Рубль под бочкой

Какую цену нефти выдержит русский экономика

Заместитель министра финансов Алексей Моисеев выступил с пророческим заявлением. К Январю, он утвержает, что курс рубля еще снизится. Наряду с этим государственный служащий сослался на сезонность. Летом, как показывает опыт, рубль дорожает, а зимний период дешевеет.

Но, считают аналитики, злую шутку может сыграть второй фактор — нефть.

Время демпинга

Дешевеющая нефть стала результатом не только внешней конъюнктуры, но и психотерапевтического результата ожидания предстоящего падения. Страны-нефтеэкспортеры, хотя оттеснить потенциальных конкурентов и настоящих с рынка, снижают цены.

Важную роль играется иранский фактор.

До 2005 года, в то время, когда страны США и ЕС ввели санкции против Ирана, часть данной страны в поставках нефти в Европу составляла не меньше 20 процентов, а по иранским данным — более 30 процентов. Освободившуюся нишу заняла Российская Федерация. Дабы возвратиться на рынок, Ирану нужно будет продавать нефть дешевле, чем это делают соперники. Возможности у него имеется: по различным оценкам, за время санкций страна накопила от 35 до 70 миллионов баррелей.

В случае если эти запасы начнут выбрасываться на всемирный рынок, это увеличит предложение еще на полмиллиона баррелей в день, при том что уже на данный момент оно превышает спрос приблизительно на 3 миллиона баррелей в день.

Иранский НПЗ Фото: Ahmad Halabisaz / Zumapress / Global Look

МВФ 26 октября опубликовал изучение, в котором предсказал, что в случае если стоимость бареля нефти останутся на уровне 50 долларов за баррель, казна Саудовской Аравии будет исчерпана в течение пяти лет. Эта монархия на Аравийском полуострове — собрат России по нефтяной зависимости.

В соответствии с подсчетам специалистов МВФ, лишь в этом году из-за низких стоимости одного бареля нефти арабские государства утратили 360 млд дол.

В следствии привыкшим к роскоши шейхам приходится производить перерасмотрение затраты собственных бюджетов и тратить средства из резервов. У Саудовского королевства за годы дорогой нефти накопилось в «кубышке» на 700 млд дол. По оценкам МВФ, монархию ожидает недостаток бюджета в 20 процентов валового внутреннего продукта уже в 2015 году. Эксперты фонда уверены в том, что бюджет без дефицита вероятен в этом государстве лишь при цене на нефть в 106 долларов за баррель. При нынешних 50 у королевства чуть хватит накопленных средств, дабы продержаться пять лет.

У других стран региона, таких как Кувейт, Катар и ОАЭ, неприятностей меньше, поскольку больше резервов. Они смогут прожить при 50 долларах за баррель не меньше 30 лет.

А саудовцам приходится безотлагательно искать лекарство от нефтеголизма.

на данный момент королевство деятельно наращивает финансовые запасы за счет привлечения заемных средств. Сперва монархия разместила облигации на 4 миллиарда американских долларов, а в последнее полугодие денежные власти республики заняли 70 млд дол у компаний, управляющих активами, наподобие BlackRock (BLK).

Нефтяное королевство не терзается сомнениями, что сократить в бюджете, а что покинуть, — оно решило денег.

Но у России обстановка другая: во-первых, желающих дать ей взаймы в условиях санкций совсем не большое количество. Во-вторых, те, кто и дали бы, вряд ли предложат приемлемые ставки. А в-третьих, российское правительство сейчас избегает делать громадные внешние заимствования.

какое количество протянем

Глава МинФина Антон Силуанов предотвратил, что в этом году количество резервов, накопленных Россией (2,6 триллиона рублей), сократится наполовину. «Все это указывает, что 2016 год — это год последний, в то время, когда мы сможем тратить отечественные запасы, отечественные резервы.

А дальше у нас таких ресурсов не будет», — предостерегает министр.

Себестоимость добычи одного барреля на Аравийском полуострове многократно ниже, чем в Российской Федерации. Как поясняет партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин, себестоимость нефтедобычи оценивать достаточно тяжело, потому, что различные структуры вычисляют ее по-различному.

Так, себестоимость барреля саудовской нефти оценивается от 2 до 7,5 американского доллара, а барреля русском — от 16 до 37 долларов. «Это зависит от того, как вычислять. Фактически lifting cost — цена извлечения нефти на поверхность — возможно совсем низкой, но неправильно учитывать лишь ее, поскольку необходимо учесть затраты на разведку, инвестиции в оборудование, цена бурения», — пояснил он в беседе с «Лентой.ру».

Львиная часть русских запасов нефти обойдется добывающим компаниям очень дорого.

Дело в том, поясняет специалист, что 70 процентов оставшегося в недрах «нефти» составляют так именуемые трудноизвлекаемые запасы. «Большие месторождения России фактически все созданы и освоены. Действительно, раскрывается большое количество небольших, емкостью два-три миллиона тысячь киллограм, но они не занимательны компаниям-гигантам. Такие месторождения имели возможность бы разрабатывать мелкие добывающие компании, но из-за ограничений доступа и налоговой политики к инфраструктуре они развиваться не смогут.

на данный момент такие компании добывают менее шести процентов русском нефти», — растолковал Крутихин.

Фото: Дмитрий Коротаев / «Коммерсантъ»

Про добычу на шельфе, он утвержает, что возможно забыть совсем, поскольку в том месте себестоимость одного барреля составит 150 долларов.

Действительно, и часть шельфовой нефти в общем количестве запасов мала: всего четыре процента.

Специалист отмечает, что на данный момент России необходимо подготавливаться к тому, что источник нефтяных доходов по большому счету иссякнет: «Тому пара обстоятельств. Во-первых, переизбыток добычи, во-вторых, у компаний в этих условиях нет возможности вкладывать на долгий срок, соответственно и осваивать новые месторождения».

Согласно точки зрения эксперта, формированию бизнеса мешают кроме этого «огромные» ставки привлечения средств на русском рынке и налоговая совокупность, которая не разрешает делать «долгие» инвестиции, поскольку компания вынуждена платить налоги уже с первой добытой тонны.

Помимо этого, препятствием есть нежелание зарубежных банков кредитовать российские компании. «Чтобы освоить месторождение, нужно иметь возможность от семи до пятнадцати лет по большому счету трудиться без прибыли, а лишь вкладывать. При нынешней совокупности обложения это в принципе нереально», — резюмирует Крутихин.

По оценке специалиста, рыночная цена нефти, при которой в бюджет прекратят поступать какие-либо средства, образовывает 30 долларов за баррель. На этом уровне, считает он, в случае если компании и смогут получить что-либо, вкладывать им будет уже нечего. А казна не возьмёт совсем ничего.

Нефтяная ломка

Экономист Яков Миркин отмечает, что русский экономика в этом виде «безмерно больна и хрупка». В случае если цена опустится ниже заветных 50 долларов за баррель и продержится достаточно продолжительно — а это, вероятнее, случится, — это приведёт к ощутимым последствиям.

«Компенсация выпадающих доходов бюджета, — отмечает Миркин, — будет происходить, во-первых, за счет девальвации рубля, во-вторых, за счет внутренних заимствований, в-третьих, за счет нерезидентов, каковые еще держат средства в российских госбумагах».

Девальвация рубля, с позиций Миркина, неизбежна, поскольку русский валюта до последнего времени была переоценена. Но в этих условиях он видит «честное» соотношение рубля к американской валюте на уровне 66-67 рублей за американский доллар. Девальвация кроме этого ведет к понижению вывоза капитала. «Раньше все, что получали, старались вывезти за предел.

Сейчас же стали меньше получать, а следовательно — меньше вывозить», — разъясняет Миркин.

Что касается внутренних займов, пояснил специалист, в то время, когда Национальный банк выкупает на собственный баланс акции Министерства финансов — это практически эквивалентно эмиссии денег, включению печатного пресса. «Принципиально важно лишь, в каких пропорциях это будет делаться. В случае если такое «финансовое облегчение» проводить верно, это будет означать стимуляцию спроса, определенный подогрев экономики», — успокаивает Миркин. В случае если же количество эмиссии будет чрезмерным и направлен на непродуктивные затраты, это срочно раздует инфляцию. «Это как сильнодействующее лекарство, которое в малых дозах лечит, а в громадных есть ядом», — сообщил экономист.

Фото: Андрей Бородулин / «Коммерсантъ»

Еще одним результатом, к которому российской экономике нужно будет приспосабливаться, специалист назвал понижение количества импорта. Но в случае если уменьшение лекарств и ввоза продовольствия содействует формированию аграрной и фармацевтической отраслей, то снижение импорта оборудования переживается русском экономикой очень болезненно.

Так или иначе, уверен Яков Миркин, стабилизация наступит. Одна из ее составляющих — рост армейских затрат. Но хороший эффект от него в виде стимулирования спроса и снижения уровня безработицы, согласно точки зрения специалиста, будет кратковременным.

Миркин кроме этого прогнозирует вывоз из страны большого тоннажа сырья на продажу.

Разумеется, что главным эффектом нефтяной абстиненции для России станет ухудшение уровня судьбы граждан. Но другие методы лечения нефтеголизма, которым наша страна страдала сейчас, пока малоизвестны.

Григорий Коган

Источник: lenta.ru