Пора начать паниковать

В конце 2014 года россиян настигла волна паники. Те, у кого были свободные деньги, скупали валюту и бытовую технику. Те, у кого финансов не было, с кошмаром смотрели за скачками цен и курса рубля в магазинах.

на данный момент волна паники схлынула, но новый прилив уже на подходе. В 2015 году нас ожидают потрясения, каковые возможно преодолеть лишь посредством шоковой терапии.

Снаружи большая часть обитателей нашей страны до тех пор пока выглядят спокойными.

Но, согласно точки зрения представителей экспертного клуба «Росбалта», общество балансирует на грани социального невроза. В таковой ситуации каждая новая неприятность, ответ которой пока не отыскано, приведёт к очередной панической панической. А паника ведет к непредсказуемым последствиям и необдуманным действиям.

«То, что на данный момент народ в целом спокоен, — логично и конечно. У нас еще не падали настоящие зарплаты.

Они упадут в текущем году, причем государство данный процесс наверняка притормозит, по причине того, что имеется резервный фонд, из которого возможно осуществлять выплаты. Последовательности болевых точек мы еще не достигли, и народ пока не осознаёт и десятой части всех вероятных последствий», — отмечает научный руководитель Центра изучений модернизации Европейского университета Дмитрий Травин.

Согласно точки зрения специалиста, таковой болевой точкой станет закрытие фабрик в моногородах, что непременно произойдёт из-за снижения покупательной способности на их продукцию. Пока же российское правительство успокаивает население тем, что в стране с высоким золотовалютным запасом, мелким бездефицитным бюджетом и государственным долгом затяжного кризиса просто не может быть.

Неприятность в том, что эти утверждения являются только полуправдой.

«У нас вправду весьма мелкий внешний долг, но в следствии некоторых трансформаций данный долг может скоро увеличиться. Стоимость одного бареля нефти упала, нефтедолларов мы приобретаем меньше, покрыть недостаток бюджета делается тяжелее.

Дабы дотянуться деньги, необходимо их занимать. Исходя из этого в ситуации, в то время, когда страна зависит от одного товара, долг может вырасти практически из ничего за маленький временной отрезок, — поясняет Дмитрий Травин. — К тому же в случае если у страны долг мелкий, то у госкомпаний, к примеру, «Роснефти»- громадной. В случае если компания не сможет по ним расплатиться, то, по идее, должна быть признана банкротом и реализована. Но отечественное государство для того чтобы не допустит, поскольку господин Сечин — приятель президента, и «Роснефть» ответственна для устойчивости политической совокупности. Исходя из этого государство будет помогать компании за счет русского народа».

Ректор Восточно-Европейского университета психоанализа Михаил Решетников додаёт, что паники и массовых выступлений не отмечается вследствие того что в Российской Федерации нет массового предпринимателя. «среднего и Малого бизнеса так и нет — неестественным методом созданные естественные монополии убили его. А остальных кризис пока не коснулся. По большому счету, российское население привыкло ожидать от милости и государства, и увеличения заработных платов, и социальной стабильности. По сути наша страна имеет лишь одного социального терапевта. Другими словами лишь одно лицо способно апеллировать к весам, и если оно что-то обещает, то этому остается только верить», — заключает психолог.

Но специалисты выделяют, что авторитарный режим вовсе не дает гарантии того, что хаос и панические настроения не появятся. Более того, паника среди россиян финише 2014 года была закономерной реакцией на посредственное управление страной. В этом смысле для последовательности людей перевод активов в доллары США и евро был не паникой, а в полной мере рациональным поступком. Но таких граждан в Российской Федерации не большое количество. Значительно больше выяснилось тех, кто решил скупить все телевизоры, жетоны и гречку в метро.

Наряду с этим показались и приносящие дополнительное беспокойство теории заговора, в соответствии с которым русский власть сознательно снижала курс рубля. Экономист Травин отмечает, что просто так «уронить» крепкую валюту нереально. Падение рубля было вызвано закономерными обстоятельствами, но до определенного уровня правительство вправду не пробовало данный процесс остановить.

«Правительству по двум обстоятельствам выгодно обесценивание рубля, но не до мусорного положения, а до разумного предела. Во-первых, возможно расплачиваться обесценивающимся рублем с пенсионерами и бюджетниками. Вторая обстоятельство — увеличение конкурентоспособности русском экономики.

Власть сохраняет надежду на то, что импорт станет таким дорогим, что мы волей-неволей будем вынуждены брать отечественный продукт», — отмечает Травин.

Что же ожидает нас дальше, в то время, когда кризис продемонстрирует себя во всей своей наготе? Психолог Решетников считает, что гражданам России окажет помощь их врожденная устойчивая психика. «Мы можем терпеть и превозмогать. Российская Федерация ни при каких обстоятельствах не была богатой страной, и мы к этому привыкли.

К тому же были привиты украинским примером. Сравнивая отечественный авторитарный режим с тем, что на данный момент происходит в том месте, 99% населения выберет авторитарный режим кроме того при безлюдных полках в магазинах», — заключает профессор психологии .

Культуролог Андрей Столяров отмечает, что остановить панику среди населения возможно двумя дорогами: перевести внимание на другую проблему либо же произвести «удар дубиной». В первом случае мы ищем внутренних и внешних неприятелей, во втором — расстреливаем паникеров.

Возможно заявить, что поднятие главной ставки ЦБ до 17% в какой-то степени было той самой «дубиной». Но радикальные действия тщетны, если они не сопровождаются предстоящими мерами. Одной из таких мер имела возможность бы стать честная и реалистичная констатация обстановки фаворитом страны — без оговорок, полуправды и оправданий.

Но с экранов телевизоров нам говорят , что все замечательно. Это где-то в том месте, на Западе, пострадали от своих же собственных санкций, а у нас все цветет и начинается.

Сказать правду может себе позволить лишь человек, уже не обличенный национальным постом, к примеру, бывший глава министерства финансов Алексей Кудрин. Все остальные придерживаются главной линии, оглашенной президентом на протяжении декабрьской пресс-конференции: все как-то само собой наладится через несколько лет, в противном случае и раньше. Эта психотерапевтическая функция телевидения лишь усугубляет обстановку, отмечают аналитики. Национальные СМИ усыпляют бдительность людей вместо того, дабы побудить их к действию.

«Необходимо понимать, что мы в кризисе.

Чем продолжительнее люди не будут осознавать неприятностей, тем продолжительнее мы не выйдем из кризиса. На мой взор, в случае если мы деятельно успокаиваем людей, то при других равных условиях это продлевает кризисное состояние. Да, какая-то часть общества, определив настоящее положение вещей, попадет в психушку, какая-то опустит руки, но вторая воспримет это как вызов и начнет что-то поменять. В то время, когда Черчилль пришел к власти, он сообщил: «Мне нечего вам предложить не считая крови, пота, слез». Так он сходу очертил обстановку.

И страна начала готовиться к войне», — заключает Дмитрий Травин.

С этим мнением согласен и культуролог Андрей Столяров: «Запрещено больному, у которого едет крыша, сказать, что все в порядке и жизнь прекрасна. на данный момент вопрос стоит в том, быть стране либо не быть, исходя из этого нужно принимать весьма твёрдые меры.

Но для этого необходимо быть Черчиллем либо Де Голлем. Другими словами не политиком, а госдеятелем. Первый волнуется о рейтинге, а второй волнуется о стране.

Вот именно госдеятелей у нас до сих пор нет».

Софья Мохова

Источник: rosbalt.ru