывали).

И часть этих денег банки кинули на валютный рынок (дневной оборот в понедельник был экстремально высок — практически 450 млрд рублей).

Так что операция с облигациями «Роснефти» ударила по рублю два раза — сокращением предложения валюты одним из экспортеров и повышением рублевого спроса на нее пулом госбанков. Данный удар валютный рынок не смог вынести и обвалился. Дабы его не допустить, стоило отказаться от данной операции, затеянной в пользу одной компании.

Чем посильнее ЦБ держит рубль, тем посильнее он падает. Вот и приходится резать собачке хвост по частям, уже кроме того не изображая слезы на лице. Не до того.

Нужно будет, и саму собачку зарежем во имя неких высших целей, про каковые публике, кстати, скажут последней.

Алексей Михайлов

Источник: slon.ru