Почему власти Беларуси 6 лет тянули с девальвацией?

Чтобы выяснить сущность заявленной на 1 июля 2016 года деноминации и ответить на довольно часто задаваемые вопросы, попытаемся совершить параллели с несостоявшейся деноминацией 6 лет назад.

О том, что деноминация планировалась еще в прошлой пятилетке, сказал Национальный банк, в своемпресс-релизе отметив, что «подготовка к проведению деноминации в Республике Беларусь заняла достаточно долгий период». И не скрывал, что деньги были отпечатаны в 2008 году, но проведение деноминации отложили в связи с мировым финансовым кризисом и, как следствие, «ухудшением экономической обстановке у нас, а изготовленные финансовые символы переданы в Центральное хранилище Нацбанка».

Другими словами к деноминации подготовились еще в 2008 году, и логично высказать предположение, что ее проведение могло быть запланировано на 1 января 2009 года.

Из-за чего НЕ ТОГДА?

Но вместо деноминации 2 января 2009 года случилась девальвация — на 20%, начавшая кризис белорусской модели, с которым та не справилась до сих пор.

Белорусская экономика незадолго до глобального экономического кризиса, острая фаза которого пришлась на сентябрь 2008 года, безудержно разгонялась, увеличивая финансовую эмиссию, строя дома за льготные кредиты, стимулируя экспорт, а в один момент — импорт. Тем самым расширяя недостаток платежного баланса, что начал быстро расти в 2007 году и достиг к концу 2008 года практически 5 млрд. долларов.

Но, не обращая внимания на начавшийся кризис, «белорусское чудо» закончило 2008 год с ростом ВВП на 10,2%, промпроизводства — на 11,3%, с инфляцией 14,8% и ростом настоящей заработной платы на 9%.

Но, рост заработных платов имел возможность бы быть и выше. МВФ, решив поддержать белорусскую экономику в тяжелую годину глобального кризиса, «настойчиво попросил» заморозить заработную плат, и мало «сдуть» экономику за счет 20%-ной девальвации.

Нельзя исключать, что и МВФ тогда имел возможность дать отрицательные советы относительно проведения деноминации в один момент с снижением курса. В любом случае девальвация держалась в строжайшей тайне, не смотря на то, что Александр Лукашенко на нее якобы «намекал», но объявление деноминации заблаговременно создало бы ненужный ажиотаж на валюту, а тогда этого еще весьма опасались.

Из-за чего НЕ Позже?

Отчего же Беларусь, якобы удачно справившись с кризисом, которого и вовсе не было, не совершила деноминацию в 2010 году? Ответ очевиден: в год выборов не могло быть и речи о проведении каких-то манипуляций с деньгами, не считая наращивания их эмиссии для «подкормки» электората.

Что было дальше, все не забывают прекрасно. Кризис 2011 года не покинул никаких надежд на возможность проведения деноминации, к примеру, с 1 января 2012 года.

Заменить только что обесценившуюся в два раза финансовую единицу легко вторыми прекрасными бумажками — означало расписаться в полном экономическом бессилии.

Стартовать с деноминации в 2013-м и 2014 году, в принципе, возможно было, и новая глава Национального банка Надежда Ермакова в течении этих лет неизменно отвечала на вопросы о деноминации, отказываясь ее проводить и ссылаясь на макроэкономическую нестабильность и инфляцию. Не смотря на то, что, к примеру, высокая инфляция не помешала деноминации 2000 года (168,6%), которая, кстати, прошла всего через два года по окончании кризиса 1998 года.

Но кроме ссылки на экономические показатели в 2013-2014 годах раздались сомнения в том, какой закладывать масштаб при деноминации. какое количество убирать нулей?

По окончании девальвации 2011 года оказалось, что убирать три нуля уже поздно, а убирать четыре — еще рано.

Из-за чего на данный момент?

Технично выполненная методом введения валютного сбора девальвация финиша прошлого — начала нынешнего года с последующей плавной «коррекцией» курса привела наконец белорусский рубль к нужному масштабу: стало ясно, что убирать нужно как минимум несколько нулей. Причем убирать безотлагательно, по причине того, что, как говаривала Надежда Ермакова, уже не достаточно на калькуляторе места под количество цифр, а миллион сейчас — это всего лишь 50 евро.

Другими словами до 1 января 2017 года тащить было никак запрещено.

Дабы заявить девальвацию с 1 января 2016 года, нужно было подписать указ летом. Ясно, что тогда влияниям припомнили бы все прошлые девальвации, а таковой презент оппонентам в предвыборной гонке делать было нельзя.

Возможно было заявить девальвацию ровно за шесть месяцев, другими словами где-то в Новый год. Согласитесь, также не весьма хорошая мысль, которая привела бы опять-таки к шараханьям населения из магазинов в обменники и обратно, усилив девальвационные новогодние ожидания.

Не смотря на то, что, возможно, обстоятельства принятия указа как раз на данный момент были более прагматичными. Стране нужно принимать бюджет в будущем году, и дабы сверстать его в различных масштабах и позже принять в Нацсобрании, нужен соответствующий документ. Ко всему прочему через несколько дней приедет миссия МВФ, которой нужно данный бюджет показывать. Так что все сошлось именно на этой неделе, к тому же Александру Лукашенко, возможно, набили оскомину репортажи с экономического форума, участники которого обсуждали, «быть либо не быть реформам», как-то нужно было отвлечь население и дать ему что-то жизнеутверждающее и прекрасное. Что возможно лучше денег, в особенности денег из будущего?

БУДЕТ ЛИ ДЕВАЛЬВАЦИЯ?

Но до этого многоцветного будущего еще нужно дожить, причем с теми деньгами, что имеется на данный момент. Но, сейчас мы именно пробуем одолжить другие деньги, также красивые и, основное, такие, каковые совершенно верно в скором будущем не поменяют собственный номинал.

Совпадение выхода указа с приездом представительства международного валютного фонда, которая обязана решить о выделении кредита, ставит вопрос: не есть ли деноминация одним из требований фонда? Вероятнее, нет, не смотря на то, что в этих условиях фонд точно не имеет ничего против ее проведения.

Вспоминая начало 2009 года, многие кроме этого вспоминают над тем, не есть ли деноминация попыткой правительства отбиться от требования МВФ довольно очередной девальвации?

Нужно заявить, что сейчас платежный баланс в силу провалов во внешней торговле не таковой ужасающий, как в 2008-2009 годах, исходя из этого вряд ли МВФ потребует разовой девальвации. Но вот установления свободного курсообразования потребует точно.

А сейчас опять обратимся к истории 2008-2009 годов. Доподлинно неизвестно, сколько нулей планировали убирать в 2009 году — два либо три. В случае если два нуля, то при проведении девальвации 1 января 2009 года американский доллар стоил бы приблизительно 22 рубля, евро — 30 рублей, а рубль — 0,8 рубля.

И не смотря на то, что рубль был бы дешевле белорусского, его курс и курс белорусского рубля были бы примерно одного масштаба, исходя из этого нельзя исключать, что белорусский Национальный банк собирался подогнать белорусский рубль как раз к русскому.

Но, схожесть белорусских денег, отпечатанных в 2008 году, с европейскими наводит на предположение, что, вероятнее, убирать планировалось три нуля.

В этом случае, если бы 1 января 2009 года нас ожидала деноминация, а не девальвация, американский доллар стоил бы 2,2 белорусских рубля, а евро — 3 рубля. В полной мере себе по-европейски, не смотря на то, что и в три раза дешевле.

Если бы деноминация 2016 года случилась сейчас, в сутки инаугурации Александра Лукашенко на пятый срок, то американский доллар стоил бы 1,75 рубля, а евро — практически 1,9 рубля. Разумеется, что это не совсем соответствует масштабу денег примера 2009 года. Хотелось бы направления чуть «подтянуть» и округлить.

Но так как впереди еще более полугода, так что, в полной мере быть может, к 1 июля 2016 года мы подойдем именно с тем масштабом направлений, на что ориентировались, планируя проведение девальвации в 2009 году.

БУДЕТ ЛИ ЭМИССИЯ?

В то время, когда в 2008 году печатали новые купюры и чеканили монеты, конечно же, подразумевалось, что их количество должно было соотноситься с числом наличных денег в обращении.

По состоянию на 1 октября 2008 года количество наличных денег в обороте составляло 4.249,8 млрд. рублей. По состоянию на 1 октября 2015 года наличные деньги в обороте составили 15.153,3 млрд. рублей.

Другими словами в случае если высказать предположение, что в 2009 году должны были убрать три нуля, то если сравнивать с сегодняшним урезанием на 4 нуля получается, что наличных денег сейчас в обращении практически в три раза меньше. Да и безналом на данный момент платят значительно чаще, чем в 2009 году. Из этого появляется вопрос: как не так долго осталось ждать планирует Национальный банк заменять купюры с факсимиле Петра Прокоповича, в случае если их очевидно напечатано больше, чем необходимо?

В случае если сравнить показатели по рублевой финансовой массе в целом (с учетом денег на квитанциях) и деноминировать их по примеру 2009 года и 2016 года, то окажется соотношение примерно один к двум, другими словами сейчас белорусских денег в два раза меньше. Так что в то время, когда мы говорим, что в стране сейчас нет денег, то это вправду так.

Исходя из этого многие задаются вопросом: не будут ли вброшены в момент деноминации дополнительные «безлюдные» рубли, тем более что наличные, наверное, уже в действительности напечатаны с избытком?

С учетом вероятного получения кредитов от различных фондов, в особенности от международного валютного фонда, ответ — скорее нет, чем да.

Контроль за финансовой массой со стороны кредиторов будет достаточно твёрдым, да и Национальный банк до тех пор пока сооружает собственную финансово-кредитную политику именно на контроле за финансовой массой.

Необходимо также подчеркнуть, что, в случае если сравнить параметры широкой финансовой массы (куда включены и деньги на валютных квитанциях), то они при двух вариантах деноминации практически совпадают и на данный момент кроме того чуть превышают широкую финансовую массу примера 2009 года. Другими словами денег в целом столько же, но экономика долларизировалась, валютных депозитов стало больше, а рублей в обороте — меньше.

Исходя из этого, в принципе, дополнительная рублевая масса может показаться и без безлюдной эмиссии, в случае если Национальный банк сможет деноминацией вернуть белорусскому рублю люди и доверие снова начнут хранить деньги в рублях, а не в валюте.

КОМУ ЭТО ВЫГОДНО?

Одновременно с этим сам факт объявления деноминации обязан уже в скором будущем привести к обратному процессу. Разумеется, что в течении полугода многие будут мучиться сомнениями: а что если поменяют не все деньги, а что если ограничат снятие с депозитов и т. д.?

И люди в скором будущем начнут что-то делать со собственными депозитами, а уж тем более с рублевыми заначками «в чулках». Денежный рынок неизбежно придет в перемещение, что создаст очередное давление на валютный рынок. Для чего это необходимо при и без того сложной обстановке?

Ну, во-первых, напечатанных денег жалко, для чего добру пропадать?

Во-вторых, это разрешит улучшить имидж власти за счет «возвращения Беларуси в Европу», так как она сейчас воспринималась всеми въезжающими в страну, причем кроме того не из дальнего зарубежья, как второе Зимбабве.

Что касается опасности девальвации, так и она бы не помешала, но контролируемая, а не обвальная. Причем, как ни необычно, заявленная деноминация позволяет влияниям в очередной раз переложить вину за девальвацию на население. Дескать, вам же говорили, что это всего лишь техническая процедура, а вы начали бегать по обменникам, тем самым спровоцировав девальвацию.

Кроме обменников, часть населения побежит в магазины, пробуя купить товары долгого пользования, — сработает генетическая память советских людей, переживших пара грабительских «финансовых реформ».

Это на руку влияниям, поскольку сейчас торговля стагнирует, люди ничего не берут, возможно будет кроме того поиграть в ажиотаж. А бюджет возьмёт дополнительные налоговые отчисления.

К тому же с нового года, как мы знаем, налоговые органы будут бдительно смотреть за затратами граждан, и, направив определенную часть населения в пункты обмена валют за приобретением валюты по паспорту и в магазины за дорогостоящими товарами, государство упрощает себе задачу по раскрытию запрятанных ранее нелегально взятых доходов.

Так что у деноминации не так уж мало плюсов для страны, не говоря уже о том, что умы людей на 6 месяцев будут заняты вопросами подготовки к ней.

А со последнего полугодия они будут еще долго рассматривать разрисованные купюры и обсуждать появление в Беларуси собственных монет. Желали изменений — вот вам перемены. Причем в прекрасной обертке.

ПРОГНОЗ

Остается последний вопрос: в то время, когда ожидать следующей деноминации? С учетом цикличности, которую демонстрирует белорусская модель, возможно констатировать, что она готова к новой деноминации через каждые 7-8 лет. Ну а каждые отклонения — это влияние внешних электоральных циклов и факторов.

Источник: belrynok.by