«Продам почку»: доведенные до отчаяния россияне сдают себя на органы

В случае если забить в интернет-поисковике «желаю реализовать….», то в первую очередь машинально выскакивает «почку». Интернет-роботы выдают самый популярный запрос…

Огромное количество людей сейчас не видит другого решения денежных неприятностей, не считая продажи собственных органов.

Такое чувство, что они практически стоят в очереди на продажу и рекламируют себя, как мясники на рынке: «Не выпиваю, не курю, здоров, как бык. Почка хорошая, берите недорого».

Мы пообщались с потенциальными донорами и узнал, что толкает людей на таковой отчаянный ход.

 

фото: Сергей Иванов

 

Справка «МК»: Российское законодательство строго запрещает торговлю органами. В соответствии с отечественным законам, донором может стать лишь ближайший родной родственник (кроме того супруг/супруга не смогут) на безвозмездной базе или погибший (так именуемые трупные органы). Но, наверное, об этом только бог ведает. Запрос в сети выдает миллионы ссылок: от предостережений и советов до особых сайтов типа «банк данных доноров РФ».

 

 

 

«Здоров как бык, не выпиваю, не курю»

«Здоров всецело, кандидат в мастера спорта, за всю жизнь кроме того гриппом не болел… Все предложения и вопросы пишите на почту…»

«По причине сложных жизненных событий готов стать донором почки, мне 29 лет, вредных привычек не имею. Цена 3 500 000 рублей либо квартира в Красноярске +1 000 000 рублей.

Звоните по тел. ХХХ по окончании 15:00».

«Стану донором почки!

Безотлагательно необходимы деньги! Новосибирск! Здоровый, сам тяжелым ничем ни при каких обстоятельствах не болел!

Почки ни разу не отбивали! Организм крепкий и почка хорошая!»

«Юный, непьющий и здоровый 20 летний юноша осознанно реализует почку нуждающемуся».

«Здорова, не курю, не выпиваю, медкомиссия ежегодно по работе…»

Аналогичных объявлений тысячи. Продажа органов идет открыто, прямо со ссылками на странички в соцсетях.

Набираю первый попавшийся номер. Представляюсь родственником реципиента, которому безотлагательно нужна почка.

На том финише провода — некоторый Александр из Красноярска.

— Да, реализовываю! А какое количество дадите? Я на каждые деньги готов.

Узнается, что мужчине 35 лет и он десять или одинадцать месяцев назад освободился из колонии, куда попал за драку.

— Сидел три года. До этого жил нормально, кроме того прекрасно. Трудился водителем. И грузы возил, и без того, на маршрутном автобусе калымил. Мы с женой (сейчас уже бывшей) кроме того дом выстроили сами.

Я ей все покинул по окончании развода. А сейчас вот я возвратился из мест не столь отдаленных, и на работу никуда не берут. По большому счету никуда.

В охрану запрещено — в том направлении с судимостями дорога заказана. Грузоперевозок на данный момент также нет никаких. Я и продавцом, и носильщиком, и куда лишь уже ни пробовал — нет работы, и все! Зимний период кое-как пристроился в Ханты-Мансийск через привычных. Месяц отработал, позже сократили, денег не выплатили, из общаги выгнали.

Я автостопом до Красноярска добирался. Позже звонил-звонил этим работодателям, кое-как с них вытребовал 4900 рублей. И все!

— А на биржу труда не пробовали?

— Пробовал.

Пришел, они меня записали и позже говорят: давай денег, в случае если желаешь на работу попасть. Я им говорю: какие конкретно деньги?! Да я пешком из дома ко мне шел, по причине того, что кроме того на билет на автобус у меня нет.

— Неужто все так не хорошо?

— Женщина, вот не поверите — так, что кроме того покушать нечего. Холодильник безлюдной!

У нас в семье три мужика — я, брат и отец младший. И все мы втроем без работы сидим. Ну хорошо еще я, отсидевший.

Отца моего десять или одинадцать месяцев назад сократили из автобусного парка, где он практически 30 лет отпахал. Брат также пара месяцев не имеет возможности устроиться, он ходил кроме того в рекрутинговое агентство, заплатил 6000 рублей, за это ему дали базу потенциальных работодателей на пяти страницах. Мы всех обзвонили, но номера либо недоступны, либо не существуют, либо никто не нужно. Одурачили, меньше.

Да у нас полгорода без работы. Мы живем на деньги, каковые мать получает санитаркой в доме старых. Я не могу так жить, я привык трудиться, кормить семью, помогать родным. А тут сам нахлебник.

Что мне, красть, что ли? Но я не желаю так! Вот и решил реализовать почку, не для себя, для родных. Да я всего себя готов реализовать на органы, в случае если честно.

Брат отговаривает меня, говорит, не паникуй, что-нибудь придумаем. Ну т ак что, нужна вам моя почка? Лишь денег на анализы у меня нет, в случае если имеете возможность, оплатите сами.

Я согласилась Александру, что из газеты.

— Жалко… Ну тогда хотя бы напишите, что я очень ищу работу.

Любую! Я все могу, а если не могу, то обучаюсь легко на лету…

«Пускай 20 лет, но поживу, как человек»

Деньги, деньги, деньги… Все повторяли мне в трубку одно да и то же. «Заели кредиты», «банки подают на меня в суд», «прогорел бизнес», «надоело существовать, а так хоть на море съезжу».

От некоторых историй становилось особенно не по себе.

— У нас ребенок умирает от ужасной заболевания, — рыдает в трубку Самир из Набережных Челнов. — Обезболивающие одни лишь обходятся минимум в 500 рублей в сутки. Те, что дают по рецепту, нам не подходят. Мы с женой решили по почке реализовать.

Хоть как-то уменьшить страдания отечественной девочке. Ей всего три годика, но в поликлинике не оказывают помощь, лишь отмахиваются и выписывают к себе умирать….

Я дала совет обратиться в благотворительную организацию, родственников попросить.

— Да родственники уже от нас шарахаются, мы же по всем уже прошлись с протянутой рукой. Мне и на работе дали взаймы 100 тысяч. Все как в прорву ушло, я кроме того не осознал куда. А в фонды звонил я, в пара.

В том месте столько бумаг, всем отвези, принеси, продемонстрируй. А я тружусь, супруга с ребенком больным не имеет возможности мотаться по конторам. Да у меня элементарно довольно часто денег на сотовом нет, дабы куда-нибудь звонить.

Так вам нужна почка либо нет?

Я повесила трубку. И перевела мужчине на счет телефона маленькую сумму. Растолковывать отчаявшемуся человеку, что я из газеты и собираю данные, просто не смогла.

Справедливости для стоит подметить, что наравне с отчаявшимися мне попадались и те, кто идет на таковой ход без крайней потребности. И это также страшно…

— Я уже полгода занимаюсь продажей почки, — говорит мне 41 летний обитатель Саратова Михаил. Тон у него таковой, как словно бы речь заходит о продаже велосипеда. — Да, я знаю обо всех побочных последствиях. Я прошел обследование в клинике, моя вторая почка здорова, доктора заявили, что я нормально проживу с ней как минимум лет двадцать.

А мне больше и не нужно, да и не живут у нас больше… Вы почитайте, какая средняя длительность судьбы у мужчин — именно 65. Но оставшееся время буду жить как человек. Мне сына нужно вот на данный момент учить, университеты недешевое наслаждение. Стоимость повышаеться, зарплаты падают. Я ни при каких обстоятельствах за рубежом не был, на море толком не отдыхал.

А так хочется.

— У вас в объявлении значится сумма в 27 миллионов рублей. Вы столько желаете?

— Ой, вы на старое мое объявление наткнулись. Это я раньше столько желал, в то время, когда не знал стоимостей. Я согласен на 10 миллионов. Анализы все у меня свежие на руках. Отправьте собственный e-mail, я их вам пошлю.

— А другие клиенты с вами уже связывались?

— Да, я в осеннюю пору чуть в Германию не улетел. Но на границе стало известно, что мне выезд закрыт из-за долгов по налогам. Я до этого ни при каких обстоятельствах не был в других государствах а также не знал, что у нас все так строго.

Так что клиент сорвался.

Как я осознала, 10 000 000 — это весьма дорого. По большому счету разброс стоимостей самый различный.

Кто-то требует миллион, кто-то три. Кое-какие оценивают собственные органы в долларах.

На мой скромный запрос о поиске донора посыпался практически шквал писем.

«Дам собственную почку в который нуждается организм, с вас оплата ВСЕХ затрат и моральная компенсация в размере 3 200 000 (три миллиона двести тысяч рублей). Оплата перед операцией. Пересадка лишь в хорошей клинике. Поступок обдуманный и окончательный.

У меня ребенок и еще один на подходе, задолженность и кредит по квартире, я не желаю, чтобы мои дети в чем-то нуждались, но с заработной платом 28 тыщ я легко всё это не потяну. О себе — 23 года, рост 192, вес 95, курил два года…»

«Отгоняем желающих реализовать собственную почку чуть ли не каждый день»

Мошенников около данной темы крутится также огромное количество. Метод обмана самый элементарный: «Я посредник, пошлю вас на операцию за границу, по причине того, что в Российской Федерации вы за собственную почку большое количество не получите. За собственные услуги беру предоплату».

Либо «помогу с оформлением загранпаспорта для выезда за границу для поиска клиента на вашу почку. Предоплата столько-то». Высылая собственные родные, люди смутно себе воображают, как как раз проходит подбор донора и по большому счету вся эта процедура. Они думают: несколько крови совпала, УЗИ прошел — и все. Кроме того, большая часть кроме того не догадываются, что торговля органами у нас в Российской Федерации карается уголовным преследованием.

Исходя из этого все, с кем они переписываются в сети, — мошенники.

Начальник отделения пересадки почки Российского научного центра хирургии им. Б.В.Петровского РАМН Михаил Михайлович Каабак согласился «МК», что чуть ли не каждый день от дверей поликлиники приходится отгонять таких горе-продавцов.

— К сожалению, и звонят с этими предложениями систематично, а также ко мне приходят.

Чуть ли не каждый день сотрудники охраны выгоняют таких визитёров. Мы терпеливо растолковываем, что это не разрещаеться, очень настойчивым угрожаем полицией, разъясняем, что торговля органами — противозаконное воздействие. Донорами у нас смогут стать лишь ближайшие родственники или погибшие (так именуемые трупные органы).

Бывают случаи, в то время, когда люди не смогут доказать родство между собой (двоюродные, троюродные и т. д.), тогда мы рекомендуем обратиться в суд по месту жительства. Лишь по окончании того как служители Фемиды установят факт родства, мы можем возвращаться к вопросу о донорстве.

— А у кого нет донора, что им делать?

— Ожидать собственной очереди на органы.

Да, очередь эта двигается не скоро, и во многом из-за работы служб и несовершенства законов органного донорства. Люди ожидают собственного органа по 2–3 года. Недавний пример — мальчик поступил к нам в годовалом возрасте, а взял почку лишь в 3, другими словами лишь через 2 года. Но отмечу, что пересадка почки — это высокотехнологичная операция, которая проводится у нас в Российской Федерации всем нуждающимся безвозмездно.

— Как сложна операция по пересадке и изъятию почки?

Что может угрожать донору, оставшемуся с одной почкой?

— Предварительно нужно совершить последовательность тщательнейших обследований. Как на совместимость, так и на предмет исключения каких-либо осложнений у донора. Лишь в случае если консилиум докторов-экспертов будет уверен, что донор по окончании изъятия у него органа будет жить полноценной судьбой и сам не окажется в ситуации, что ему потребуется гемодиализ либо почка, возможно приступать к операции. Мы в собственном отделении с 2002 года ведем тщательную статистику всех случаев с донорскими органами.

И донор, и реципиент наблюдаются потом у нас в центре.

«Мне 39 лет я реализовала собственную почку 2 года назад»

А как в других государствах? В Германии, к примеру, донором может стать не только родственник, но и привычный — , если удастся убедить докторов, что делает это добровольно и безвозмездно. Порядка 30% всех трансплантаций в этом государстве происходит от живых доноров. «Приятели» часто бывают и из России.

Официально торговля органами разрешена в Индии, Пакистане, Таиланде, Ираке и Иране. В том месте продажа почки образовывает 75% от всех сделок, которые связаны с трансплантацией органов. В этих государствах множество медцентров, выступающих посредниками между реципиентами и донорами. Существуют целые «фабрики» доноров, где люди живут в ожидании собственного «клиента». Средняя сумма, которую приобретает жертвователь за собственную почку — от 1000 до 2000 долларов.

А в Китае — стране, где официально разрешена смертная казнь, — органы смогут изымать кроме того принудительно!

— Страшно кроме того про это сказать, но торговля органами от живых доноров в Китае поставлена на поток, — говорит специалист по Китаю Ульяна Ким. — Причем приобрести возможно не только почки, но и сердце, печень (полностью, а не частично), легкое, роговицу, поджелудочную железу. Да все что угодно. Тысячи людей едут в Китай в трансплантологические центры.

Известный факт, что в течение максимум месяца нахождения в том месте вы получите любой орган от живого человека. Это указывает, что для кого-то запланируют смертную казнь. Официальные власти растолковывают, что все эти органы берутся от преступников, приговоренных к смертной казни. Но в Китае, как мы знаем, казни подвергаются не более 2 тыс. человек в год, тогда как число операций по пересадке органов исчисляется десятками тысяч. К примеру, Глобальная организация по расследованию преследований Фалуньгунь (запрещенная в Китае школа, признанная экстремистской. — «МК») объявила, что тысячи живых последователей этого учения пошли на органы на протяжении заключения в колониях, центрах преобразования и трудовых «лагерях».

А что же у нас в Российской Федерации? Не обращая внимания на то что все медики открещиваются от тёмного рынка торговли органами, он все-таки имеется. Москвичка Людмила Лазарева — единственная из немногих, кто дал согласие поведать о том, как она реализовала собственную почку.

— Мне 39 лет, я реализовала собственную почку 2 года назад, — начинает собственный рассказ дама. — Не забывайте, практически в одночасье американский доллар вырос до 90 рублей. А у меня семья и валютная ипотека. Платеж за квартиру взлетел до 200 000 рублей в месяц.

Я просрочила практически несколько месяцев, и из банка тут же стали названивать: дайте деньги, либо мы обращаемся в суд. Вот я и решилась на таковой отчаянный ход.

Сто раз уже Людмила пожалела о том дне, в то время, когда забрала валютную ипотеку.

— Так я стала владелицей 26-метровой «хрущевки» в отдаленном районе Москвы. По тем временам квартира моя стоила 180 тысяч долларов.

Прошло 11 лет, как я плачу ипотеку, и я так же, как и прежде обязана банку 140 000 долларов (около 15 миллионов по нынешнему курсу). При неуплаты мной долга квартира эта отправится с молотка максимум за 3 000 000 рублей, оставшиеся 12 000 000 так и останутся за мной.

О собственном кредите Людмила может сказать всегда. О почке — нехотя.

— Отыскала я клиента через привычных докторов — в противном случае никак.

Изначально я желала взять хотя бы миллион. Но нужно мной медики открыто посмеялись: говорят, через чур много желаешь. Якобы желающих реализовать навалом, так что не нравится — иди к себе. В итоге я взяла на руки около 150 000 рублей. Вот и все.

Кому отправился ее орган, Людмила не знает.

— Около 2 недель искали реципиента на мою почку. По окончании операции я лежала в простой палате с простым каким-то «нарисованным» диагнозом. Спустя семь дней уже отправилась к себе. Общее состояние организма у меня такое же, как и было.

Лишь вот волосы прекратили расти, и зубов большое количество утратила. Но неизвестно, это из-за отсутствия почки либо из-за нервов. Американский доллар так и держится на высоких отметках, банк реструктурировал мне долг, сейчас я плачу по 1000 американских долларов, но кредит растянулся еще на 35 лет.

И у меня снова появились задержки по платежам…

Сейчас реализовывать Людмиле нечего. И она кроме главной работы (переводчик) пробует организовать продажу подержанных вещей. Их она собрала со привычными в «сытые» годы.

— В том месте большое количество неношеных брендовых вещей. Друзей большое количество уехало на ПМЖ за границу, они мне все поотдавали. Вот лишь где реализовывать — не знаю. Помещения в аренду дорогие. Может, кто даст мне на месяц практически какой-нибудь закуток у метро.

Метра 3, не больше. Мне кровь из носа нужно дать банку долг в 200 000 рублей. Как еще их получить — не знаю.

Помогите, люди хорошие.

Лишь на условии, что мы опубликуем эту ее просьбу, Людмила дала согласие поведать нам о продаже почки. «А мне больше деваться легко некуда!».

****

Многие незадачливые продавцы мотивируют собственный поступок так: «Живем, но это более на существование смахивает, а так хоть, может, что-то покажется». Но отчаянная попытка получить на своем здоровье обернется проблемой или с законом, или со здоровьем. Физиологами отмечено, что с одной удаленной почкой люди живут около 20 лет.

О трансплантации органов опять деятельно заговорили в последние семь дней. Связано это с вердиктом Конституционного Суда по делу Алины Саблиной (19-летнюю девушку сбила машина, и через 5 дней она умерла в поликлинике.

По окончании вскрытия родители с кошмаром выяснили, что у Алины изъяли сердце, почки, другие органы и часть аорты. Мать погибшей обратилась в суд и в итоге дошла до конституционного. Но все ее требования о взыскании с поликлиники компенсации признали незаконными, опираясь именно на эту самую презумпцию согласия. — «МК»). Тут же заговорили о несовершенстве совокупности, о том, что трансплантация органов до сих пор у нас регламентируется законами 90-х годов, что очереди на органы фактически не двигаются, что все это в совокупности и рождает тёмный рынок.

Широкая дискуссия привела к новой волне интереса в сети. Кто-то наживется на отчаявшихся людях, кто-то уедет с двумя почками за границу, а приедет с одной. А письма от продавцов собственного организма все сыплются и сыплются мне на почту…

Источник: www.mk.ru