Станет ли нефть дороже?

В переговорах по нефти в Дохе принимали участие представители 18-ти государств.

– Переговоры о замораживании количеств нефтедобычи, завершившиеся в прошлый уик-энд в Дохе, благополучно провалились. Как и следовало ожидать. Особенно с учётом стабильно нехороших Саудовской Аравии и отношений Ирана, каковые недавно чуть не вылились в что-то подобное «гибридной войне». Иран, по окончании затяжных переговоров, по большому счету не стал направлять собственного представителя в Доху, причём сопроводил собственный отказ заявлением министра нефти Биджана Зангане, что Исламская республика не планирует подписывать соглашение по заморозке добычи.

За этим в полной мере логично изменилась позиция Саудовской Аравии, которая отказалась от одобрения сделки без участия Ирана. Многие наблюдатели поспешили затем с прогнозами по поводу будущего обвала нефтяных стоимостей, но пока ничего аналогичного не отмечается. В Российской Федерации с некоторых пор за стоимостями на нефть многие следят чуть ли не внимательнее, чем за курсом американского доллара, не смотря на то, что они связаны между собой покрепче, чем с отечественной национальной валютой, больше склонной к перманентным девальвациям.

Ожидать от Ирана чего-либо другого вместо попытки вернуть собственные позиции на рынке, каковые были до санкций, вряд ли стоило. В том месте добыча нефти увеличивается, не смотря на то, что уступает русском либо саудовской более чем вдесятеро, а собственной же досанкционной – практически в три раза. Но все же не следует беспокоиться того, что иранская нефть вправду способна очень сильно поменять конъюнктуру рынка. Иран практически только понемногу закрывает те ниши, каковые освобождаются в следствии сокращения темпов добычи в ряде «малых» добывающих государств (той же Сирии либо Ливии) и серии банкротств сланцевых компаний в Соединенных Штатах.

Информация о последних, кстати, не так уж и шепетильно прячется.

Как-то торговаться с Россией, не входящей в ОПЕК, также по сути было безтолку – для нас количества добычи традиционно жёстко ограничены природными и техническими факторами. Но и в отношениях с отечественной страной у ОПЕК имеется скрытый козырь — Российская Федерация уже на данный момент фактически исчерпала возможности наращивать количества добычи. Дальше необходимы огромные инвестиции на разведку и новые технологии, а для инвестиций нужен совсем другой уровень стоимостей.

Итак, ОПЕК, уже не первый год реально воображающий собой не более, чем «клуб по заинтересованностям», снова расписался в собственном бессилии.

И пускай на этот конкретный момент это и не так страшно, и практически всем добывающих государств в действительности не так очень сильно требуется ценовая отметка выше 100 долларов за баррель, ответственнее второе – дабы рынок не трясло так очень сильно, как в последние месяцы. В любом случае нужно будет искать какие-то иные – более действенные формы сотрудничества.

Еще прошедшей в осеннюю пору (в статье – «Из-за чего ОПЕК России не указ?» от 14.09.2015) мы отмечали, что организация государств экспортеров нефти переживает системный кризис, расколовшись на отдельные группировки, где не выполняются кроме того взятые на себя обязательства.

Снятие санкций с Ирана, входящего в ОПЕК, обстановку к лучшему не поменяло, а только усугубило. В самой организации признают, что как действенный картель, ОПЕК не срабатывает. Послание из Тегерана вторым государствам, а также России, что «им направляться принять условия возвращения Ирана на рынок нефти», в ОПЕК предпочли по большому счету не принимать к сведенью.

И это при том, что в самом Иране осознавали, что в случае если страна сохранит добычу нефти на уровне февраля, она не извлечет никакой пользы в связи с отменой санкций.

Результат ценового торга в Дохе известен, и самое, пожалуй, неприятное, что он был не просто предсказуем, а совершенно верно предсказан полностью всеми. И сейчас, думается, остаётся лишь соглашаться с выводами агентства Bloomberg: «Громадная сделка, которая обсуждалась в феврале как первое скоординированное воздействие между государствами ОПЕК и вторыми нефтедобывающими государствами за 15 лет, пала жертвой напряженности между Саудовской Аравией и ее главным региональным соперником Ираном». И напомнить заодно слова главного нефтяного аналитика компании Energy Aspects ЛТД., согласно точки зрения которого   нефтяная политика Эр-Рияда стала «только политизированной».

на данный момент новостные ленты пребывают в удивлении – а отчего же стоимость одного бареля нефти по окончании Дохи так и не упала?

Снизилась мало и всё. Отечественные коллеги бодро пишут про забастовку рабочих с нефтепромыслов в Кувейте, но это не смотрится без шуток. По всей видимости, дело однако в том, что нефть покупается, как принято сказать у биржевиков, «против новостей» только стратегическими игроками.

А это — те же, кто еще в феврале выкупали нефть «против» данных по рекордным приростам запасов. В то время, когда стоимость одного бареля нефти легко обязана была падать и дальше, но почему-то стала расти.

Но всё это не означает, что уже не столь недорогую нефть будут раскупать, как тёплые пирожки и дальше. Более возможным выглядит сценарий от всё того же Bloomberg — клиенты заберут непродолжительную паузу, и рынку разрешат слегка «отползти». Нефть уйдёт мало ниже 40 долларов за баррель, но до 35, а также до 37 долларов может и вовсе не опуститься.

В итоге, и по окончании эпохального совещания ОПЕК в Дохе, с нефтью всё будет синхронно доллару – как тот вырастет, так она и опустится.

Напоследок нельзя не подчернуть, что при пара другой, не таковой сырьевой модели экономики, которая сложилась в пореформенной России, стоимость бареля нефти имели возможность бы быть нам столь же равнодушны, как и курс американского доллара. Получая, в первую очередь, на внутреннем обороте, возможно было бы, при жажде стабильными цены на горючее, напрямую завязанные на нефть.

Причём именно на том уровне, что способен обеспечить не только нефтепереработки и нормальное развитие нефтедобычи, но и дать большие средства на разведку недр. И уж тем более – разрешить вести такую политику ценообразования в топливной сфере, которая будет снабжать конкурентные преимущества как раз отечественному производителю. Очевидно, прежде всего – на внутреннем русском рынке.

Но наряду с этим и тем, кто ориентирован на экспорт, не через чур мешать.

Источник: www.stoletie.ru