Семь проблем антикризисного плана правительства

Опубликованный документ ни в коей мере не направлен на борьбу с кризисом

1) Спешка нужна при ловле блох.

Не осознаю, для чего необходимо было утверждать замысел, в котором каждый второй пункт требует затрат из бюджета, в случае если суммы этих затрат не выяснены ? Для чего необходимо утверждать замысел и потребовать от Министерства финансов, дабы через несколько дней он дал предложения по суммам затрат?

Дабы показать собственную решительность? Из-за чего от Министерства финансов «настойчиво попросили» предложения по расходам лишь на первый квартал? Что, затем кризис закончится? Либо утвержденные меры отправятся в корзину, а правительство сочинит новые?

2) Кто светло мыслит, тот светло излагает.

Из замысла совсем неясно — с каким кризисом борется правительство. Премьер Медведев заявил, что он прекрасно осознаёт три обстоятельства кризиса: структурные неприятности экономики, падение стоимости одного бареля нефти и внешнее давление, просматривай, экономические санкции Запада.

Несложнее всего с санкциями. Это плата, которую русский власть дала согласие платить (вернее, дала согласие взвалить ее на плечи населения) за собственные политические ответы по Украине и Крыму. Решения назад отыгрывать никто не планирует, значит, с санкциями нужно будет жить действительно и на долгое время. С стоимостями на нефть также ясно, они упали и поднять их власти России не смогут.

Придется ожидать, пока отрастут сами.

А вот с какими структурными проблемами экономики планирует бороться правительство — я так и не услышал. Правда в плане возможно отыскать такое превосходно направление работы как «помощь экспорта и импортозамещения по широкой номенклатуре несырьевых, а также высокотехнологичных, товаров», из чего возможно сделать вывод о том, что одной таковой структурной проблемой есть сырьевая ориентация экспорта, а второй — высокая часть импорта как в текущем потреблении, так и в инвестиционной деятельности.

Но лишь человек, что совсем ничего не осознаёт в экономике, может поверить в то, что найдется в Российской Федерации кто-то (вернее тысячи и сотни таких «кто-то»), кто за считанные месяцы наладит производство хотя бы половины товаров, каковые Российская Федерация импортирует, к тому же и тех, что возможно будет экспортировать. Ответ и той и второй задачи требует многих месяцев усердного труда и обычно сотен миллионов долларов инвестиций, которыми данный кто-то обязан рискнуть.

И тут мы подходим к самому главному.

3) А я бы повару иному …

Самой громадной внутренней проблемой экономики последней пары лет, не видеть которой правительство не имело возможности (тем более, что оно, по словам Медведева, уже год как подготавливалось к кризису) стало падение инвестиций. Темп роста инвестиций начал скоро замедляться в осеннюю пору 2011 года, сразу после объявления о ответе Владимира Владимировича Путина возвратиться в Кремль, в 2013-м рост инвестиций закончился, а в прошлом Росстат зафиксировал их спад на 5%. Инвестиции для экономики — как горючее для двигателя. Любой предприниматель прекрасно знает: простое функционирование бизнеса требует постоянных вложений.

То же самое и с экономикой. В среднем, в 2000-2012 гг. росту ВВП на 1 процентный пункт сопутствовал рост инвестиций практически на 2%.

Так вот, правительство в рамках собственных антикризисных дискуссий не постаралось ответить на вопрос: а из-за чего инвестиции падают?

Из-за чего российский капитал как ошпаренный бежит из страны, не смотря на то, что за ее пределами о той норме прибыли, которую он приобретает тут, и грезить не приходится? Для аналитиков и независимых экспертов ответ прекрасно и в далеком прошлом известен: незащищенность прав собственности, зависимость суда, отсутствие настоящей политической и экономической борьбе. Правительство в очередной раз сделало вид, что оно и слов таких не знает, и что достаточно обойтись «реализацией «дорожных карт» национальной предпринимательской инициативы, и комплексным совершенствованием контрольно-надзорной деятельности».

4) Скупой платит два раза.

Правительство, наверное, не осознаёт, как ускорившаяся инфляция воздействует на бюджетную сферу, и не планирует тратить дополнительные средства, сверх предусмотренных в бюджете.

Другими словами ни о какой компенсации бюджетным организациям (включая затраты на зарплату) на более большой фактический темп повышения цен речи не идет. Это указывает, что все федеральные бюджетники достаточно скоро почувствуют падение собственного уровня судьбы. А с учетом того, что инфляция в ближайшее время будет разгоняться (по моим расчетам, как минимум, до 15% к концу первых трех месяцев и с высокой степенью возможности до 17-18% к концу второго) никому это мало не покажется. И ни о какой компенсации на девальвацию рубля тем бюджетным организациям, у которых имеется сколь-либо значимая часть импортных товаров в текущем потреблении, либо кто планировал закупать импортное оборудование кроме этого не планируется. Более того большая часть бюджетных организаций уже определили о том, что затраты на их содержание в этом году будут сокращены под лозунгом «Необходимо финансировать Крым».

5) Хвост вытащишь, шнобель увязнет…

Нехитрая бюджетная комбинация, которую задумал и с блеском реализовал Министерство финансов — сократить на 10% бюджетные затраты (не считая оборонных и социальных) и за данный счет создать стабилизиционый фонд для финансирования еще никому не известных мероприятий, — свидетельствует не что иное как фактический пересмотр бюджета-2015. Причем пересмотра непубличного (хотя бы в тех минимальных пределах публичности, каковые предполагает работа отечественной Госдумы), неподконтрольного, данного полностью на откуп чиновничеству. В Российской Федерации таковой подход к ответу неприятностей в далеком прошлом стал называться «латание Тришкиного кафтана», и его эффективность прекрасно известна.

Наряду с этим растаскивание Фонда национального благосостояния длится. 550 млрд.рублей достанутся двум банкам-«любимчикам» правительства — ВТБ и ВЭБу, для которых получение бюджетных денег в различных формах и под различными соусами стало смыслом и формой существования.

6) Обещанного три года ожидают.

Значительная часть замысла (четверть по моим расчетам) это разные ответы власти по понижению фискального и бюрократического давления на бизнес. По большей части, на небольшой.

Главная часть их сформулирована достаточно конкретно, исходя из этого осознать, выполнены либо нет, будет легко. Тем более, что и срок выполнения по большей части установлен в пределах ближайших двух месяцев. Выполнят либо нет? Облегчится жизнь малого бизнеса либо нет?

Возьмёт ли он больше доступа к национальным закупкам? Поживем, заметим.

7) Седьмое и последнее. Ложка дегтя, которая портит бочку меда.

Весьма насторожил меня пункт 16-й, что звучит так (простите за долгое цитирование): «Предоставление Правительству РФ полномочий по установлению осуществления закупок и особенностей планирования импортного оборудования, работ, одолжений за границей, а также в рамках больших инвестиционных проектов, реализуемых акционерными обществами и государственными организациями, часть участия РФ в которых образовывает более 50%, или инвестиционных проектов, которым оказываются меры национальной помощи».

Не весьма осознаю, чего правительство желает взять в следствии, но прекрасно осознаю, что это никак не согласуется с Гражданским кодексом либо Законом об акционерных обществах, в которых правительство как орган управления акционерными обществами не упоминается. Возможно, это и имеется те структурные реформы, каковые в преамбуле замысла проходят под пунктом «радикальное увеличение качества совокупности эффективности работы и государственного управления больших компаний, контролируемых страной»? А закон, что обязан выйти из недр Министерства экономики уже 31 января возможно будет назвать: «О придании законодательных функций Госплану?»

Сергей Алексашенко

Источник: forbes.ru