Почему в 2015-м рубль продолжит падать

Власти уверяют, что рубль в 2015 году укрепится — золото-валючных резервов Центрального банка (ЦБР) для этого достаточно. Их вправду большое количество, но так как в начале 2014 года их было еще больше. За год банк сократил их практически на четверть, что не помогло избежать падения рубля.

Текущий год будет лишь хуже — предстоящая девальвация неизбежна кроме того при массовой трате золото-валючных резервов ЦБР.

Валютная математика

С позиций очевидной математики логика русских экономических правительства несложна.

В 2015 году выплаты по внешнему долгу РФ составят $125 млрд (с учетом процентов). Минус реструктурирование и рефинансирование долгов плюс утечка капитала, итого недостаток финансирования порядка $130-150 млрд. Он будет частично покрыт хорошим сальдо торгового баланса (минус недостаток неторговых квитанций), а неспециализированный недостаток валюты составит $100-120 млрд.

Эти деньги ЦБР израсходует в будущем году из собственных золото-валючных резервов, каковые составляют на начало 2015 года $386 млрд — другими словами израсходовать придется всего около четверти резервов.

Обстановка не выглядит критической, и при таковой политике ЦБР недостатка валюты не отмечается. Соответственно, и рубль помой-му не должен падать. Именно на этом несложном рассуждении основан сегодняшний оптимизм властей России и провластных экономистов. И это — их неточность.

Все совершенно верно так же смотрелось в 2014 году. Выплаты по внешнему долгу планировались приблизительно такие же, хорошее сальдо торгового баланса кроме того превышало то, что будет в текущем году. ЦБР израсходовал за год на нейтрализация недостачи валюты $124 млрд собственных золото-валючных резервов, чем сбалансировал оттекание капитала $151,5 млрд.

Но отчего же тогда рубль упал за весь год на 72%? Что не так с данной математикой?

Из-за чего 2015 год будет хуже прошлого

Стоит начать с количества золото-валючных резервов.

Итак, по состоянию на 1 января 2015 года это $385 млрд. Минус монетарное золото ($46 млрд), расчеты с международным валютным фондом ($11,6 млрд) и обязательства перед Министерством финансов по его бюджетным фондам ($156 млрд) — итого собственных резервов ЦБР остается $171 млрд. В случае если из них израсходовать $100-130 млрд, на 2016 год резервов точно не хватит. Само собой разумеется, монетарное золото возможно реализовать (либо заложить), а с Министерством финансов договориться о переводе его средств в рубли (не смотря на то, что это будет сделать весьма не легко) и протянуть еще год.

Но что дальше?

К тому же вышеприведенные оценки на 2015 год выглядят излишне оптимистично. Этот год будет значительно хуже, а не лучше прошлого.

Cреднегодовой уровень мировых стоимости одного бареля нефти в 2014 году составил $98 за баррель. Падение стоимости одного бареля нефти бьет по нам (в виде расчетов по договорам) с запаздыванием: по нефти на два месяца, а по газу на 5-6 месяцев. Другими словами падение нефтяных стоимостей последнего полугодия 2014 года начнет действительно сказываться лишь в текущем году.

И среднегодовая стоимость одного бареля нефти $50 за баррель (в два раза ниже прошлого года) выглядит в полной мере реалистичной. Это будет означать значительный недобор экспортной выручки, и сальдо по текущим квитанциям платежного баланса может уйти в минус. Денежные санкции против России действовали лишь неполное последнее полугодие 2014 года.

Сейчас — полный год. Санкции смогут еще более ужесточиться и расшириться ввиду непрекращающейся войны на Украине. Интернациональные рейтинговые агентства в 2014 году снизили суверенный рейтинг России, за которым падают рейтинги русских компаний и банков.

В 2015 году мы можем взять «мусорные» рейтинги, ниже инвестиционных, и это быстро усилит оттекание капитала за предел. В первую очередь деньги уйдут с рынка рублевых национальных займов, четверть которых на данный момент принадлежат чужестранцам, а инвестфонды будут избавляться от акций русских компаний, что приведет к резкому падению русских фондовых индексов. Падение направлений акций, со своей стороны, приведёт к проблеме недочёта размера залога по кредитам, обеспеченным акциями компаний.

В 2014 году, если судить по официальной статистике, будет зафиксирован хороший прирост ВВП. В 2015-м большая часть аналитиков ожидают спад на 3-6%. Инфляция в 2014 году разогналась лишь в ноябре — декабре.

В 2015 году мы уже входим с уровнем месячной инфляции в четыре раза выше прошлогодней: за первые 19 дней января цены выросли на 1,5%, а в 2014-м было лишь 0,4%.

В случае если пересчитать нынешние январские 1,5% в годовые темпы (по формуле: (1,015 в степени 31/19) в степени 12), то выйдет аж 34% годовых. Это ниже, чем в декабре 2014-го (снова же в пересчете месячных показателей в годовые темпы), но все же втрое выше среднего уровня прошлого года. В полной мере возможно, что среднегодовая инфляция в 2015 году может оказаться выше 20%.

Инфляция в Российской Федерации в 2014-2015 годах

В пересчете на годовые темпы прироста

Источник: Росстат, расчеты автора

И еще одно новое событие — «дело ЮКОСа»: $50 млрд русского долга, по которым уже потекли проценты.

В 2015 году Российская Федерация может оказаться перед необходимостью выплачивать эту сумму на грани имущества и ареста счётов госкомпаний за рубежом.

Золото-валючные резервы ЦБР велики, дабы покрыть целый недостаток валюты в 2015 году — их хватит кроме того при утечке капитала $200 млрд. Но в 2016-м при таких условиях разразится трагедия сродни кризису 1998 года, в то время, когда все дело было как раз в физической дефиците валюты в стране — точно в осеннюю пору, под выборы в государственную думу.

Из-за чего деньгами рубль не удержать

Вопрос не в том, сколько израсходует ЦБР из золото-валючных резервов на поддержание рубля, а какой инструмент он выберет. Как раз от этого зависит состояние рынка, недостаток либо избыток валюты на нем.

ЦБР не может обращаться со собственными валютными резервами: он допустил уже все вероятные неточности и ничему не обучился на них.

В начале 2014 года он стал причиной спекулятивную атаку на рубль заявлением, что больше не будет проводить валютных интервенций. Позже все-таки начал реализовывать валюту, но так и не осознал, из-за чего этих продаж не хватает для остановки спекулятивной атаки.

Из-за чего интервенции Центрального банка не останавливают, а провоцируют падение рубля?

По причине того, что ЦБР постоянно проводит «среднюю политику»: часть рыночного спроса на валюту удовлетворяет продажей американских долларов, а часть — падением рубля, приемлемым в логике перехода к плавающему курсу. Но сам факт падения рубля еще больше раскручивает спираль спроса на валюту. А рынок «чует кровь»: рост интервенций он трактует как сигнал слабости ЦБ и лишь активнее скупает валюту в расчете на рост ее цены.

Данный спекулятивный разгон спроса на валюту — не чья-то злая воля, а экономическая закономерность. Дабы ее избежать, нужно реализовывать валюту в любом количестве без падения рубля.

В марте 2014 года ЦБ остановил волну девальвации вовсе не увеличением главной ставки и не благодаря недостатку рублевой ликвидности. Он четко заявил рынку, что сейчас каждые 5 копеек падения курса рубля будут сопровождаться валютными интервенциями не $350 млн (как раньше), а $1,5 млрд. Это означало, что ЦБР практически фиксировал курс рубля, установив его границы. (Действительно, позже он допустил упрочнение рубля, которое стало хорошей стартовой площадкой для новой волны девальвации в осеннюю пору 2014 года.) Но управление ЦБ до сих пор уверен в том, что может останавливать спекулятивные атаки увеличением главной ставки.

Имеется и еще одна неприятность — форма валютных интервенций. ЦБ настаивает не на продаже валюты в виде интервенций, а на валютном кредите (валютные РЕПО и свопы).

Наряду с этим создается иллюзия возвратности средств валютного резерва ЦБР, не смотря на то, что в действительности это не верно. Рублевые кредиты ЦБР банкам уже перевалили за 7 трлн рублей, и никто их не возвращает, их в большинстве случаев рефинансируют. То же самое будет и с валютой.

ЦБР выстроит пирамиду валютной задолженности банков, которая обязана будет всегда рефинансироваться и не возвратится в распоряжение ЦБР.

Но основная неприятность в том, что рынку не необходимы валютные кредиты. Из-за чего? Спросите у обладателей валютной ипотеки.

При падении рубля рублевые выплаты по кредиту в рублях пропорционально возрастают. Как раз исходя из этого провалились первые аукционы валютного РЕПО в ноябре. Но в декабре ЦБР вынудил рынок принять на себя около $20 млрд валютного РЕПО — из-за вакханалии на валютном рынке 16-17 декабря (в то время, когда курс американского доллара достигал 80 рублей, а евро — 100) у банков не осталось выбора: дабы не брать доллары США по 80, было нужно брать у ЦБ в долг по 55.

За этот месяц рубль пробежал путь от 55 до 65 за американский доллар.

Держатели валютного кредита ЦБР понесли соответствующий убыток — в январе они начали предпринимать упрочнения по сокращению собственной валютной задолженности перед ЦБ, и аукционы валютного РЕПО так же, как и прежде были не пользуются спросом. Но политику ЦБР это не меняет.

К чему все это приводит

ЦБР формирует неестественный недостаток валюты на финансовом рынке, дабы стимулировать банки брать у него валютные кредиты. Но любой недостаток постоянно ведёт лишь к росту спроса и цены.

Само собой разумеется, давление на рубль будет неравномерно в течение 2015 года. Пик платежей по внешнему долгу приходится на февраль — март, июнь и конец года. Эти периоды самый возможны для падения рубля.

В полной мере возможно, что к этим факторам снова добавится и желание Министерства финансов за счет девальвации заткнуть бюджетную дыру. на данный момент Антон Силуанов заявляет, что из-за падения стоимости одного бареля нефти бюджет страны не возьмёт 3 трлн рублей, и призывает сократить его затраты на 10-15%. Но в случае если курс встанет с 65 до 84 рублей за американский доллар, то, согласно расчетам Центра развития ВШЭ, неприятность выпадающих доходов бюджета страны всецело решится сама собой.

Девальвации возможно избежать лишь в одном случае. В случае если ЦБР сам зафиксирует курс близко к его «естественному» уровню — к примеру, 80 либо 90 рублей за американский доллар. По такому курсу он может реализовывать любое количество валюты без страха сжечь резервы, но большое количество реализовывать и не пригодится. Таковой курс разрешит ослабить финансовую политику и опустить главную ставку, а это поддержит экономику и уменьшит спад ВВП.

В случае если же фиксированный курс рубля (в любой форме) введен не будет, то в 2015 году стоит ожидать масштабной девальвации рубля в размере как минимум прошлого года.

Алексей Михайлов

Источник: slon.ru