Российская валюта – девальвация в ценах

Курс обмена рубля к доллару за два последних месяца упал на 27%. Это больше, чем январская девальвация (22%), за которой, на фоне резкого подорожания импорта, последовал стремительный разгон инфляции в Российской Федерации. Пика она достигла в марте — практически 17%, по окончании чего годовой рост стоимостей замедлился, а недельный к середине лета и вовсе приостановился. Но очередное понижение мировых стоимости одного бареля нефти стало причиной новому спаду рубля. Как в этом случае он повлияет на внутренние стоимости в Российской Федерации?

В пятницу, 21 августа, уже и официальный курс русском валюты (за биржевым незадолго до) опустился ниже 68 рублей за американский доллар. В последний раз подобный курс устанавливался Центробанком 30 января. Полный же минимум этого года был отмечен 3 февраля — 69,66 рубля за американский доллар. Сейчас до него уже рукой подать.

Ослабление национальной валюты проявляется в динамике внутренних стоимостей не сходу, а в течение нескольких месяцев.

Масштабы нынешней, условно говоря — третьей волны девальвации рубля, за два последних месяца, начиная с 21 июня, в полтора раза меньшие, чем были в декабре-январе в целом, тогда она составила 41%. Но по темпам более чем сопоставима с тогдашней: с середины июля рубль снизился в цене к доллару на 20%, в то время как за декабрь — на 9%, а в январе — на 22%. Более того, показателей торможения, на фоне длящегося спада стоимости одного бареля нефти, пока не видно. На вопросы отвечают ?Владимир Тихомиров, основной экономист денежной компании "БКС" и Алексей Девятов, основной экономист инвестиционной компании "Уралсиб Кэпитал".

Тихомиров: Я не стал бы сказать о "третьей волне" девальвации. До тех пор пока мы видим, что рубль возвратился к минимумам начала года. Но, само собой разумеется, в случае если понижение стоимости одного бареля нефти продолжится, мы в полной мере можем заметить и 70 рублей за американский доллар, а также больше.

Не смотря на то, что, честно говоря, я не ожидаю, что стоимость бареля нефти упадут весьма уж очень сильно с нынешних уровней. А вдруг так, то и влияние нынешней девальвации рубля на стоимости в Российской Федерации в ближайшее время окажется меньшим, чем было в начале года.

Девятов: Нынешние розничные стоимости основаны на тех минимумах курса рубля, каковые мы видели в январе.

К тому же торговые фирмы закладывали их с запасом — 70-75 рублей за американский доллар. Но весной, в то время, когда рубль укрепился, эти цены, за редким исключением, не понижались. Исходя из этого сегодняшние розничные стоимости в неспециализированном-то соответствуют текущему курсу рубля. Другое дело, в случае если девальвация продолжится, в особенности в случае если американский доллар окажется дороже 75 рублей, мы вправду столкнемся с новым увеличением стоимостей.

Его масштабы возможно представить так: ослабление рубля на каждые 10% в течение трех-четырех месяцев добавит приблизительно 1,5 процента к темпам инфляции.

?Снижение курса нацвалюты отражается на внутренних стоимостях в первую очередь через подорожание импорта. Но неспециализированный его количество в Российской Федерации быстро сократился: в первом полугодии, согласно статистике, практически на 40% к уровню первых шести месяцев прошлого года. По идее, таковой спад обязан оказывать сдерживающее влияние на рост внутренних стоимостей — коль не так долго осталось ждать самих импортных товаров стало меньше из-за их дороговизны…

Тихомиров: Снижение импорта — это, скорее, следствие не сильный рубля и сократившегося из-за падения доходов внутреннего спроса. Причем — как потребительского, так и инвестиционного. Само собой разумеется, имеется и таковой импорт, что в принципе весьма тяжело сократить — скажем, компоненты и сырьё для производства в Российской Федерации товаров первой необходимости, в первую очередь — продовольствия. Их подорожание в силу обесценения рубля, непременно, полностью проявилось в темпах инфляции. Что, со своей стороны, еще больше ослабило спрос населения.

Оно вынуждено сейчас тратить больше денег именно на товары первой необходимости, включая продовольствие, в то время как на другие у людей остается денег меньше.

Девятов: В текущем году снижение импорта еще никак не проявится в показателях инфляции. Так как Росстат оценивает доли тех либо иных товаров в неспециализированных расходах русских потребителей, каковые наблюдались в прошлом году, другими словами практически до девальвации. И исходя из этого структура частного потребления, исходя из которой Росстат рассчитывает темпы текущей инфляции, соответствует прошлогодней.

В то время как сейчас из-за резкого удорожания импортных товаров изменяется сама структура потребительской корзины — в сторону более недорогих товаров. Но эти трансформации проявятся в показателях инфляции только в следующем году. Тогда да, это приведет к дополнительному, "статистическому" понижению темпов инфляции если сравнивать с нынешними.

?Давайте обратимся к фундаментальным факторам, каковые уже по определению ограничивают скорость увеличения внутренних стоимостей. С одной стороны, резкий спад в Российской Федерации внутреннего потребления, вызванный падением настоящих доходов — как населения, так и компаний. С другой, довольно твёрдая финансовая политика Центробанка — так как темпы прироста самой финансовой массы в стране сейчас остаются на долгих минимумах. В этих условиях сколь сравнима значимость этих факторов для динамики инфляции?

Тихомиров: Я бы на первое место поставил, непременно, спад потребления.

Так как он стал в итоге следствием значительных структурных неприятностей. Та модель потребления, которая существовала в русском экономике еще сравнительно не так давно, основывалась на больших стоимостях на сырье. Соответствующие доходы разрешали наращивать внутреннее потребление за счет постоянного увеличения заработных платов. Сейчас эта модель себя исчерпала, возвратиться к ней нереально, поскольку Российская Федерация не осуществляет контроль мировые цены на сырье.

Что касается нынешней политики Центробанка, то она — на фоне низких стоимости одного бареля нефти, высокой инфляции и ослабления рубля — непременно, формирует дополнительное давление для экономики. Но я считаю ее оправданной: в среднесрочной и долговременной возможности как раз низкая инфляция и ценовая стабильность являются базой для устойчивого экономического подьема, даже в том случае, если данный рост будет очень умеренным.

Девятов: Темпы повышения финансовой массы в стране тесно связаны с неспециализированными темпами как роста поизводства, так и кредитования. Сейчас в русском экономике — рецессия, кредитование замедляется. Исходя из этого скорость увеличения финансовой массы также минимальны.

Центробанк тут как бы не при чем — он ничего намерено не "зажимает". Но в целом, само собой разумеется, не сильный спрос вправду ограничивает рост стоимостей. Как мне представляется, исходя из глубины нынешней рецессии в Российской Федерации, данный фактор может уменьшить текущие темпы инфляции приблизительно на 1,5-2 процента.

Но существуют и риски того, что во втором полугодии низкие стоимость бареля нефти "обеспечат" России — вместо ожидавшейся стабилизации а также некоего восстановления — новый виток рецессии в экономике. В случае если так и случится, это кроме этого будет причиной, ограничивающим то ускорение инфляции, которое вызывается слабостью рубля.

?В случае если делать выводы по темпам понижения нефтяных стоимостей в последние семь дней, нетрудно представить, что нефть Brent в считанные дни может подешеветь и до 45 долларов за баррель, а также больше, коль не так долго осталось ждать текущая ее цена к вечеру в пятницу уже опускалась ниже 46 долларов. В этом случае курс рубля очевидно пробьет уровень 70 рублей за американский доллар и, быть может, кроме того уйдет ниже.

Произойди так, покажутся ли основания для пересмотра вами собственных текущих прогнозов по инфляции в Российской Федерации к концу 2015 года?

Тихомиров: В первую очередь, я не пологаю, что стоимость бареля нефти, кроме того упав, скажем, до 45 долларов за баррель либо около того, останутся на этих уровнях какое количество-нибудь продолжительно. Да, прогнозировать стоимость бареля нефти — дело неблагодарное, и однако… Соответственно, и курс рубля, что зависит от стоимости одного бареля нефти, кроме того уйдя, скажем, за 70 рублей за американский доллар, вряд ли будет оставаться на этих уровнях в течение и одного-двух месяцев.

Исходя из этого, что касается инфляции на конец года, я собственный текущий прогноз пока не меняю: 12,6%.

Девятов: Нынешние уровни курса рубля уже практически заложены в текущих розничных стоимостях, исходя из этого я бы задумался о пересмотре текущего прогноза по инфляции не ранее, чем в то время, когда цена американского доллара превысит 75 рублей. Возможно, для этого нефть обязана подешеветь до 40 долларов за баррель либо кроме того чуть больше.

До тех пор, думаю, ненужно производить перерасмотрение отечественные прогнозы по инфляции. До этого порога "вклад" текущего ослабления рубля в потребительскую инфляцию в Российской Федерации будет в общем-то минимальным…

Сергей Сенинский

Источник: ru.krymr.com