Россия сбилась с курса

Обстановка критическая. То, что происходит, кроме того в ужасном сне не могли поразмыслить годом ранее», — согласился день назад первый заместитель председателя ЦБ Сергей Швецов. Ближайшие дни будут сравнимы с самым тяжелым периодом осени 2008 г., вычисляет он — и лишь сохраняет надежду, что опыт кризисов окажет помощь отыскать ответ и выжить в данной ситуации.

Экстренное увеличение Нацбанком в ночь с понедельника на вторник главной ставки с 10,5 до 17% не сильно помогло: рубль продолжил пикировать, курс евро день назад доходил до 100 руб., американского доллара — до 78,9 руб., подорожав за полдня на 34%.

Необходимо обучиться жить в новых условиях не сильный рубля, заявила день назад утром глава центробанка Эльвира Набиуллина.

На рынке нет валюты, никто не реализовывает, говорит основной экономист ФГ БКС Владимир Тихомиров. Реализовав всего $10 млн, возможно поменять курс американского доллара с 69 до 68 руб., информировал около 14.00 мск глава дилингового центра Металлинвестбанка Сергей Романчук: «Но нет желающих».

Для клиентов банки выставили заградительные тарифы на продажу валюты, говорит топ-менеджер одного из средних банков: «Всем страшно, реализовывать валюту никто не желает.

Формально отказать клиенту в валютообменной операции запрещено, но возможно задрать курс». Аналитики изумлялись, не видя на паникующем рынке ЦБ, не смотря на то, что В первую очередь года он уже израсходовал более $80 млрд на поддержание курса.«В аналогичных обстановках центробанк страны третьего мира обязан переломить хребет рынку, реализовывая доллары США, — пишет в отчете Луис Коста, аналитик Citigroup. — Центробанк России опять в критический момент устранился от агрессивной продажи американских долларов, которая разрешила бы подкрепить его финансовую и валютную политику». К вечеру рубль отыграл часть утрат, позже опять начал слабеть: к 20.50 мск американский доллар стоил 70,99 руб.

Население с понедельника начало перекладывать рублевые депозиты в валюту, банкиры именуют обстановку необратимой (см. статью на стр.

10). на данный момент самый громадный ожидаемый риск — кроме того не бегство вкладчиков, а перевод рублевых депозитов в валюту, говорит заместитель председателя ВЭБа Андрей Клепач:«Необходимы скоординированные действия по продаже валютной выручки». Один ЦБ стабилизировать панику не имеет возможности, считает Клепач, по причине того, что продажа валюты экспортерами — в руках вторых ведомств.

В крайнем случае обстановка может завершиться какими-либо формами валютных ограничений, в лучшем случае — понижением резервов ЦБ, предвещает он. Для выправления обстановки необходимы стратегические скоординированные всеми ведомствами ответа, уверен он: «В случае если правительство желает выжить — выхода нет».

Попросить экспортёров

На вчерашнем заседании у примьер-министра Медведева госслужащие придумали, как стабилизировать обстановку: обеспечить больше валюты, поддержать банки, а также докапитализацией, поведал министр экономики Алексей Улюкаев. Введение валютного контроля не обсуждается, заверил он. То же самое заявила и Набиуллина.

Сейчас правительство планирует провести встречу с большими экспортерами, говорит федеральный государственный служащий, это не составит большого труда заседание без ответов, сколько валюты и с какой периодичностью экспортеры имели возможность бы реализовывать.

Никаких необходимых требований, никаких нормативов правительство вводить не собирается, подчеркивает собеседник «Ведомостей»: «Можем лишь попросить».

Не все в это верят. Увеличение ставки — естественная реакция регулятора, которому нужно снизить инфляцию, но следующим шагом, в случае если продолжится девальвация, возможно контроль за перемещением капитала, не исключает начальник департамента инвестиционной стратегии Credit Suisse Наннетт Хехлер-Файдхербе. «Это обычная, разумная мера», — не удивился бы Тихомиров. «Отечественные трейдеры информируют мне, что заявок на приобретение рублей нет, — цитирует Bloomberg Пера Хаммарлунда, главного стратега по развивающимся рынкам Skandinaviska Enskilda Banken. — Я полагал, что [повышение ставки ЦБ до] 17% даст по крайней мере месяц передышки.

Сейчас стоит ожидать повторения 1998-1999 гг. Мы кроме этого на один громадный ход приблизились к введению ограничений на перемещение капитала».«Последний ход для совершенного шторма — введение ограничений на перемещение капитала», — цитирует Financial Times Хайнца Рюттиманна, стратега по развивающимся рынкам Julius Baer.

До тех пор пока падает нефть — падает и рубль, исходя из этого экспортеры просто не реализовывают валюту, а для налоговых платежей берут кредиты в рублях: экспортеры — качественные клиенты, их с радостью кредитуют, а такая девальвация отобьет каждые ставки по кредиту, говорит Тихомиров.

Экспортеры изыскивают каждые методы избежать продажи валюты, знает Сергей Пухов из Центра развития Высшей школы экономики: «Падает нефть — валится и рынок, развернуться курс может лишь по окончании разворота стоимости одного бареля нефти». А она дешевеет на 2-3% в сутки, при таких темпах достигнуть прогнозируемого дна в $40-50 за баррель — вопрос нескольких суток, ожидает завкафедрой Российской академии государственной службы и народного хозяйства при президенте России, занимавший ранее пост директора ММВБ и бывший заместитель председателя ЦБ Константин Корищенко:«Мы в канун остановки либо разворота». День назад баррель Brent снизился в цене на 2% и достиг $58,9.

Новая судьба

Случившееся увеличение ставки определенно пошлёт экономику в рецессию: прямой эффект — около 4% роста ВВП, т. е. вместо ожидавшегося в 2015 г. спада на 0,2% будет спад на 5%, производит перерасмотрение прогноз директор Центра экономического анализа Альфа-банка Наталия Орлова. Рецессия и без того назревала, а при инфляции и такой девальвации скорость спада будет больше, а вдруг сократить бюджетные затраты — то и еще больше, говорит Клепач.

Обстановка феноменальная, в первую очередь необходимо стабилизировать валютный рынок, согласен Корищенко: экономический подьем возможно лишь тогда, в то время, когда экономические субъекты смогут планировать .

Но в то время, когда падение рубля снабжает в годовом выражении много процентов, никаких иных стратегий, не считая вложений в валюту, быть не имеет возможности, говорит он.

Увеличение ставки одобряют и аналитики, и госслужащие, одна претензия — нужно было сделать это раньше.«ЦБ плетется за рынком, вместо того дабы делать упреждающие шаги, — говорит Пухов. — Говорит-то [ЦБ] верно: не допустить негативные ожидания, а действует уже постфактум, по окончании всех негативных новостей». «Но все мы крепки задним умом», — признает первенствовавший заместитель председателя ЦБ Улюкаев.

«Увеличение ставки до 17% — это финиш финансовой системы», — эмоционален топ-менеджер одного из банков: банки повысят ставки по кредитам компаниям до 20%, экономика при таких ставках трудиться не имеет возможности, для настоящего сектора это смерть.

Тёмный вторник будет иметь три последствия, перечисляет Тихомиров: кризис доверия к рублю и политике властей, инфляционный шок, волна корпоративных дефолтов. По окончании таких падений кроме того при стабилизации курса перевод сбережений в валюту продолжится, уверен он: «Может, это и не возврат в 1990-е, но тяжелый удар».

Инфляция минимум еще на год удержится выше 10-12%, думает Тихомиров: «Кроме того в случае если курс возвратится к 50 руб./$, импортеры будут закладывать в договора тот пик, что был, т. е. мы столкнемся с инфляционным шоком». Девальвация привела к переоценке банками сумок, это приведет к проблемам и дефолтам компаний с капиталом у банков, потребности в их рефинансировании и ляжет дополнительным бременем на ЦБ, продолжает Тихомиров.

Портфель ОФЗ день назад снизился в цене на 10%, что практически съело годовую прибыль банка, говорит топ-менеджер одного из банков: банки применяют ОФЗ для репо с ЦБ, на данный момент необходимо будет или довносить бумаги под кредит, или уменьшать привлечение.

Экономика в 2015 г. может упасть на 3%, в случае если баррель нефти будет стоить $70, но серьёзнее качественное изменение обстановки — новая действительность, говорит Тихомиров: «Мы вступили в важный финансовый кризис, более важный, чем в 2008-2009 гг.». По уровню доходов население отброшено на восемь лет назад и кроме спада доходов будет расти безработица, ожидает он, в отличие от 2009 г., в то время, когда государство поддерживало компании и население, на данный момент у него таких денег нет.

«Комментировать «новую действительность» не буду — непечатные выражения применять не хочется, а вторых у меня по этому поводу нет», — отрезал государственный служащий экономического блока.

«Это страшно — то, что происходит, — с позиций благополучия людей. Финиша этому не видно: мы возвращаемся в 1990-е», — говорит Николай Кондрашов из Центра развития Высшей школы экономики. Согласно расчетам Центра развития, Россию ожидает трехлетний снижения ВВП, доходов населения, инвестиций и, даже в том случае, если цена барреля нефти возвратится к $100, спад будет только чуть меньше. «Выхода из кризиса мы не видим: будет болото — инвестиционное, денежное», — вычисляет Кондрашов, нефть и коллапса — изначальная причина санкции.

Кроме того в случае если стоимость бареля нефти вырастут, с кризисом доверия скоро совладать не окажется, согласен Тихомиров.

Это не возврат в 1990-е, возражает Клепач, но важный урок на тему защищенности экономики. Потенциал выживания и стабилизации громадной, считает он, но меры правительства по стабилизации не те: к примеру, инвестирование фонда национального благосостояния в нефтегазовый комплекс в ситуации снижения темпов добычи нефти — это проедание нефтегазовых доходов вместо диверсификации экономики.

Источник: politobzor.net