Скандинавский социализм: за что его ненавидят либералы

Полноценное финансирование образования содействует удачам национальных экономик

Берни Сандерс в собственной избирательной кампании всё чаще говорит, что Америке нужен другой тип национального устройства — скандинавский социализм. Он приводит бессчётные аргументы, но в ответ слышит твёрдую отповедь Клинтон: «Мы — не Дания». Симптоматично, что претендент на пост президента не устает утверждать, что именно США задают вектор развития для многих государств. Другими словами, сама идея о социализме, скандинавском, советском либо каком еще, противоречит сущности американского образа судьбы, в котором свобода предпринимательства есть «священной коровой».

С Клинтон соглашается фактически целый бомонд Америки, без финиша повторяя мантру «деньги зарабатывают деньги», а все другое — вторично. «Сандерс и его приверженцы похожи на детей, хороших, но безнадежно наивных, совершенно верно так, как и европейские северяне», — вечно повторяется в информационном мейнстриме нынешней избирательной гонки.

И все-таки мысль социалиста Берни захватила многих американцев. «Я все время слышу подобного рода комментарии от американцев — на коктейльных вечеринках, в политических дискуссиях, на встречах в ратуше, и в соцсетях, — пишет на страницах издания The Atlantic американец финского происхождения Фелан М. Ебехеск. — Мне говорят, что скандинавские государства такие, по причине того, что мелкие и однородные по этносу. В них „правительство есть няней“, а граждане, по сути, составляют одну громадную семью.

Из-за чего бы тогда не оказать помощь своим хорошим, но бедным родственникам».

По его точке зрения, американцы ни при каких обстоятельствах не испытывают подобного родства с соотечественниками, разве что в голливудских фильмах. Следовательно, для них приносить в жертву собственные интересы для вторых людей — противоестественно и ненормально. Как следствие, львиная часть общества США отвергает любое увеличение налогов в пользу социальной сферы, но с наслаждением пользуется ими, в то время, когда они выплачиваются из национальных средств. «Социализм это глупый альтруизм и фэнтези», — с ухмылкой всезнающей феи заявляет Клинтон.

Но неужто скандинавы являются неисправимыми фантазерами? В случае если посмотреть на подоходный налог, то при подобной заработной ставка, на пример, в Финляндии не намного выше, чем в США. Тот же Фелан М. Ебехеск говорит, что он за одну и ту же работу, которую он делал у себя на отчизне и которую в настоящее время делает в Нью-Йорке, он платит в налоговые органы США фактически ту же сумму, что и перечислял в казну Суоми.

В обеих государствах действует прогрессивная шкала налогообложения физических лиц, и отличие чувствуется лишь при маленьких либо высоких доходах.

Но скандинавы имеют несоизмеримо более высокие налоговые ставки на респектабельное потребление. В случае если для США суммарные подати на услуги и эти товары оцениваются в 4,35% ВВП, то в Финляндии они достигают 14,43% ВВП, а в Дании — 15,17% ВВП.

«Американцы не знают, что эти деньги идут на качественные услуги для граждан, исходя из этого жизнь делается надёжнее», — отмечает Фелан М. Ебехеск. Высокая социальная защищенность содействует понижению градуса агрессивности, и, как следствие, сокращает принуждение в семье и на улице. Вот, на пример, финские дамы имеют практически год послеродового отпуска и приобретают от страны пособия, равные доходам, каковые были у них до появления детей.

Кроме этого, мамы смогут еще два года заботиться за собственными малышами, живя на дотации, размером до двух трети последних заработных платов. Здравоохранение наибольшего уровня также есть дешёвым для всех европейских северян, независимо от их банковского счета. Ученики Суоми покупают одно из лучших образований в мире, а также будут безвозмездно получать образование колледжах и в аспирантуре.

В случае если забрать результаты PISA (Programme for International Student Assessment — интернациональной программы, которая оценивает уровень подготовки 15-летних учеников из самых различных государств), то финские парни c момента публикаций первых результатов PISA показывают стабильно высокие результаты и находятся на верхних строках сравнительной таблицы. Их суммарный итог по математике, науке и чтению в 2015 году составил 1588 балов.

Для сравнения: американские и русские дети продемонстрировали 1476 и 1444 балов соответственно.

Финская история образовательного успеха неразрывно связано со становлением так именуемого «скандинавского социализма», а не с изюминками менталитета, как утверждают американские ниспровергатели и местные националисты «экономического равенства». на данный момент в школах Хельсинки обучается большое число детей из семей иммигрантов, и они также участвуют в программе PISA. Но их знания отрицательно не сказываются на неспециализированном уровне образования.

Всё дело в учебной совокупности, в опытных преподавателях и, само собой разумеется, в хорошем финансировании.

Тут принципиально важно подчернуть, что социалистические реформы в Суоми начались в начале 1990-х годов, в то время, когда развалился СССР и в США произошёл очередной кризис финсектора в результате неэффективной банковской деятельности Уолл-Стрит. Тогда в Финляндии безработица приблизилась к отметке 20%; ВВП (ВВП) упал на 13%, а госдолг превысил 60% ВВП. Официальный Хельсинки создал национальную политику в области конкурентоспособности и качественного образования, а кроме этого сосредоточил ресурсы для помощи инноваций в телекоммуникационной отрасли.

В итоге загорелась звезда Nokia. К 2003 году число научных сотрудников в данной скандинавской стране утроилось по сравнению 1991 годом. Вряд ли это произошло, в случае если бы сократились отчисления на школы, как на том настаивали «бетонные либералы».

«Американцы упрекают нордические социалистические страны за то, что они давят предпринимательство, — рассуждает Фелан М. Ебехеск, — дескать, в северных государствах не показал себя шведский иди датский Стив Джобс, и не появился собственный легендарный „General Motors“. Другими словами, заокеанские предприниматели, ученые, другие новаторы поменяли мир, а скандинавские, наоборот, не желали рисковать и настойчиво трудиться». То имеется, северяне паразитировали на достижениях США, как, но, и целый второй мир.

Клинтон сказала эти слова, споря с Сандерсом. «…Я пологаю, что сенатор Сандерс утверждает то, что, непременно, имеет суть в терминах неравенства, которое у нас имеется, — сообщил Хиллари 16 марта, — Но мы не в Дании.

Я обожаю Данию. Но мы — США!».

В это же время, большой уровень судьбы скандинавских социалистических стран достигнут, в первую очередь, за счет инновационного предпринимательства, которое было бы нереально без социальной защиты и качественного образования. Демократка Клинтон, по всей видимости, не очень подкована в интернациональном бизнесе, в противном случае бы отыскала в памяти шведские компании мирового уровня IKEA, H&М, Spotify, и Volvo Group, датские гиганты — LEGO, Carlsberg, Novo Nordisk, а кроме этого финские Nokia, Supercell и Rovio Entertainment.

Кстати, Linux — ядро ведущей в мире ОС, изначально было создано финном Линусом Торвальдсом, а датчанин Янус Фриис и швед Николас Зеншторм находились у истоков Skype.

Обстоятельство популярности североевропейского социализма кроется в цивилизованном подходе ко каждому участникам общества. Как результат, каждые предпринимательские и инновационные инициативы рассматриваются не формально, как у нас в Сколково, а подробно и заинтересованно. Отказ неизменно шепетильно аргументирован, в то время как в России венчурные фонды оставляют за собой право по большому счету не отвечать на заявки — «дескать, большое количество тут вас, умников».

Так, вопреки американскому подходу к капиталистическим экономикам, северные государства доказали, что свобода предпринимательства трудится лучше, в то время, когда сопровождается умной и универсальной социальной политикой. Ненавидят же «скандинавский социализм» либералы всех мастей лишь вследствие того что не приемлют экономическое равенство и юридическую справедливость.

Источник: svpressa.ru