Путин проиграл в экономической войне?

На фоне доходов курса и падения рубля от экспорта нефти и газа раненому русскому медведю угрожает рецессия. В условиях введенных после захвата Крыма интернациональных санкций страна будет пробовать выйти из изоляции, дабы отыскать новые источники финансирования.

В то время, когда Владимира Владимировича Путина прописали премьером во второй половине 90-ых годов двадцатого века, страна волновалась беспрецедентный финансовый кризис, кульминационным моментом которого стали девальвация и дефолт рубля в августе 1998 года.

Благодаря подъему стоимости одного бареля нефти и сырье Владимиру Путину удалось стать в глазах международного сообщества и россиян человеком, что вернул России процветание, перевоплотил ее в набирающую силы экономическую и денежную державу. В следствии ему удалось укрепить собственную легитимность как фаворита страны, оттеснить в тень всех хоть какое количество-нибудь значимых оппозиционеров и добиться рекордной популярности среди населения.

Трагедия с падением стоимости одного бареля нефти

Но, возможно, все достигнутое сейчас может пойти прахом? Была ли Российская Федерация на грани самого важного финансового кризиса с 1998 года?

Всего годом ранее, в то время, когда в Сочи начинались зимние Олимпийские игры, такие вопросы были бы сродни провокации.

Однако, в начале 2015 года у них определенно имеется острота. По какому-такому тёмному сценарию развиваются события, что всего за десять месяцев русский медведь растерял целый прежней лоск и сейчас походит, скорее, на раненого зверя? Как российское правительство выберется из ловушки, в которую само себя загнало?

Среди обстоятельств появившегося пара месяцев назад в Российской Федерации глубокого кризиса определенное место отводится и стечению замечательно известных всем событий, к каким вряд ли имеет суть возвращаться. В первую очередь, это, очевидно, падение стоимости одного бареля нефти (на экспорт углеводородов приходится 50,2% всех бюджетных поступлений), которое ведет к сокращению национальных ресурсов и ставит в тяжелейшее положение собравшие валютных займов госпредприятия наподобие «Роснефти». Украинский кризис, со своей стороны, вызвал введение многих интернациональных санкций, каковые лишают денежные и промышленные госпредприятия доступа к денежным и банковским рынкам на западе в тот самый момент, в то время, когда им очень необходимы средства для рефинансирования валютных долгов (падение курса рубля сделало эту задачу воистину неподъемной).

В ходе брифинга 18 декабря Владимир Владимирович Путин объявил, что на санкции приходится приблизительно 25-30% падения курса рубля, но его занимаюший ранее пост министра финансов Алексей Кудрин (кое-какие разглядывают его как потенциального преемника Медведева на должности премьера) говорит о 40%. В любом случае, оба они согласны с тем, что основная обстоятельство содержится в падении стоимости одного бареля нефти, которое тащит Россию в рецессию.

Помимо этого, существуют и другие объяснения, каковые связаны с самим характером работы русском экономики: чрезмерная зависимость от нефти и газа (на данный сектор приходится более 20% ВВП), сосредоточение экономической и политической власти в руках маленькой группы людей со смешанными заинтересованностями (это приводит к принятию неэффективных инвестиционных и денежных ответов), недочёт доверия к экономическим структурам в стране (с 2010 по 2013 годы чистый оттекание капиталов составил 232 миллиарда американских долларов, что в 20 раза больше, чем с 2004 по 2008 годы. В прошедшем сезоне обращение шла о 130 миллиардах, а в текущем году — о неменьшей сумме при отсутствии контрольных мер), неэффективность национальных затрат при их активном росте за последние годы. Все это формирует неустойчивую совокупность, которой остро не достаточно прозрачности, конкуренции и гибкости.

Как говорят экономисты, мы приобретаем негативные внешние факторы, каковые еще больше обостряют последствия кризиса.

Как бы то ни было, в 2015 году Российская Федерация — уже не та, что во второй половине 90-ых годов двадцатого века. Тогда госдолг достигал 50% ВВП, а золото-валючные резервы были фактически истощены. Сейчас государственный долг России меньше 60 миллиардов американских долларов, а ее золото-валючные резервы оцениваются в 370 млд дол (за последние три года они уменьшились на 200 миллиардов), не смотря на то, что кое-какие русские экономисты и уверены в том, что в действительности эта сумма на 100 миллиардов меньше.

Парадигмы будущей рецессии

На протяжении все той же пресс-конференции Владимир Путина стремился развеять страхи, выделив, что денежные резервы страны разрешат ей продержаться еще как минимум два года при текущих нефтяных котировках. Одновременно с этим задолженность фирм превышает 500 миллиардов американских долларов, а финансовая система неустойчива. Большие госбанки наподобие ВТБ и Сберегательного банка снабжали масштабное финансирование приближенным к власти частным компаниям, а также на протяжении строительства туристической и олимпийской инфраструктуры в Сочи.

Исходя из этого у российских экономистов имеются сомнения по поводу возможностей погашения кредитов, часть которых, возможно, утекла за границу, что содействовало усилению давления на рубль. Как бы то ни было, один факт не вызывает сомнений: в 2015 году в первый раз с 2000 года в Российской Федерации случится важная рецессия. По различным оценкам, понижение ВВП составит 4-5% при инфляции выше 10%.

Такая обстановка в диковинку для россиян и приводит к немалому беспокойству. Ответ Центрального банка о увеличении ставки рефинансирования до 17% как меры помощи рубля существенно повышает цена кредитования для предприятий и частных лиц. Ужас обвала национальной валюты все еще остается более чем настоящим: с 15 по 17 декабря, во время самого резкого ее падения, с банковских квитанций было снято более 700 миллиардов рублей. Исходя из этого правительству нужно будет выработать твёрдый корректировочный замысел на два ближайших года, дабы приспособить собственные затраты к нынешнему курсу нефти.

В собственной последней редакции бюджет 2015 год исходил из очень оптимистичных предпосылок: 2,5% роста ВВП, 5,5% инфляции, нефть на отметке в 96 долларов за баррель.

Главе МинФина Антону Силуанову сейчас придется кардинально все переработать. Помимо этого, ему направляться с осторожностью распорядиться денежными резервами страны так, дабы те не были направлены только на поддержку больших национальных либо родных к Кремлю фирм, что лишит источников финансирования средний и небольшой бизнес. Однако, первые из заявленных ответов движутся пара не в том направлении.

Возможно, правительству нужно будет принять ограничительные меры, дабы стабилизировать рубль и остановить утечку капиталов? До тех пор пока этого исключать запрещено.

Владимир Владимирович Путин надеется на собственную силу убеждения и в ходе брифинга упоминал о телефонных беседах с начальниками последовательности предприятий, в которых он призывал их к порядку.

С национальных экспортеров забрали обязательство обращать полученные валютные поступления в национальную валюту. Но в случае если результатов не будет, президент России может постараться пойти дальше. В любом случае ограничение экспорта капиталов не имеет возможности стать панацеей в этом кризисе. Подобная мера обязана сопровождаться масштабной заменой импортной продукции на местную. Но это продолжительный и тяжёлый процесс, в особенности в стране, где количества импорта возросли с 45 до 340 млд дол с 2000 по 2013 год…

Выйти из кризиса… с Европой либо Китаем?

Наконец, остается политический вопрос. Во второй половине 90-ых годов двадцатого века в Российской Федерации совпали два кризиса: хронический политический бардак с выбившимся из сил Ельциным, чередованием и засильем олигархов премьер-министров (до тех пор пока окружение ветхого президента не остановило собственный выбор на Владимире Путине), и очень острый экономический кризис. Сейчас ситуация складывается совсем в противном случае: присоединение Крыма еще больше упрочило популярность Владимира Владимировича Путина среди огромного большинства россиян. И до тех пор пока патриотическим рефлексам получалось сглаживать политические последствия финансового кризиса.

на данный момент у главы страны нет никаких обстоятельств беспокоиться организованной оппозиции. На встрече с журналистами он выделил, какая узкая грань отделяет оппозиционеров от «пятой колонны», как будто бы напоминая тем, кто подумывает о протестах, что их смогут окрестить предателями отчизны. Но что случится, в случае если экономическая обстановка ухудшится еще посильнее и приведет к закрытию фирм, падению и увольнениям уровня судьбы среднего класса? Все решится в ближайшие год-полтора.

Причем, основная опасность для Владимира Владимировича Путина исходит не от улицы, а от властных кругов. У президента хватает друзей и союзников (многие были с ним еще в бытность помощником главы горадминистрации Петербурга в 1990-х годах) во властных кругах. Но они, возможно, не горят жаждой лишиться влияния и денег. Так как же выбраться из данной ловушки?

Российская Федерация ничего не имеет возможности сделать с стоимостями на нефть. Исходя из этого правительству остается только трудиться над замыслом корректировки экономики, что разрешит стране пройти через данный сложный период с мельчайшими для себя утратами. Одновременно с этим против санкций Российская Федерация может предпринять очень многое. Алексей Кудрин отнюдь не просто так призывал Россию пойти на сближение с западными государствами для поиска выхода из украинского кризиса.

Того же самого желают Франция и Германия. 4 января вице-канцлер ФРГ Зигмар Габриэль отметил в интервью газете Bild am Sonntag, что никто не пытается «поставить Россию на колени» либо загрузить ее в «политический и экономический хаос». Франсуа Олланд сказал о том же самом 5 января в эфире France Inter.

Одновременно с этим председательство Латвии в ЕС вряд ли возможно разглядывать как хорошую новость для Европы и отношений России, по причине того, что глава правительства страны Лаймдота Страуюма много раз призывала к «бдительности» по отношению к Москве.

Сейчас Кремлю предстоит сделать решающий выбор: ухватиться за возможность разрешения украинского кризиса, дабы тем самым смягчить последствия нефтяного шока, либо же оттолкнуться от того, что Российская Федерация и без того достаточно сильна, дабы совладать со всеми трудностями, не обращая внимания на интернациональную изоляцию. При таких условиях она может обратиться к Китаю, управление которого уже показало решимость оказать ей денежную помощь.

Но это стало бы новой траекторией перемещения России с туманной пользой в долговременной возможности.

На недавних каникулах многим гражданам России было нужно отказаться от поездок в экзотические и респектабельные места (Индийский океан, Альпы) и снова проникнуться зимним обаянием отчизны-матери. Но с 12 января реальность неспешно снова вступает в собственные права. И может оказаться жёсткой.

Франсуа Рош

Источник: inosmi.ru