Шведы хотят свалить на Россию ответственность за свои комплексы

Обвинения шведской контрразведки, в соответствии с которым Российская Федерация ведет против королевства «психотерапевтическую войну», разъясняются кроме того не паранойей, а тем, что ухудшение интернациональной обстановки вынуждает сытых шведов «выйти из спячки», чего им делать не хочется. Остается назначить виновного, и это – Российская Федерация. Что ж, при здравом размышлении нам в самом деле возможно забрать вину на себя.

Полиция безопасности государства Швеции (СЭПО) подготовила доклад, которое показывает, что Российская Федерация якобы ведет против королевства «психотерапевтическую войну» для манипулирования публичным мнением и влияния на принятие политических ответов.

Наряду с этим инструментом Москвы в Стокгольме именуют агентство Sputnik и канал RT. «Мы видим, что по окончании конфликта на Украине Российская Федерация расширила собственные способы влияния на другие страны. Российская Федерация сама говорит о нелинейном ведении войны. Мы вычисляем это хорошим термином.

Так как это относится не только военных средств, но и экономических, политических, дипломатических либо связанных с информацией средств», – сообщил один из авторов доклада аналитик СЭПО Вильхельм Унге.

Под «нелинейной войной» Унге, по всей видимости, имел в виду гибридную, но о ней говорит не Российская Федерация. Этот термин придуман в недрах НАТО. Авторство до конца не выяснено, но все претенденты на это почетное звание или старшие офицеры американской армии (Билл Неметт, Джон МакКуэн), или политологи-аналитики (Дэвид Килкаллен).

И именуют происходящее «гибридной войной» только на Западе, уже оттуда термин прилетел в Скандинавию и Россию, где его переиначили на местный лад.

Но главная неприятность в этом случае в том, что доклад СЭПО – контрразведки и шведской разведки – является набором банальностей, каковые сможет сформулировать любой продвинутый школьник. Для этого не обязательно приобретать королевскую заработную плат либо быть аналитиком, допущенным к данным «для служебного пользования».

В этом смысле особенно завлекает внимание утверждение, что «Российская Федерация желала бы оказать влияние» (на публичное вывод Швеции) в рамках дискуссии о присоединении Стокгольма к НАТО и для «создания разногласий в ЕС, что имело возможность бы привести к скорейшему ответу по снятию санкций». на данный момент паранойя того же типа накрыла и Нидерланды, референдум в которых по вопросу ассоциации с Украиной может совсем уничтожить надежды последней на интеграцию в ЕС. Не смотря на то, что структуры и официальные лица ЕС уже много раз подчеркивали, что Украина в ближайшие 20 лет не возьмёт в ЕС никакого официального статуса, референдум в Нидерландах специально употребляется для привлечения внимания к «деятельности русских разведслужб». По всей видимости, в случае если голландцы проголосуют «против» (что предсказуемо), СВР имеет моральное право записать это в собственный актив, не смотря на то, что к данной «спецоперации» она и не причастна, поскольку никакой «спецоперации» нет.

То же касается и «быстро возросших угроз» от разведки. «По оценкам полиции безопасности, например, около трети русских дипломатов в Швеции трудятся под должностным прикрытием.

Так смотрелось это в 2015 году, и без того смотрелось в течение многих лет», – сообщено в документе СЭПО. И что с того? Нормально ли, что начиная с 1991 года чуть ли не добрая половина списочного состава шведского консульства в Москве была деятельно вовлечена в события на Кавказе? Москва же не протестовала, не сказала о тотальном вовлечении Трех корон в дела, отстоящие от них на три тысячи километров.

По большому счету, представления о работе русском разведки в Швеции остались прежними со времен холодной войны, причем конкретного ее периода – периода бурного роста антивоенного и антинатовского перемещения.

За массовыми демонстрациями населения против размещения атомного оружия в самых различных государствах НАТО (но особенно в Англии) европейцам постоянно виделась «рука Москвы». Наряду с этим работа ПГУ КГБ в то время именно пребывала на пике опытного спада. Обычным явлением стала, к примеру, фальсификация отчетов об агентурной деятельности: случайная встреча с тем либо иным деятелем (политиком, депутатом, журналистом, политологом либо представителем студенческого перемещения) на бумаге преобразовывалась в «контакт с агентом». Человеку, что «ни сном, ни духом», назначали своевременный псевдоним, а сообщения в Центр преобразовывались в бодрую реляцию типа «агент «Бобр» в доверительной беседе объявил, что готов поддержать миролюбивую политику СССР и генсека Брежнева лично, потому, что выступает против агрессивных замыслов американского милитаризма». «Агент «Бобр» (в миру – бородатый доктор наук Уппсальского университета, эксперт по финно-угорской филологии в свитере с оленями, всю жизнь составлявший словарь уральского праязыка) вправду полагал, что ядерная война – это не хорошо.

О чем и заявил. А сотрудник резидентуры приобретал «зачет» и, быть может, кроме того звёздочку за приобретение полезного агента влияния. В случае если затем доктор наук в оленьем свитере еще и отмечался на студенческой забастовке с самодельным плакатом «Янки гоу хоум», это была уже полноценная победа.

Демонстрации молодежи в той же Британии конкретно связывали с деятельностью советской разведки и частенько попадали наугад. У ПГУ КГБ просто не было кадрового ресурса для полноценного внедрения в среду радикальной молодежи, хиппи и экологов. Скорее, этим занималось «Штази», но и в том месте имели место приписки. Потом стало известно, что последовательность двойных агентов и перебежчиков снабжали западные контрразведывательные работы массой неотфильтрованных документов, среди которых был и массив таких вот липовых донесений.

Задача предателя по большому счету состоит не в добыче каких-то особых документов, а в регулярном снабжении новых хозяев большим числом бумаг, из которых аналитики контрразведки сами вычленяли серьёзное. Но произошла аберрация сознания, и фальсификации стали воспринимать как действительность.

Та же история и в Швеции, кроме того не обращая внимания на то, что королевство не входит в Североатлантическом альянсе. Пара громких шпионских скандалов создали около СЭПО воздух нетерпимости, ее обвиняли в непрофессионализме, а она в ответ огрызалась и учреждала спецотделы, каковые пробовали трудиться на территории некогда советской Прибалтики. Сейчас любое проявление инакомыслия воспринимается в Швеции как что-то «агентурное», а сказки о «тотальном проникновении русских агентов во все сферы судьбы» стали нормой публичного сознания.

Для Стокгольма – и это не всегда заметно со стороны – в принципе характерна психология «осажденной крепости». Шведы уже подзабыли, в то время, когда они в последний раз вести войну, и считают, что нахождение в нейтральном статусе на отшибе Европы изолирует их от общемировых процессов так, что вооруженные конфликты их вовек не коснутся. По окончании 1991 года потомки викингов расслабились совсем, и ухудшение обстановки в мире застало публичное вывод неожиданно. Тогда и начались беседы о перевооружении армии, снова стали искать российские подлодки в шхерах (нашли, но лишь времен Первой Мировой), а разведывательная совокупность начала заявлять о себе при первом эргономичном случае.

Шведское общество весьма инертно. Да, в быту шведов именуют «итальянцами Скандинавии», но это сильное преувеличение, предлог для которого дает своеобразный норвежско-датский фон. Раскачать публичное вывод может эпидемия правонарушений со стороны мигрантов, что уже практически произошло, но никак не работа русского канала либо сайта. Устойчивая позиция в том месте – «отечественная хата с севера». В 2010 году королевство совсем отказалось от комплекта в армию по призыву, по окончании чего военная и разведывательная составляющие страны превратились в чистую декорацию (дескать, должны же быть у большой свободной страны такие университеты).

Неспециализированная дестабилизация всемирный обстановки задела за живое, СЭПО начала подчёркивать собственную нужность. Под это дело разведке готовы были забыть обиду и застарелую неадекватность, включавшую странности поведения в Прибалтике, и без того именуемую «антикоммунистическую работу». Сотрудничество СЭПО с профашистскими элементами и вовлечение их в деятельность против СССР в самом деле в далеком прошлом позабыты. Как и истории с торговлей оружием на третьих рынках, и до сих пор толком не расследованное убийство Улофа Пальмё, южноафриканский след в котором был размыт именно сотрудниками СЭПО.

Швеция была не готова к тем вызовам, что обнаружились сейчас. Вовлечение страны в интернациональную проблематику машинально угрожает шведам трансформацией размеренного образа судьбы. Потому кроме того дискуссия о вступлении в Североатлантическом альянсе воспринимается как что-то искусственно привнесенное. Так оно и имеется, лишь сказать нужно не о «русском влиянии», а, скорее, об англосаксонском.

До прошлого года нейтралитет Стокгольма по большому счету не был предметом дискуссии, но Лондон и Вашингтон поспособствовали тому, дабы стал. Лишь вот «агитационная информация из Москвы» не имеет возможности «решить финал дискуссии в пользу России». Шведы и прежде не готовься «перейти на новый уровень», дав еще одну часть собственного суверенитета Брюсселю.

В целом создается чувство, что доклад СЭПО не более чем калька с подобных текстов, каковые сейчас валом повалили из самых разнообразных государств.

Само собой разумеется, Скандинавия имеет собственные ментальные и исторические изюминки, но это относится любого ветхого страны Европы. И раз уж российские СМИ стали значить для СЭПО что-то ответственное, то и пускай. Будем вычислять, что мы на верном пути. Прежде в Стокгольме был лишь один магазин советской книги, а сейчас имеется целый спутниковый канал, что нужно заказывать за отдельные деньги, и вот он-то уже практически подрубил базы шведской государственности.

Кроме этого имеется основания считать, что подобного рода доклады с привлечением аналитиков на данный момент отправятся чередой. Главные их позиции: Российская Федерация пробует вбить клин между участниками НАТО и ЕС, ищет выход из санкционного режима, оказывает значительное влияние на публичное вывод. Ок, уговорили.

Будем вычислять, что пробуем. Ну а чего вы желали? Дабы мы бамбук курили, пока вы по Кавказу разъезжаете?

Источник: vz.ru