Рубль на ветру

Какая возможно связь между итогами и курсом рубля греческого референдума по вопросу долговых взаимоотношений в еврозоны? Между прочностью отечественной национальной валюты и беседами шестерки интернациональных посредников с Ираном? Между рублем и китайским фондовым рынком ?

Казалось бы, никакой.

Но стоило новому громадному приятелю России — греческому премьеру Алексису Ципрасу поставить на грань срыва переговоры с европейскими сотрудниками, а денежную совокупность собственной страны — на грань провала; стоило переговорщикам по иранской ядерной проблеме, напротив, приблизиться к успешному финалу, а полезным бумагам Поднебесной нежданно обвалиться, — как внезапно и отечественный валютный рынок залихорадило. За каких-нибудь четыре рабочих дня американский доллар взобрался с 54 до 55 рублей, еще за пять дней — до 56, по окончании чего, ненадолго побывав выше отметки 57 рублей, он легко откатился обратно.

Откуда такая гиперчувствительность национальной валюты? В большинстве случаев для ее объяснения употребляется «нефтяная» аргументация. Она достаточно убедительна: каждые события, каковые угрожают дестабилизацией экономике наибольшего потребителя русских углеводородов — Европейского союза; повышением предложения «нефти» в мире (к примеру, достижение договоренностей о снятии санкций с Ирана); либо подрывом роста поизводства в глобальном масштабе (как китайские денежные перипетии), чреваты понижением котировок нефти и, следовательно, сокращением притока в страну нефтедолларов и ослаблением рубля.

Но не все так легко.

Только что закончившееся первое полугодие принесло в целом хорошие для русского внешней торговли результаты. Хорошее сальдо по счету текущих операций благодаря сокращению импорта по окончании прошлогодней девальвации выросло на 30% — до 48,1 миллиардов долларов. Такая «подушка безопасности» легко может разрешить стране выдержать 10-процентное падение стоимость бареля нефти без особенных последствий для котировок национальной валюты.

Возможно, валютный рынок опасается значительно более глубокого падения нефтяных стоимостей? Вправду, полноформатное возвращение Ирана на углеводородные рынки либо распечатывание американских нефтяных резервов может привести к возобновлению обвала котировок главного экспортного товара России, и тогда отечественным внешнеторговым поступлениям, доходам бюджета и, следовательно, национальной валюте очевидно не поздоровится.

Но, во-первых, пока это умозрительная возможность, а во-вторых, не весьма близкая: все-таки экономические процессы в большинстве случаев достаточно инерционны. Колебания нефтяных стоимостей, кроме того самые значительные, оказывают действие на торговые статьи не сходу. Так, обвальное падение котировок в 2014 году сократило поступления средств от продажи нефти если сравнивать с прошлым годом на 20 млд дол. Помой-му большое количество, но эта величина как минимум в семь с половиной раз меньше, чем оттекание капитала из России по каналам частного сектора за тот же период.

В это же время в случае если положение с бегством капитала и улучшается, то очень медлительно. За три последних месяца 2015 года из страны утекло 32,5 млрд американских долларов, а за второй — еще 20 млрд. Казалось бы, явный прогресс, но подобные показатели прошлого года — 47,6 и 21,8 миллиардов долларов соответственно.

И в случае если в течение последних трех месяцев еще возможно было сказать о торможении оттока капитала, то во втором он фактически возвратился в рекордный график 2014 года.

Итак, узнается, что стоимость одного бареля нефти, при всей собственной значимости для русского экономики, далеко не всесильна — куда весомее оказываются перемещения частных капиталов. Потому, что мы не сумели обеспечить в стране мало-мальски приемлемый инвестиционный климат, то отечественный личный бизнес сделал жёсткий выбор в пользу офшора, а главные интернациональные потоки портфельных капиталовложений и прямых тем более хлынули мимо. Санкции закрыли доступ в Россию еще и для большой части зарубежных кредитных ресурсов.

Так, российский рынок в условиях либерализованного отказа и движения капиталов Центробанка оказывать влияние на валютный курс остался полностью не защищенным и открытым всем ветрам — что с Запада, что с Востока. А игрокам лишь того и необходимо: при мельчайшей возможности они с наслаждением начинают раскачивать национальную валюту.

И исходя из этого, какие конкретно бы события ни происходили на следующий день на интернациональных рынках, нас с неизбежностью ожидают новые валютные потрясения.

Олег Буклемишев

Источник: novayagazeta.ru