Российский эксперт о цене на нефть и экономике Беларуси

Падение мировых стоимости одного бареля нефти есть одной из главных обстоятельств происхождения неприятностей в русском экономике. Косвенно, но весьма без шуток оно воздействует на экономику Беларуси, главным для которой остается рынок России.

О тенденциях в мире нефти и их влиянии на экономику Беларуси и России «на следующий день твоей страны» поведал вице-глава фирмы BP Российская Федерация, основной экономист Группы BP по России и СНГ Владимир Дребенцов.

«Сохранить экономическую стабильность, ничего не меняя, Беларуси вряд ли удастся»

— Одной из главных внешнеэкономических неприятностей Беларуси есть сокращение рынка России, вызванное спадом в Экономике, — отмечает Владимир Дребенцов. — А данный спад, кроме вторых обстоятельств, позван исчезновением ренты, которую Российская Федерация приобретала благодаря большим стоимостям на нефть.

Большая часть валютных поступлений в Россию приходилась именно на ренту. Так, исчезновение ренты делает русского экономику в целом неэффективной: скоро компенсировать ее за счет создания добавленной цене в других секторах сейчас не представляется вероятным.

Соответственно, ухудшилось положение белорусских фирм на русском рынке, и прежде всего, речь заходит об инвестиционных товарах.

Необходимость в их поставках в прошлых количествах провалилась сквозь землю. Учитывая обстановку в мире нефти и низкую возможность восстановления нефтяной ренты, и русским, и белорусским фирмам необходимо создавать новые продукты, каковые будут конкурентоспособными на внешних рынках. Лишь это разрешит обеспечить приток валюты. А для этого нужно проведение реформ.

Как я могу делать выводы, в Беларуси имеется познание их необходимости, но наряду с этим имеется опасение, что это подорвет экономическую и социальную стабильность.

Никто не торопится с проведением экономических реформ, опасаясь социальных последствий. Думается, что обстановка не так нехороша, что имеется еще ресурсы, на которых возможно продержаться какое-то время. Но совокупность факторов, каковые мы замечаем в мире, говорит о том, что стремительное восстановление русском нефтяной ренты, а соответственно и спроса на белорусские товары на русском рынке, вряд ли вероятно.

Исходя из этого сохранить экономическую стабильность, ничего не меняя, вряд ли удастся.

«Эффект Ваньки-Встаньки в мире нефти воздействует на белорусскую экономику»

— В мире энергоносителей сейчас происходят значимые трансформации. Каковы обстоятельства новых тенденций?

Какую роль в этом ходе играется рост применения экологически чистых источников энергии?

— Внимание к экологически чистым источникам энергии приковано по двум обстоятельствам. Первая связана с тем, что запасы ископаемых ресурсов конечны, и нам необходимо позаботиться о будущих поколениях. Вторая — это изменение климата.

Применение углеводородного сырья усиливает парниковый эффект — соответственно, имеется потребность отыскать ресурсы, каковые окажут помощь избежать негативного трансформации климата. Исходя из этого интерес к другой энергетике возрастает.

Но имеется значительная неприятность: применение возобновляемых ресурсов до тех пор пока еще в основном есть экономически целесообразным только при их субсидирования страной.

Сейчас мы замечаем достаточно стремительное развитие этого вида энергетики, но оно происходит лишь при условии господдержки.

К тому же нужно учитывать эффект низкой базы. Сейчас на энергию солнца, ветра, геотермальных источников, биомассы приходится только 3% от общего объема потребления энергоносителей. В соответствии с отечественному прогнозу, в течение ближайших 20 лет часть возобновляемых источников энергии будет расти.

Но кроме того при сохранения всех существующих программ помощи к 2035 году она составит не более 10% от общего объема потребления.

Действительно, данный прогноз окажется верным только при условии, что в другой энергетике не покажутся прорывные разработки. Сейчас существует последовательность неприятностей с применением экологически чистых источников энергии. В частности, их нереально применять неизменно: солнце не светит ночью, ветер также не дует беспрерывно.

Вследствие этого появляется вопрос, как хранить взятую энергию либо дублировать применение различных источников, дабы обеспечение было бесперебойным.

— Вы рассказываете, что к 2035 году на другую энергетику будет приходиться до 10% потребления. Как будут распределяться доли остальных энергоносителей?

— В случае если прорывные разработки не покажутся, через 2 десятилетия более 80% энергопотребления все еще будет приходиться на применение углеводородного сырья.

Еще около 8-9% энергии будет производиться на ГЭС и АЭС. Прогнозируется, что не обращая внимания на узнаваемые психотерапевтические неприятности, которые связаны с применением ядерной энергии, ее потребление будет расти. По крайней мере, сейчас ожидается, что производство ядерной энергии будет расти стремительнее, чем ископаемых энергоносителей.

И происходит это по большей части за счет США, Китая, России.

В случае если сказать об ископаемых ресурсах, то самый интенсивно будет расти спрос на газ. В один момент происходит понижение применения угля, не обращая внимания на то, что энергетика Китая так же, как и прежде на него завязана. И эти тенденции во многом связаны с экологией.

Из ископаемых ресурсов самым чистым есть газ, его применение ведет к мельчайшим выбросам парниковых газов. Так что в случае если поменять структуру энергопотребления и повышать ее эффективность и экологичность исходя из текущей обстановки, нужно увеличивать потребление газа.

— Как значимой для мирового рынка энергоносителей стала разработка сланцевой нефти?

— Как раз технологическая революция в ее добыче стала главным толчком, что стал причиной трансформациям в мире энергоносителей, каковые мы замечаем сейчас. Она же вызвала пересмотр взоров на будущее энергетики.

Узнаваемая теория пиковой нефти, исходившая из того, что потребление этого ресурса пройдет собственный пик и отправится на убыль в связи с истощением запасов, была неверна. Нефти хватит еще на многие поколения.

Применение этого ресурса угрожает большими выбросами парниковых газов.

Но возможно ожидать, что не обращая внимания на это, низкая стоимость сланцевой нефти будет содействовать приросту ее потребления в развивающихся государствах, перед которыми стоит задача развития. Так как более чистые виды энергии стоят дороже.

Вследствие этого мы предполагаем, что к 2035 году количества выбросов парниковых газов будут больше на 18 млрд., чем прогнозировалось в докладе ООН.

Совсем сравнительно не так давно на климатическом саммите в Париже главы многих стран решили о значительно более энергичных мерах по предотвращению трансформации климата. Но эти меры еще нужно реализовать. И в любом случае работа лишь над программами энергоэффективности не решает проблему. Темпы экономического подьема становятся все выше, соответственно, кроме того при понижении применения энергии на производство единицы продукции, ее потребление в целом увеличивается.

Исходя из этого главные упрочнения необходимо направить не на энергоэффективность, а на повышение применения газа как самоё реалистичного и самоё чистого на сегодня вида горючего.

— В случае если сказать о мировых стоимостях на нефть, какое значение при их формировании сейчас играется сланцевая нефть?

— Про наличие сланцевой нефти было известно в далеком прошлом, но ее не умели добывать.

Сейчас изобретен новый, недорогой способ ее добычи. И именно это стало причиной тому, что стоимость бареля нефти упали. Раньше мировые стоимость бареля нефти осуществлял контроль ОПЕК (межгосударственная организация, в которую входят 13 государств-экспортеров нефти, главная ее цель — стабилизация стоимости одного бареля нефти — Ред.). Сейчас ОПЕК столкнулся с возникновением других поставщиков, каковые наращивают производство более недорогой нефти.

В 1980-х годах ОПЕК удалось выбить с рынка других поставщиков, но на данный момент это вряд ли окажется. Тогда, в то время, когда стоимость одного бареля нефти упала, про битумизные пески Канады забыли на десятилетия. на данный момент добыча сланцевой нефти также притормозилась.

Но когда цена вырастет, они, в отличие от битумизных песков Канады, опять выйдут на рынок весьма скоро. Получается, что держать цены на низком уровне, дабы сдерживать производителей сланцевой нефти, государствам ОПЕК невыгодно, а поднимать цены — рискованно.

Сланцевая нефть — весьма важная угроза для ОПЕК. Производительность ее добычи с 2007 года семикратно увеличилась. на данный момент рост ее добычи притормозился из-за падения всемирный цены, но когда восстановится баланс на рынке, добыча опять начнет расти.

Данный эффект качелей, что на данный момент отмечается на рынке, мы назвали эффектом Ваньки-встаньки.

Одна из главных изюминок разработки добычи сланцевой нефти содержится в том, что она возможно организована весьма скоро, инвестиции весьма близки по времени к получению нефти: на бурение скважины уходит 2-4 семь дней. Для классических же способов характерен более долгий цикл, измеряемый годами. А это значит, что капитал более выгодно инвестировать в добычу сланцевой нефти.

И это сходу отражается и на цене, и на количествах производства.

В Соединенных Штатах было добыто более 10.6 млн. баррелей в 2014 году, и годовой прирост добычи образовывает более 1 млн. баррелей. Чтобы остановить данный процесс, дабы Ванька лежал , ОПЕК необходимо держать низкие стоимости. Но результатом понижения стоимость бареля нефти уже сейчас стал недостаток бюджета Саудовской Аравии (страна, имеющая громаднейший количество добычи в ОПЕК — Ред.) и сокращение валютных запасов данной страны на 20%.

В случае если обстановка не изменится, Саудовская Аравия продолжит терять резервы и окажется перед угрозой недостатка платежного баланса.

Так, обстановка в мире нефти сейчас по большей части зависит от двух факторов, каковые достаточно сложно угадать — это развитие разработок в Соединенных Штатах и экономическая обстановка в Саудовской Аравии. До появления новых разработок добычи сланцевой нефти прогнозы обстановки в мире строились исходя из действующих буровых установок.

Но сейчас добыча нефти может продолжать расти кроме того при сокращении их числа. Исходя из этого уровень неопределенности сильно возрос. Я пологаю, что эффект Ваньки-Встаньки мы будем наблюдать как минимум до окончания 2016 года.

Иначе говоря вряд ли возможно рассчитывать на более-менее стабильный рост стоимость бареля нефти обозримой перспективе.

Ольга Томашевская

Источник: zautra.by