Предсказуемость рубля

Курс рубля к доллару за первые десять дней августа снизился равно как и за первые десять дней декабря, за чемь дней до тогдашнего обвала. Всецело совпали и масштабы текущего падения цены нефти. Оба понижения составили приблизительно половину от тех, что отмечались на очередных минимумах — в январе этого года. Но сейчас динамика курса рубля выясняется как минимум более предсказуемой, отмечают специалисты, не смотря на то, что он и отпущен в «свободное плавание».

Достаточно последить за ценой нефти, соотнося ее с расчетными значениями курса. Вмешательства Центробанка (ЦБ) стоит ожидать только при явных отклонениях одного от другого.

Расчетными именуют в этом случае некие «равновесные» уровни курса рубля. Такие, каковые, по оценкам тех либо иных специалистов, соответствуют, по совокупности многих экономических показателей, текущему уровню цены нефти.

Эти оценки, непременно, разнятся, но отнюдь не кардинально.

Представим две ситуации: цена барреля эталонной североморской нефти Brent, к которой привязана экспортная цена и российской нефти семь дней, образовывает приблизительно 50 американских долларов, как сейчас, либо 40 американских долларов, в случае если допустить такое падение обозримой перспективе. Каким и в том и другом случае выясняется «стабильный» курс рубля к доллару? Его еще именуют «фундаментально обоснованным»…

Дмитрий Савченко, начальник аналитического департамента шведского банка Nordea в Москве:

— При цене нефти 50 долларов за баррель, стабильный курс, по отечественным расчетам, — порядка 61-62 рублей за американский доллар. При 40 долларах за баррель — приблизительно 66 рублей за американский доллар. И в принципе эта модель себя оправдывает в последние несколько лет.

Изменяются вторичные факторы, привнося волатильность, в результате которой курс отклоняется в ту либо иную сторону от равновесных уровней. Но сами эти уровни, к каким так или иначе «пытается» курс рубля, так же, как и прежде не изменяются существенно.

?Но баррель нефти стоит на данный момент именно 49-50 американских долларов, в то время как текущий биржевой курс к вечеру во вторник превысил 64 рубля за американский доллар.

В случае если исходить из ваших оценок, выходит, что рубль пара перепродан, другими словами недооценен?

Дмитрий Савченко:

— По большому счету говоря, да.

на данный момент пара факторов воздействуют на рубль, кроме нефти. Во-первых, неспециализированный тренд по валютам развивающихся и «сырьевых» государств. Мы видим давление фактически на все такие валюты, от бразильского реала до австралийского американского доллара. Обстоятельство — ожидание увеличения ставки Федеральной резервной совокупности США, которое неминуемо приведет к оттоку капиталов с рынков этих государств.

И во-вторых, ожидание очередных платежей русских компаний по своим внешним долгам. Ближайшие их пики — в сентябре и в декабре. Не смотря на то, что общая сумма будет намного меньшей, чем в конце прошлого года, однако определенный риск усиления волатильности существует.

И валютный рынок уже на данный момент пробует учесть данный риск в текущих котировках, что ведет к отклонению рубля от своих равновесных уровней. А при цене нефти 50 долларов за баррель мы так же, как и прежде вычисляем таковым курс в 61-62 рубля за американский доллар.

Мария Помельникова, макроаналитик австрийского банка Raiffeisen, Москва:

— Мы оцениваем вероятные уровни курса при средней цене на нефть 50 долларов за баррель до Января этого года приблизительно на текущих уровнях, другими словами около 65 рублей за американский доллар. В случае если стоимость одного бареля нефти упадет, скажем, до 40 американских долларов, вероятный диапазон курса может составить 70-75 рублей за американский доллар. В случае если, само собой разумеется, исключить возможность проявления каких-то новых внешних факторов, не считая падения стоимости одного бареля нефти.

Алексей Девятов, основной экономист инвестиционной компании «Уралсиб Кэпитал»:

— При 60 долларах за баррель стабильный курс, по нашим расчетам, образовывает 53-56 рублей за американский доллар. А при цене нефти в 50 долларов нынешние значения курса — 62-65 рублей за американский доллар — и представляются нам равновесными.

В случае если сказать о цене нефти в 40 долларов за баррель, то, думаю, примерный диапазон — 72-74 рубля за американский доллар. В целом же на данный момент, на мой взор, нет каких-то факторов, каковые бы отклоняли курс рубля от его равновесных значений. По большей части его и определяет на данный момент динамика стоимость бареля нефти.

?Кроме стоимости одного бареля нефти в долларах, специалисты оценивают и рублевые стоимость бареля нефти.

Они, фактически, и учитываются при планировании прибыльной части русского государственного бюджета, половину которых формируют поступления от компаний ТЭК. Если судить по целому последовательности сообщений, бюджет на этот год оказывается сбалансированным при цене нефти приблизительно в 3100 рублей за баррель. Текущие ее уровни очень близки — 3150-3250 рублей. Но в какой степени рублевая цена нефти может служить, на ваш взор, неким ориентиром для прогнозирования динамики курса рубля, с позиций вероятного вмешательства денежных правительства?

Алексей Девятов:

— Само собой разумеется, Министерство финансов заинтересован в том, дабы рублевая стоимость одного бареля нефти соответствовала бюджетным проектировкам. Но все-таки курс рубля — сфера деятельности Центробанка, а для него имеет значение инфляция в первую очередь. не сильный рубль — это фактор, что разгоняет инфляцию.

Исходя из этого я пологаю, что, в случае если, скажем, стоимость бареля нефти упадут кроме того до 40 долларов за баррель, ЦБ разрешит рублю девальвироваться до уровней в районе 70 за американский доллар. Однако ЦБ, непременно, поддержит рубль, если он внезапно чрезмерно ослабеет, имея в виду фундаментально обоснованные уровни. Для этого у него имеется все нужные инструменты. И я не пологаю, что ЦБ будет как-то действительно оглядываться наряду с этим на государственный бюджет, балансируется он либо не балансируется…

?Дмитрий Савченко:

— Вопрос: что вычислять вмешательством Центробанка? В случае если вести обращение о прямых приобретениях рубля за валюту для поддержания его курса, то такая возможность, на мой взор, на данный момент равна нулю.

Но, скажем, ЦБ в полной мере может возвратиться к применению для того чтобы инструмента, как годовой валютный РЕПО (кредиты под залог определенных видов ценных бумаг. — РС), что, само собой разумеется, окажет весомую помощь рублю. Прямых же интервенций на валютном рынке со стороны ЦБ, на мой взор, ожидать не следует — все-таки рубль торгуется на данный момент близко к своим равновесным значениям. Да, он мало недооценен, но какой-то критической динамики курса отнюдь не отмечается.

Мария Помельникова:

— В зависимости от масштабов падения стоимости одного бареля нефти изменяется и масштаб понижения курса рубля, что, соответственно, воздействует на рублевую цену нефти. Исходя из этого мы и не видим обоснованной возможности как-то зафиксировать рублевую цену на нефть, которая была бы удачна для бюджета. Иначе, некая избыточная девальвация рубля — с позиций комфортного для бюджета его курса — оказывается в итоге невыгодной.

Появляются дополнительные инфляционные риски, а ослабление рубля «покрывает» недостающие доходы бюджета только на ближайший год. После этого затраты бюджета так или иначе предстоит переоценивать. Исходя из этого в возможности такое ослабление рубля приведет разве что к дополнительным рискам для бюджета.

?В случае если сопоставлять динамику стоимости одного бареля нефти и курса рубля к доллару за последние месяцы, то привлекают внимание интересные совпадения.

К примеру, в течение первой декады декабря прошлого года, другими словами всего за чемь дней до тогдашнего обвала рубля, нефть Brent снизилась в цене на 9%. За то же время курс рубля к доллару сократился на 10%. Только что, за первые десять дней августа, стоимость бареля нефти снова сократились на 9%, а рубль — снова приблизительно на 10%. Да, эти падения выясняются практически в два раза меньшими, чем, скажем, за первые 14 дней января, в то время, когда стоимость бареля нефти упали на 19%, а последовавший за ними рубль — на 18%.

Но в первых числах Декабря, кроме дешевеющей нефти, полностью еще проявлялись такие дополнительные факторы курсообразования рубля, как геополитика либо грядущие пиковые платежи русских компаний по своим долгам, каковые, фактически, и привели к обвалу курса в середине декабря. Сейчас эти же факторы как минимум не столь же значимы, но курс рубля, как и в первых числах Декабря, столь же совершенно верно, как тогда, следует за стоимостями на нефть…

Дмитрий Савченко:

— Такие факторы, как будущие погашения компаний по внешнему долгу либо геополитические риски, включая и ожидания увеличения ставок в Соединенных Штатах, приводят только к тому, что рубль от своих равновесных уровней.

Другими словами эти факторы сказываются на волатильности курса, а не на самом его векторе. Вектор прошлый: рубль следует за стоимостями на нефть.

?Мария Помельникова:

— на данный момент рубль посильнее реагирует на трансформацию стоимость бареля нефти, чем еще сравнительно не так давно. В то время, когда не было ни геополитической напряженности, ни закрывшихся для многих русских компаний внешних рынков, что в этом случае оказывало резкое давление на курс.

Помимо этого, с октября прошлого года курс рубля стал «плавающим». По окончании чего его волатильность и чувствительность к трансформациям стоимость бареля нефти и вторым внешним факторам риска значительно повысилась. И исходя из этого, в случае если раньше на какое количество падала цена нефти, на столько же имел возможность падать и рубль, то на данный момент, с возникновением вторых сильных факторов, рубль может падать при понижении стоимость бареля нефти с удвоенной силой. И напротив, корректироваться в плюс также с удвоенной силой.

Из этого направляться, что на данный момент динамика курса рубля в основном соответствует фундаментальному перемещению стоимости одного бареля нефти. Нет нового ухудшения «геополитической неопределенности», валютное финансирование со стороны Центробанка, как и накопленный запас валюты компаниями для грядущих погашений внешнего долга, достаточно сбалансированы. Другими словами все внимание на данный момент — как раз к цене нефти.

Сергей Сенинский

Источник: svoboda.org