Рублевый курс окончательно стал политическим

Национальный банк, что кто хочешь продолжительное время обвиняли в полной утрата контроля над валютным рынком, в понедельник ночь принял не просто твёрдое, а беспрецедентное ответ. Главная ставка, другими словами базисная цена, к которой привязаны все каналы предоставления ЦБ ликвидности на рынок, была увеличена с 10,5% до 17%, другими словами более чем в полтора раза. Для того чтобы отечественный рынок не помнит с конца девяностых.

По поводу того, как эта мера сама по себе действенна и каковы смогут быть ее долговременные последствия для рынка, уже высказана масса точек зрения, компетентных и дилетантских, одобрительных и быстро критических.

Но разумеется, что прямо на данный момент это сильный удар по спекулянтам, и его силу и логику необходимо оценивать в контексте событий последних недель. Параллельно с имеющей как фундаментальные, так уже и чисто психотерапевтические обстоятельства атакой всего рынка на рубль отмечались и действия больших и влиятельных игроков, направленные конкретно против ЦБ как регулятора.

Исходя из этого рискну высказать предположение, что ответ, созданное управлением Банка России, по сути политическое, другими словами как минимум одобрено президентом. В случае если еще правильнее, среди многих ответов, которыми его точно засыпали в эти дни, он выбрал то, что внесли предложение Набиуллина и ее команда.

В середине ноября на намерено собранном заседании ЦБ культурно попросил представителей системных банков не играться против национальной валюты на фоне перехода к плавающему курсу.

Вежливая просьба, «Наверное,» услышана не была.

Позже войну спекулянтам в послании заявил президент, но заинтересованные игроки, по всей видимости, сделали вывод, что оно не им направлено, а широким весам. В то время, когда же пальцем припугнул Бастрыкин, все и вовсе расслабились.

ЦБ все это время старательно не демонстрировал ничего. Было ли это сознательное заманивание в ловушку либо легко недостаток политического ресурса, сообщить сейчас сложно, но факт — что игроки, выражаясь в афористичном стиле президента, «оборзели».

Лучшая иллюстрация этого тезиса — именно тайная сделка по выкупу облигаций «Роснефти».

Для чего это была нужно «Роснефти», ясно: Игорю Ивановичу Сечину в кои-то веки в правительстве дали от ворот поворот, не согласовав выделение средств Фонда национального благосостояния ни под один из проектов, предложенных «Роснефтью» (не очень сильно утрируя, эти проекты складывались из фразы и цифр «заблаговременно благодарю»). РЖД Якунина и «Новатэку» Тимченко, кстати, денег вероятнее дадут, но так они и проекты принесли вменяемые.

В итоге Сечин занял денег у друзей, другими словами у раздельно забранных госбанкиров. Для чего это необходимо было им?

А чтобы получить дополнительный ликвидный инструмент (облигации «Роснефти»), выбить под него деньги в ЦБ и дальше выходить в валюту (а также, дабы кредитовать «Роснефть» и другие подсанкционные компании, которым нужно платить по валютным кредитам).

Для чего это нужно было ЦБ? А вот ЦБ это было совсем не нужно. Ему вправду выкрутили руки, но, по всей видимости, не Путин по просьбе Сечина, как поразмыслили более либо менее все, а именно госбанкиры.

Одной операцией они нарисовали себе дыру в балансе, которую нужно было чем-то закрывать. У ЦБ просто не было выбора, не считая как внести облигации в собственный ломбардный перечень и безотлагательно выдать под них рубли, каковые не меньше безотлагательно ушли на рынок и естественным образом его обрушили.

Но в спекулятивном угаре граждане-банкиры не увидели, по всей видимости, что так подставили президента, которому не потом как в четверг общаться с народом. Ясно, что не инкрустировать в прямую линию тему курса рубля нереально. Второй раз за 14 дней все спихнуть на спекулянтов и других пиндосов, само собой разумеется, возможно, но это политически слабая позиция.

И уж куда лучше, если бы точно к четвергу рубль не просто начал, а продолжил бы триумфальное возвращение куда-то в область разумного.

Другими словами рублевый курс совсем стал политическим, и президенту необходимо было выбрать: либо довериться уже экономистам глазьевского толка и испробовать их рецепты — от необходимых продаж валютной выручки до запрета хождения наличного американского доллара, либо поддержать действия ЦБ. Если судить по металлическому отказу Дмитрия очень плохо комментировать рост главной ставки («ЦБ у нас свободный»), был выбран второй вариант.

Само собой разумеется, может показаться, что ставка не сыграла. Во вторник рынок вел себя необычно: по окончании резкого упрочнения в первые часы торгов рубль опять полетел вниз. Тут две обстоятельства.

Во-первых, у ребят, которых ЦБ решил наказать, имеется все нужные «некоторое количество» и признаки дедушек денег, на каковые они смогут и дальше играться против рубля из принципа и дабы показать стране, а основное, ее фавориту отсутствие компетенции «дам с Неглинной».

Провал национальной валюты — подходящее время для активизации бесед о смене председателя центробанка.

Во-вторых, и сам ЦБ действовал «не по книжке», не начав следом за увеличением ставки валютные интервенции. Другими словами долларов на рынке нет, исходя из этого их цена увеличивается. Мне видится, что замысел таковой: вынудить совершить «валютные интервенции» самих спекулянтов, и экспортеров, запасающих валюту.

Выхода у них также нет, по причине того, что банкам необходимо возвращать маленькие долги ЦБ, причем уже по новой ставке, а не по ветхой (и это еще одна разработка «наказания»), а экспортерам — финансировать текущую деятельность и запасаться уже рублями для расчета с страной в налоговый период, что прейдет скоро. Непродолжительное время спустя мы заметим резкий рост спроса на рубли, а вот останется ли охота играться против ЦБ, что, как выяснилось, может дать по морде, громадный вопрос.

Алексей Полухин

Источник: novayagazeta.ru