Расстрелянная армия

Для чего в 1937 году Сталину пригодился «заговор армейских»

Что было подлинной обстоятельством суда во второй половине 30-ых годов XX века над участниками советско-германского тайного сотрудничества? Для чего Сталину пригодились беспрецедентные репрессии в армии, быстро снизившие ее полная боевая готовность незадолго до войны?

Были ли документы, дискредитирующие комсостав Красной армии, закинуты в Москву из Берлина? Существовал ли в конечном итоге заговор в Народном комиссариате обороны и как Геббельс и Гитлер отреагировали на расстрел маршала Тухачевского? Об этом в лекции, прошедшей в Культурном центре ЗИЛ при помощи премии и Политехнического музея «Просветитель», поведала профессор истории , глава историко-информационной работы Эрмитажа, создатель книги «Заклятая дружба. Тайное сотрудничество СССР и Германии 1920–1930-х годов» Юлия Кантор. «Лента.ру» записала главные тезисы ее выступления.

Армейский альянс Берлина и Москвы

Ужасные события 1937 года были естественным порождением событий 1917 года, в то время, когда в Российской Федерации к власти насильственным образом пришла политическая сила, подменившая собой государство. В течение первых 20 лет советской власти неспешно формировалось государство нового типа, где идеология подменила собой мораль, а принуждение — право.

По окончании октябрьского переворота в 1917 в Российской Федерации и поражения Германии в Первой мировой оба страны были париями в новой совокупности интернациональных взаимоотношений, что и выяснило их военно-политическое сближение в начале двадцатого века. Одним из первых дипломатических актов Советской республики стал Рапалльский контракт с Германией, заключенный в апреле 1922 года.

По Версальскому мирному соглашению Германия не имела права иметь сильную армию (численность рейхсвера не имела возможности быть больше 100 тысяч людей) и развивать военную науку.

Как ни парадоксально, но в Красной армии к тому времени сложилась подобная обстановка: высококлассные армейские кадры или эмигрировали, или погибли в Первой мировой и Гражданской войнах, а оставшимся военспецам из бывших царских офицеров коммунисты не доверяли. Все это обусловило предстоящее тайное военно-техническое сотрудничество между обеими государствами, наряду с этим Германия сознательно нарушала собственные обязательства по Версальскому миру.

В течение 1920-х — начала 1930-х годов на территории СССР действовали три большие советско-германские армейские школы: летная в Липецке и танковая под Казанью, и испытательный полигон отравляющих веществ под Саратовом. Вопреки распространенным у нас представлениям, это тесное сотрудничество, продолжавшееся более 15 лет, принесло пользу не только Германии, но и СССР. За то время в Красной армии сформировалась маленькая, но высокопрофессиональная команда армейских, по большей части складывавшаяся из бывших царских офицеров.

Именно на этих людей, имевших еще дореволюционное образование, участвовавших в Первой мировой и Гражданской войнах и превосходно опытных зарубежные языки, опиралась советская власть в контактах с германскими армейскими. Конечно, военное сотрудничество с немцами проходило под неусыпным контролем чекистов.

Германские армейские разговаривают с начальником советского танкового полка под Брестом. 1939 год

Фото: РИА Новости

Любопытно, что по окончании прихода к власти в Германии Гитлера это сотрудничество не закончилось. Оно приняло другие формы, перейдя из военной сферы в экономическую, — СССР закупал у Германии разработки и оборудование, поставляя вместо продовольствие и природные ресурсы. В случае если в Советском Альянсе в 1937-1938 годах в военном элите были стёрты с лица земли практически все имевшие отношение к советско-германским военно-техническим контактам, то в гитлеровской Германии в управлении вермахта остались все армейские специалисты, замечательно привычные с Красной ее спецификой и армией.

Это усугубило катастрофу 1941 года.

В то время, когда в 1935 году в СССР деятельно обсуждалась новая военная теория, в Москве были вынуждены сделать окончательный выбор относительно продолжения предстоящего сотрудничества с нацистской Германией. самые компетентные из советских армейских начальников осознавали неизбежность скорого столкновения (причем в той самой коалиции, которая сложилась во время второй мировой) и исходя из этого обосновывали необходимость скорейшего перевооружения Красной армии, тогда как так именуемые «конники» наподобие Буденного и Ворошилова этому всячески противились.

Известен случай, в то время, когда Сталин в 1935 году лично редактировал статью Тухачевского в «Правде».

Вождь не только поменял заголовок с «Военных замыслов Гитлера» на «Армейские замыслы Германии», но и убрал из текста все острые рассуждения автора об идеологии германского фашизма.

Фальшивый «германский след»

Кроме того на фоне ужасных репрессий советской власти в отношении крестьянства, интеллигенции, истребления и церкви партийной оппозиции дело о так именуемом «военно-фашистском заговоре в Красную армию» стоит особняком. Уничтожение военной элиты — это в первую очередь решение суда стране: в случае если высшие чиновники армии были зарубежными шпионами, то что это за страну? И напротив, в случае если обвинения против них были фальшивыми и лучших советских полководцев сгубили по совсем вторым соображениям, то поднимается тот же самый вопрос: что это за страну, где подобное вероятно?

По окончании XX съезда партии в 1956 реабилитации и году обвиняемых по делу о «заговоре армейских» появилась необходимость в объяснении и понимании мотивов Сталина, обезглавившего незадолго до войны все армейское управление, и контрразведку и разведку. Как раз тогда стала широко распространена фальшивая версия о том, что Сталина сознательно ввели в заблуждение немцы посредством подброшенных через Чехословакию фальшивых документов, дискредитирующих советскую военную вершину. К примеру, подобные намеки возможно отыскать в мемуарах начальника разведки Фашисткой германии Вальтера Шелленберга.

Иосиф Сталин, 1938 год

Фото: РИА Новости

Но в случае если такая фальшивка и была изготовлена, то она имела возможность попасть в Москву не ранее весны 1937 года, в то время, когда большая часть обвиняемых по делу о «военно-фашистском заговоре» уже были арестованы и давали показания (Тухачевского забрали под стражу в мае 1937 года последним из наибольших полководцев).

Кровавые допросы на Лубянке

Я знакомилась в Центральном архиве ФСБ России с материалами этого 20-томного дела, по которым отлично видно, как оно фабриковалось. Во-первых, в том месте нет никаких доказательств вины его фигурантов (не говоря уже о вещественных), не считая их собственных «признательных» показаний. На листах бумаги с этими признаниями имеется бурые пятна — кровь, что доказала судмед экспертиза.

Во-вторых, стиль говорит о том, что показания написаны под диктовку следователей. В их текстах содержится множество фактических неточностей: рейхсвер путается с вермахтом, датой прихода Гитлера к власти в Германии почему-то именуется 1932 год. Ясно, что его товарищи и Тухачевский по несчастью не могли допустить таких неточностей — возможно, они подписывали допросные страницы, не просматривая их.

Почерковедческая экспертиза, совершённая в МВД, продемонстрировала, что эти тексты выполнены людьми, пребывающими в неадекватном, своеобразном состоянии, рукой, находящейся в неестественном положении — в противном случае говоря, под мерами физического действия. Жен обвиняемых по делу о «военно-фашистском заговоре в Красную армию» после этого послали в лагеря и расстреляли в первой половине 40-ых годов двадцатого века, а дети потом попали в детдома, а по достижении совершеннолетия — в лагеря.

Тухачевский признательные показания дал не сходу.

На первом допросе он категорически отвергал все обвинения, маршал вышел из строя лишь по окончании «конвейера» — изобретенного в НКВД пыточного способа, в то время, когда человека безостановочно допрашивали в течение нескольких дней подряд, лишая его пищи и сна.

Анализ собственноручных показаний Тухачевского и сравнение их с ранее написанными им письмами, совершённые почерковедческой лабораторией экспертно-криминалистического центра ГУВД по Санкт-Ленинградской области и Петербургу, распознал, что они были написаны или по окончании сильного физического действия, или под влиянием психотропных препаратов.

Маршалу, к примеру, вменялись связи с разными чиновниками германской армии. Очевидно, Тухачевский в свое время вправду с ними контактировал, но только в рамках собственных служебных полномочий и под контролем советских разведслужб.

Материалы русских федеральных архивов (РГВА и РГАСПИ) говорят о том, что Сталин не только пристально смотрел за ходом следствия, но и давал указания следователям, а позже лично принимал участие в формировании «публичного мнения» в военной среде.

На протяжении пересмотра дела о «военно-фашистском заговоре в Красную армию» в конце 50-х годов советские следователи взяли возможность допросить бывших начальников германских армии, каковые весьма детально поведали, как они контактировали с Тухачевским и другими советскими полководцами.

В архивах ФРГ сохранились мемуары и дневники главных германских участников советско-дипломатов и германского сотрудничества.

Доказательств предательства советских армейских, как и свидетельств фабрикации германскими разведслужбами документов, дискредитирующих советских полководцев в глазах Сталина, в военных архивах Германии и в архиве МИД ФРГ также не найдено. Наоборот, в документах германских армейских рефреном звучит недоверие к подлинным обстоятельствам процесса 1937 года и удивление, из-за чего Сталин «убрал» военную вершину. Так что версия о «германском следе» в «деле армейских» не выдерживает критики.

Признание маршала Тухачевского

Фото: stalin.memo.ru

«Бойня в Москве»

За судом и следствием весьма пристально следили в Германии.

В ежедневниках Геббельса за данный период упоминается «бойня в Москве», учиненная «больным советским управлением». Он утвержает, что Гитлер, определив о «военно-фашистском заговоре» в Красной армии, «смеялся до слез» и сообщил напоследок, что сейчас «мы должны быть готовы». Сохранившиеся в архивах документы вермахта лета 1937 года недвусмысленно отражают восхищение германских генералов, полагавших, что отныне с Красной и Советским Союзом армией возможно не принимать во внимание как с военной силой.

Вот что писал германский армейский издание через 14 дней по окончании расстрела Тухачевского: «Начиная с 1929 года Красная армия под управлением Тухачевского совсем осуществила переход к реструкуризации по западноевропейскому примеру (…) Провалились сквозь землю с высоких постов все храбрецы гражданской прочие невежды и войны, которых заменили специалисты высокого уровня (…) По окончании приказа Сталина о расстреле восьми лучших начальников Красной армии высшие посты армейского руководства снова заняты надежными храбрецами Гражданской войны и невеждами, а военная квалификация принесена в жертву безопасности советской совокупности».

Смертью других военачальников и Тухачевского «чистки» в Красной армии не ограничились. В случае если во второй половине 30-ых годов XX века репрессии коснулись по большей части высшего комсостава, то в 1938-м сталинский террор затронул порядка 40 тысяч солдатах разных воинских званий во всех военных округах.

Армия была не просто обезглавлена, но и деморализована. В военной среде сложился ужасный психотерапевтический климат: во втором квартале 1937 года быстро увеличилось количество суицидов (в ЛВО — на 27 процентов, в БВО — на 40 процентов, в КВО — на 50 процентов, на Черноморском флоте — на 200 процентов).

Армейские прекратили осознавать, кому сейчас возможно доверять, в случае если твой воинский начальник и непосредственный командир может свободно появляться шпионом и врагом.

Вот что говорит беспристрастная статистика: за 1937-1938 годы были поменяны все (не считая Буденного) командующее армиями округов, и все их начальники и заместители штабов округов, 88 процентов начальников корпусов, 98 бригад командиров и процентов дивизии, 79 процентов начальников полков, 87 дивизионов командиров и процентов батальонов, 100 процентов состава облвоенкомов.

На сборах начальников полков, совершённых летом 1940 года, из 225 человек только 25 были выпускниками армейских училищ, остальные 200 окончили направления младших лейтенантов. По подсчетам современных историков, утраты в руководящем составе Красной армии за 1937-1939 годы намного превышали его утраты за годы ВОВ.

«Замысел поражения»

Обвиняемых по делу о «заговоре армейских» расстреляли через 40 мин. по окончании окончания суда в ночь на 12 июня 1937 года. За день до смерти маршал Тухачевский разработал «Замысел поражения» (так его назвали следователи) и направил его лично Сталину. В этом документе он дал подробный и, как продемонстрировали последующие события, весьма правильный прогноз развития военно-политической ситуации в Европе в ближайщее время и направления вероятного удара Германии против СССР в будущей войне.

Сталин обратит на него внимание только в июне 1941 года — в самые первые ужасные дни ВОВ.

Михаил Николаевич Тухачевский

Фото: РИА Новости

По окончании его соратников и расстрела Тухачевского были свернуты инициированные ими изучения по формированию бронетехники и новых видов оружий. В ГУЛАГ послали Туполева и Королева, в Ленинграде закрыли Реактивный университет, занимающийся производством реактивных двигателей. Как раз по данной причине известная ракетная установка БМ-13, более узнаваемая называющиеся «Катюша», поступила в армии не во второй половине 30-ых годов двадцатого века, а лишь летом 1941-го.

Какой же логикой руководствовался Сталин, уничтожая во второй половине 30-ых годов XX века военную элиту СССР?

Вся власть была сосредоточена в руках вождя, который считал возможно страшным любого, кто думал вольно и самостоятельно (как это по большому счету было вероятно в тогдашнем СССР). Тем более в случае если это люди, могущие профессионально пользоваться оружием.

другие фигуранты и Тухачевский дела о «заговоре армейских» были страшны тем, что время от времени разрешали себе высказывать критические замечания — к примеру, о состоянии дел в армии, оборонной индустрии и внешней политике.

Увы, порочная традиция объявлять предателями и врагами людей, думающих не так, как «нужно», пережила не только Сталина, но и СССР.

Источник: lenta.ru