Помощник президента напугал Россию дефолтом

Как ни очевидно звучит, курс «древесного» опять падает. За американский доллар требуют уже практически 66 рублей, за евро — около 73 рублей. Паника среди населения растет — на что же брать импортную технику, аналогов которой русские промышленники не создают, на что съездить отдохнуть за рубежом? Масла в пламя подлил ассистент российского президента Андрей Белоусов, заявивший, что резервов для помощи национальной валюты у ЦБ не достаточно.

Надежду на успешный финал оставляют только темпы инфляции, каковые сейчас снизились до нулевой отметки.

Заявил о таких негативных прогнозах занимаюший ранее пост министра экономразвития, а сейчас ассистент российского президента Андрей Белоусов, выступая не перед экономическим блоком правительства, а на форуме «Территория смыслов» на Клязьме, что объединяет молодых молодых журналистов и преподавателей журналистики.

«Клязьминские специалисты» расшифровали его слова по-своему.

Они посчитали, что появилась угроза стабильности финансовой системы. Но это очевидность. Отечественная финансовая система, которую с завидной регулярностью прочищает Банк России, уже давно грешит разногласиями с нормативными актами ЦБ.

Но необходимость предстоящего понижения главной ставки, на которую намекает Белоусов, назрела и обусловлена целым рядом факторов.

И совсем не такими угрожающими, как вычисляют многие СМИ. Растолковывая экономическую политику страны непрофессионалам, бывший глава министерства имел возможность бы выражаться поконкретнее. А сейчас всех запутал.

Ну не имеет возможности ЦБ поддерживать рубль за счет золотовалютных запасов.

Количество ЗВР не учитывая золота, которое на данный момент дешевеет и очевидно неликвидно, образовывает чуть более $300 млрд. Более $120 млрд «приходится на запасы правительства — Фонд и Резервный фонд национального благосостояния, каковые сохраняются в валютной форме». Другими словами их тратить на рубль также не следует.

Остаются всего $180 млрд. По словам Белоусова, этих денег хватит на девять месяцев товарного импорта, что считается минимальной планкой.

Что-то Белоусов путает, или преувеличивает размер неприятности.

По нормам МВФ, дабы государство не объявляло дефолт, ему нужно владеть валютными резервами на три месяца товарного импорта. В случае если у России имеется $180 млрд, другими словами и время до следующего июля, дабы выпутаться из положения.

Более того, существуют и хорошие факторы. За весь год, как прогнозирует Министерства экономики, инфляция у нас составит 11%. Как думает глава ведомства Алексей Улюкаев, в 2016 году она замедлится до 7%, 2017 году — до 6,3%, 2018 году — до 5,1%.

При таких условиях, главная ставка будет сближаться с уровнем инфляции, «другими словами на горизонте нескольких лет она обязана выйти на уровень 4-5%», — отмечает Белоусов. Иначе говоря деньги наконец-то будут поступать в настоящий сектор в качестве довольно недорогих кредитов. Максимум через 5 лет ЦБ, согласно точки зрения ассистента российского президента, сможет опустить главную ставку с нынешних 11% до 4%.

Рядовым потребителям до тех пор пока стоит сосредоточиться на насущных проблемах.

Тем, кто желает купить импортную технику, стоит поторопиться — лучше положить родные на данный момент, нежели тратить в два раза больше спустя месяц-два, или расслабиться на морском песочке в Испании либо Италии, еще цены и лето не влетели до неподъемных (евро сейчас растет стремительнее американского доллара, поскольку прогнозы о увеличении Федеральной резервной работой США ставки рефинансирования откладываются до декабря).

Однако, основное «слово» остается за нефтью. От нее и зависит будущее рубля. В случае если Иран возвратится на западный рынок, котировки снизятся и рубль провалится. В случае если ОПЕК отыщет компромисс, дабы цены не пострадали, рубль останется на плаву.

Угнетает то, что от России, как неизменно, ничего не зависит.

Николай Макеев

Источник: mk.ru