Рубль стоит столько, сколько стоит власть Путина

В собственном послании Федсобранию президент Владимир Владимирович Путин призвал бороться с валютными спекулянтами. «Власти знают, кто эти спекулянты, и инструменты влияния на них имеется», — сказал Путин.

11 декабря глава Следственного Комитет РФ Александр Бастрыкин также призвал бороться с валютными спекулянтами.

Ровно на следующий сутки, 12 декабря (другими словами в пятницу) ЦБ разрешил русским банкам применять в качестве залога по кредитам облигации «Роснефти», выпущенные днем раньше, на огромную сумму в 625 млрд рублей. Разрешение ЦБ, грубо говоря, означало, что банк может забрать эти облигации «Роснефти», принести их в ЦБ, взять под них тут и кредит же приобрести на эти средства валюту.

Ровно на следующий рабочий сутки, другими словами в понедельник 15 декабря, рубль упал.

За сутки национальная валюта утратила около 15% (с 56 до 65 рублей за американский доллар), поставив страну на порог гиперинфляции. Не удивлюсь, в случае если к середине будущего года в Российской Федерации, по примеру Аргентины и Венесуэлы, запретят вольный рынок валюты.

Я вовсе не утверждаю, что рынок обрушили лишь деньги «Роснефти». Каждая трагедия неизменно позвана несколькими обстоятельствами. В этом случае возможно предположить следующие.

Во-первых, марджин-коллы. 15 число каждого месяца — это сутки фиксации всевозможных деривативов, а российские деривативы (какое количество их и каковы они имеется) по большей части завязаны на индекс РТС. Индекс упал, когда он пробил определенную планку, пошли марджин-коллы, с последующей автоматической продажей позиции по текущей цене с автоматической же конвертацией выручки в валюту.

Во-вторых, чужестранцы быстро реализовывают российские облигации.

Деньги они, конечно, тут же конвертируют в валюту — по любой цене.

В-третьих, в декабре российские компании должны выплатить 180 миллиардов долларов долгов, каковые никто им на Западе не прорефинансирует. Многие, наверное, откладывали закупку валюты на последний момент.

В-четвертых, очень много русских предпринимателей реализовывает на данный момент всё, всё, всё — с последующей конвертацией в вывоз и валюту ее за предел.

Вот обычное распоряжение, раздавшееся на совете директоров одного моего приятеля, торговца недвижимостью: «Реализовывайте за любую цену. Преобразуйте, выводите, лучше взять что-то, чем ничего».

И однако, для меня без сомнений, что 625 млрд рублей «Роснефти», появлявшиеся на рынке, были одной из тех обстоятельств, которая сломала пояснице верблюда.

Всякие объяснения «Роснефти», что эта огромная сумма «отправится на инвестиционные проекты в России» и «ни один рубль не будет использован для приобретения зарубежной валюты», легко забавны.

Сама же «Роснефть» растолковала, что средства даны шести «дочкам». А куда их понесут «дочки»? В банк.

А что сделает банк? Заложит в ЦБ, заберёт под эти деньги кредит и приобретёт валюту. Так как учетная ставка ЦБ РФ до ночи с понедельника на вторник была 10,5% годовых, а годовое падение рубля уже превысило эту цифру ровно в пять раз, — это единственно разумное потребление этих денег.

Самое поразительное во всей истории с выкупом облигаций «Роснефти» — это то, что ЦБ последний месяц ведет весьма взвешенную политику кредитования.

Ежедневно ЦБ приобретает валютную отчетность банков, и в действительности он все видит онлайн, и каждую операцию сейчас нужно обосновывать. Приобрел банк валюты, допустим, на 100 миллионов долларов — его сходу задают вопросы: «Для чего?». «Для клиента». «Отлично, продемонстрируй договор». И в случае если у клиента имеется договор, и это ветхий клиент, что везет в Россию настоящее оборудование, то вопросов нет, а вдруг это однодневка, которая внезапно возжелала приобрести башмаков на 100 млн американских долларов, то банку будет не хорошо. А банки на данный момент в таком состоянии, что для них помощь ЦБ — вопрос судьбы либо смерти.

Банки зарезали игрокам все «плечи».

В случае если раньше на валютном рынке возможно было играться с «плечом» тридцать (другими словами не надолго под конкретную операцию занять у банка в тридцать раза больше, чем имеется у тебя на счету), то сейчас «плечо» три. Берёт-то валюту неизменно банк, и в случае если ЦБ видит игру против рубля, то это смерть для для того чтобы банка сходу. ЦБ идет между Сциллой и Харибдой — ему нужно выдавать банкам деньги, дабы они не упали сами, но нужно и отрезать банки от валютного рынка, и он реально это делает.

Как как раз ЦБ выкрутили руки, дабы в условиях пикирующего рубля ЦБ практически прокредитовал «Роснефть», замечательно осознавая, что в этих условиях эти деньги все равно попадут в валюту, по тем же обстоятельствам, по которым падающая с неба вода непременно вливается в море, — неизвестно.

В любом случае, большая часть моих собеседников полагали, что это в действительности произошло не в пятницу, а пара раньше. Что один либо последовательность больших банков к пятнице уже приобрели облигации «Роснефти», заложив в ЦБ какие-то другие акции, а 12 декабря эта необычная операция постфактум была оформлена вот в эти самые разрешенные к залогу облигации. По крайней мере, несколько дней назад ЦБ неожиданно выдал кредитов на сумму около 1,5 трлн рублей, что превышало всю сумму кредитов, выданных им с октября этого года. Похоже, что часть этих кредитов и была оформлена постфактум под залог облигаций «Роснефти».

И еще.

Никакое падение нефти, никакой рост финансовой массы (а он превысил 30 трлн рублей, против 12 трлн в 2008 году), никакие кроме того чисто денежные последствия санкций не смогут растолковать двукратное, в случае если вычислять с момента Майдана, падение рубля. Это я не к тому, что нынешняя цена рубля «несправедливая». Напротив — рубль стоит столько, сколько в глазах рынка стоит власть Путина. Избирателя возможно одурачить, но рынок — не одурачишь. Нынешняя русский власть — это таковой огромный демультипликатор, что множит и экономику, и курс рубля, и будущее России на то, что мы видим на бирже.

Что же касается валютных спекулянтов — то я обязана сказать и Путину, и Бастрыкину, что они вправду имеется. С одним мелким уточнением. на данный момент на рынке может получать лишь государственный служащий.

Вот в случае если человек знает, что будет кредит «Роснефти», если он знает, в то время, когда и какая будет валютная интервенция ЦБ, то он может за сутки получить миллионы. Не знает — волатильность такая, что любой спекулянт вылетит с рынка.

И вот вопрос: будет Бастрыкин расследовать-таки, в то время, когда в действительности «Роснефть» взяла деньги и куда они пошли, либо сочтет пресс-релиз о том, что из 625 млрд тысячь киллограм рублевой воды, пролившейся на компанию, ни одна капля не попала в море, — прекрасным и исчерпывающим объяснением?

А в спекуляции против рубля обвинят Навального?

Юлия Латынина

Источник: novayagazeta.ru