Сломанная игла. Что будет с Россией, когда закончится нефть

Уже не так долго осталось ждать в Российской Федерации иссякнет нефть, а падение добычи начнется в первой половине 20-ых годов XXI века. С таким предупреждением выступил министр природных экологии и ресурсов Сергей Донской. «Лента.ру» разбиралась в том, как русский экономика отреагирует на разрушение фундамента из нефти.

Холодная осень 44-го

Глава Минприроды назвал пара любопытных цифр.

Во-первых, он оценил количество запасов нефти в Российской Федерации в 29 миллиардов тысячь киллограм (более 200 миллиардов баррелей). «Это те, каковые теоретически возможно извлечь из недр», — выделил государственный служащий. В 2015 году в стране добыли приблизительно 505 миллионов тысячь киллограм. С таким уровнем производства получается, что запасов хватит на 57 лет — до 2073 года.

Но вторая оценка, приведенная Донским, куда более пессимистична: «Количество доказанных запасов (о которых нам совершенно верно известно, где и какое количество их, как извлекать), по оценкам специалистов, в два раза меньше, около 14 миллиардов тысячь киллограм». Это лишь на 28 лет.

Другими словами к 2044 году нефть может попросту иссякнуть.

Вторая неприятность содержится в том, что в общем количестве запасов растет часть трудноизвлекаемой нефти. По словам министра, ее выкачка требует развития разработок и важных денежных вливаний. «Без новых открытий добыча классических запасов начнет понижаться уже с 2020 года», — предсказал Сергей Донской.

Шоковая терапия

Падение добычи нефти, как и падение ее цены, — это утрата денег компаниями и государством. Инвестиционная привлекательность отрасли в целом понижается, денежные потоки идут в другом направлении, а структура ВВП изменяется. Исходя из этого и обвал котировок, и истощение запасов — это еще и настоящие шансы сломать нефтяную иглу. «Голландская заболевание» лечится двумя методами.

Или сознательной политикой страны, пускающего сырьевые деньги на развитие сторонних отраслей (обрабатывающей индустрии, сельского хозяйства, сферы одолжений; так, фактически, и поступили в Нидерландах). Или шоковой терапией.

Фото: Сергей Карпухин / Рейтерс

К шоковой терапии прибегают, в то время, когда государство сталкивается с ресурсным кризисом (в нашем случае — дешевеющая нефть, сокращение темпов добычи, уменьшение запасов). Экономике в любом случае приходится приспособиться к новым условиям, но происходит это с драматическим падением уровня судьбы населения. хороший пример — Венесуэла. Правительство Боливарианской Республики не проводило осознанную политику развития несырьевых отраслей, и сейчас население пожинает неприятные плоды: инфляцию в 720 процентов (прогноз МВФ на 2016 год), обвал национальной валюты (по оценке The Economist, отличие между официальным его стоимостью и курсом боливара на тёмном рынке достигала в определенные моменты 10 000 процентов), недостаток продуктов питания (из-за неприятностей в сельском хозяйстве).

Глава правительства России Медведев не напрасно радовался дешевеющей нефти. «Вот эти трудности, с которыми мы на данный момент столкнулись, если бы их не было, то их нужно было бы, возможно, придумать», — сказал он, подчеркивая, что Российская Федерация обязана воспользоваться моментом и поменять структуру экономики.

Слова Сергея Донского об истощении запасов нефти — хороший предлог в очередной раз задуматься о так называемых структурных реформах, без которых, по мрачному прогнозу Министерства финансов, Россию ожидает 15 лет застоя. Сущность преобразований — диверсификация экономики. Звучит — с трудом.

Нефтяное изобилие

Специалисты, опрошенные «Лентой.ру», призывают не драматизировать обстановку. современные технологии и Геологоразведка разрешат добывать нефть еще долго. Иначе, Российская Федерация может столкнуться с сокращением производства в течение ближайших нескольких лет, что приведет к утрата рынков.

Аналитик по нефтегазовой отрасли Райффайзенбанка Андрей Полищук в беседе с «Лентой.ру» признал реалистичной оценку Минприроды. «Но учитывайте, что речь заходит о доказанных запасах.

Это не означает, что нефть кончится через 28 лет», — говорит он. Аналитик уверен, что у русских компаний имеется и технологии, и деньги на разработку трудноизвлекаемых запасов. Однако количество добычи таковой нефти будет маленьким, потому, что корпорации продолжат извлекать классические запасы. Согласно точки зрения Полищука, главный риск для России содержится в понижении добычи. «Добыча в мире, вероятнее, не упадет. Соответственно, мы будем терять долю на рынке нефти», — вычисляет он.

Фото: Сергей Карпухин / Рейтерс

«Трактовать нужно бережно: то, что доказанных запасов хватит на 28 лет, не означает, что в Российской Федерации к этому времени совсем закончится нефть», — говорит глава Управления по стратегическим изучениям в энергетике Аналитического центра при правительстве России Александр Курдин. Доказанные запасы падают в следствии добычи, но растут за счет геологоразведки, напоминает он. Специалист поведал «Ленте.ру», что русские нефтяники владеют нужными разработками: горизонтального бурения, гидроразрыва пласта, работы на шельфе — для разработки трудноизвлекаемых запасов. «Технологии имеется, а также благодаря сотрудничеству с чужестранцами», — констатирует он.

Ну а наличие средств на такие проекты зависит от стоимости одного бареля нефти.

Александр Курдин кроме этого отмечает, что падение уровня добычи в Российской Федерации прогнозируется не первый год, но до сих пор наблюдался лишь рост. Вправду, по последним данным Центрального диспетчерского управления (ЦДУ) ТЭК, в феврале Российская Федерация увеличила производство нефти на 5,3 процента если сравнивать с теми-же месяцами в прошедшем году. Всего за месяц было добыто 43,1 миллиона тысячь киллограм. «И все же непременно понижение начнется — в полной мере возможно, что это будет 2020 год. Но обстановка на стороне спроса кроме этого изменится.

В Европе понижается спрос на нефтепродукты, и так много нефти, как на данный момент, региону не потребуется. Уменьшается спрос и в Японии. Так что позиции России в том месте смогут сохраниться», — прогнозирует эксперт. В развивающихся государствах обстановка другая — спрос на нефть в том месте будет расти (особенно на китайском рынке), и ограничения России по запасам и по цене их разработки помешают «максимизировать рыночную нишу».

«Успех адаптации России зависит от того, как действенно уже на данный момент природный капитал конвертируется в человеческий», — заключил Александр Курдин.

Источник: lenta.ru