Полонофобия и нацизм от УИНП

Умственная несамостоятельность «незалежной» Украины уже давно стала притчей во языцех. Политическое украинство постоянно пыталось выжить за счёт откровенного политического плагиата, слепо копируя чужое, дабы позже выдать его за собственное.

В 1999 г. в Польше был создан Университет национальной памяти (ИНП) – научная организация «со следственными полномочиями» (так его именуют в польских источниках). Цель ИНП — следуя в русле т.н. исторической политики, расследовать правонарушения, совершённые зарубежными режимами против польского народа.

«Преступников» назначали, исходя из текущей политической конъюнктуры, а она потребовала минимума исторической корректности и максимума русофобии.

Лишь на таких условиях Польша имела возможность попасть в американо-европейское сообщество.

ИНП превратился в идеологическую инквизицию, заглавия отделов в его структуре говорят сами за себя: Основная рабочая группа расследования правонарушений против польского народа, Люстрационное бюро, Бюро публичного просвещения…

Чересчур активные попытки оспорить вывод ИНП по тому либо иному историческому вопросу смогут стоить беспристрастному учёному карьеры.

Бюро публичного просвещения ИНП заметит в таких попытках покушение на собственную монополию настоящего Польши и токования прошлого, а Люстрационное бюро может затеять диагностику на предмет идеологической правильности для того чтобы учёного.

В случае если будет отыскано что-то «плохое», к делу может подключиться Основная рабочая группа расследования правонарушений против польского народа, и тогда неприятности поборнику научного плюрализма гарантированы. Так, идеологическое пространство в Польше было совсем зачищено от элементов, сомневающихся в безгрешности ИНП.

Варшава не удержалась от соблазна распространить данный опыт на Украину. Так показался Украинский университет национальной памяти (УИНП). Кроме того сокращение практически однообразна.

Самостийная Украина, не талантливая концептуально оформить кроме того собственную русофобию, «слизала» формат и структуру деятельности УИНП с его польского аналога.

УИНП, став одним из центральных аккуратных властей (с 2006 г. его возглавлял И.Юхновский, с июля 2010 г. — В. Солдатенко), почувствовал замечательную бюджетную денежную подпитку собственной деятельности лишь по окончании госпереворота в феврале 2014 г., в то время, когда его главой прописали В.Вятровича.

* * *

В январе 2016 г. в Киеве произошла встреча делегации польского ИНП во главе с помощником директора Павлом Укельским с управлением УИНП. Было заявлено о готовности к диалогу по самым острым вопросам в истории польско-украинских взаимоотношений.

Начальник УИНП Вятрович огласил диагноз этих взаимоотношений – асимметрия памяти, в то время, когда поляки не осведомлены о ответственных этапах украинской истории, а украинцы — о знаменательных событиях в истории Польши.

Вятрович намеренно смягчил формулировку. Тут в самый раз сказать об исторической контузии, в то время, когда пришибленное националистической пропагандой украинское общество и его контуженные русофобией польские кураторы пробуют создать в Восточной Европе заповедник неприязни «от Днепра до Одера».

О заинтересованности Польши как раз в таком сценарии свидетельствуют итоги визита в Киев в декабре 2015 г. президента Польши Анджея Дуды. Пан Дуда дал обещание Порошенко получать продления санкций против России (как словно бы от Польши в этом вопросе что-то зависит), торпедировать проект газопровода «Северный поток-2», усилить сотрудничество с Украиной в рамках польско-литовско-украинской бригады (ЛитПолУкрБриг), пригласить Украину на саммит НАТО в 2016 г. и создать форум польско-украинского сотрудничества.

Идеологическое обеспечение процесса польско-украинского сближения именно и будет миссией ИНП и УИНП. Нужно лишь прийти к неспециализированному знаменателю довольно таких неудобных событий, как геноцид поляков палачами ОУН-УПА во время второй мировой.

ИНП видит в украинских националистах и в УИНП собственных союзников, и потому все высказывания его работников на тему Волынской резни и т.п. обтекаемы и неясны. Рядовые поляки возмущаются, но Варшава гнёт собственную линию: с опорой на этнический украинский неонацизм играется против идеологии евразийской интеграции, антифашистской по собственной сути.

Каяться в массовых казнях украинские националисты не планируют. Тот же Вятрович объявил, что убийства поляков на Волыни украинскими националистами носили личный, а не массовый темперамент. Потом он вплёл волынские события в собственную концепцию о второй польско-украинской войне 1942-1947 гг.

Цель таких заявлений очевидна: заретушировать зверства ОУН-УПА за ворохом других ужасных событий той поры, вывести из-под обвинений в человеконенавистничестве украинский национализм как такой.

Поляки именуют Волынскую резню геноцидом польского населения. Вятрович парирует, что термин «геноцид» — не исторический, а политический, и к событиям 1943 г. на Волыни не применим, но сам не прочь им воспользоваться, именуя голод 1933 г. «геноцидом украинцев». Как видим, об интеллектуальной чистоплотности Вятровича и его УИНП речи нет.

Совсем надежды Варшавы на польско-украинское примирение упали по окончании заявления Вятровича в феврале 2016 г. о том, что суть Польши и диалога Украины – не историческое единение с поляками, а всего лишь достижение понимания собственной истории, а несоответствия в оценке данной истории останутся.

Возможно, исходя из этого УИНП принялся за увековечивание позорных имён Бандеры и Шухевича, внёс в перечень «неприятелей украинского движения сопротивления 1940-1960 гг.» Польское подпольное государство. Так поляки именуют тайную госструктуру, действовавшую в оккупированной гитлеровцами Польше, а после этого в советской Польше, подчиняясь эмигрантскому правительству в Лондоне.

Стараниями ИНП Польское подпольное государство перевоплощено в патриотическую икону. Сомнения в её святости караются способом твёрдого остракизма.

Покушение Вятровича на эту икону поляки восприняли весьма болезненно.

Политическая опыт говорит, что страны, одержимые исторической политикой, превращают собственную историю в беспросветный мартиролог, где за кучами костей и гробов не заметишь солнечного света. Украина и Польша — тому пример.

Первые структуры, подобные УИНП, показались в Германии, и их целью была денацификация германской истории.

УИНП, наоборот, создан для нацификации украинской истории. Его стараниями фашизм занимает всё более прочное место в учебниках истории и украинской политике.

Источник: odnarodyna.org