Почему Путин не боится обвала цен на нефть?

Президент России Владимир Владимирович Путин на Восточном экономическом форуме во Владивостоке объявил, что не видит ничего драматичного в резком сокращении цены нефти. Однако, для России резкое снижение цен может стать как злом, так и благом.

«Что касается волатильности цен на энергоресурсы, на товары отечественного классического экспорта, ну да, это имеет место быть.

Но это от нас не зависит. Это зависит от процессов, каковые происходят во всемирной экономике в целом, в Азии. Кстати, и тут мы с отечественными китайскими приятелями обсуждали, ничего драматичного мы тут не видим.

Пологаю, что эти корректировки биржевые, они в полной мере были ожидаемыми», — сообщил Путин.

Падение стоимости одного бареля нефти неудивительно, потому, что баланс на рынке известен. Иначе, прекрасно прогнозируется предложение, в то время как уровни спроса постоянно остаются под сомнением. Также, имеется еще пара факторов, воздействующих на цена одного бареля нефти.

«Но, на мой взор, это все естественный процесс. Мировая экономика и а также энергетический сектор должны развиваться естественным методом, в обычном состоянии пребывать, а не под давлением каких-то внешних либо политических факторов. Все это примет, уверен легко, полностью обычный естественный темперамент. Русский экономика, я считаю, уже фактически приспособилась к этому. Имеется еще, само собой разумеется, элементы, над которыми необходимо будет трудиться, и правительству, и бизнесу.

Мы так и будем поступать», — заявил Путин.

Однако, русский экономика неизменно очень очень сильно зависела от цены нефти. Достаточно взглянуть на динамику ВВП и цены за последние годы.

Резкое снижение цен вынуждает уменьшать затраты, а это очень непросто, учитывая замыслы по наращиванию проблемы и обороноспособности с пенсионным фондом. Грубо говоря, социальные и оборонные затраты уменьшать не получается.

Остаются лишь затраты инвестиционные, а это очень сильно бьет по экономике. Также, возможно разглядеть увеличение пенсионного возраста, но это, кстати, не примет решение структурной неприятности и никак не связано с стоимостями на нефть.

Нефтяной кризис, в целом, ничего не поменял в экономике, все имеющиеся неприятности.

Кое-какие из них «созревали» много лет, исходя из этого на данный момент резкое снижение цен может казаться весьма пугающим.

Годы, в то время, когда баррель Brent стоил больше $100, а стоимости были и существенно выше этого уровня, стали причиной «сильнейшей» неэффективности и раздуванию расходов как национального аппарата, так и частных компаний. В экономике было большое количество нефтяных денег, но проводить модернизацию никто не торопился.

Большая часть трансформаций , но не претворялись в судьбу.

на данный момент все трансформации, которые связаны с необходимостью отказа от «нефтяной иглы» приходится делать в условиях недочёта денег и негативного внешнего фона, и время от времени это легко нереально.

Кое-какие специалисты говорят, что их сохранение и падение цен на минимальном уровне в течение нескольких лет дало бы экономике России «второе дыхание», так как за эти годы возможно успеть создать базы для роста, что уже не будет связан с нефтегазовыми доходами. Но, такое время кроме этого будет характеризоваться ожесточённым кризисом, а власти должны показать твердость, последовательно реализуя нужные реформы.

Кроме этого президент заявил, что правительства и центральный банк действенно действуют в условиях падения стоимостей.

Достаточно спорное утверждение, поскольку как раз падение стоимости одного бареля нефти привело к девальвации рубля. Обвал рубля в конце 2014 — начале 2015 гг., в то время, когда американский доллар стоил 80 руб., а цена евро превышала 100 руб., привёл к сильной критике Банка России, что, практически, ничего не предпринял на протяжении падения курса. И это еще не учитывая непонятного трансформации ставки.

Действия ЦБ заставляют задуматься о логике. В декабре главная ставка была повышена сходу на 6,5 процентов до 17% чтобы хоть как-то справится с сопутствующей инфляцией и девальвацией рубля. Но уже в последних числах Января ставка была снижена до 15%, а в марте уже до 14%, и снижается , находясь на данный момент на уровне 11%.

Частично подобные действия возможно обосновать, но их эффективность совсем совершенно верно остается под вопросом.

Иначе, в ноябре прошлого года Банк России отказался от управляемого валютного режима, исходя из этого курс формируется только на рыночной базе, не смотря на то, что ЦБ все же проводит интервенции.

Исходя из этого девальвация рубля на данный момент — это хороший фактор, поскольку разрешает компенсировать падение нефтяных доходов, на которых приходится около 50% все доходов бюджета, и большинство валютной выручки. В другом случае, падение стоимости одного бареля нефти уже бы стало причиной сильной рецессии и огромному дефициту. Цена одного бареля нефти Brent в рублевом выражении в августе выросла до 3225 руб. за баррель, не смотря на то, что это приблизительно на 4% ниже среднего уровня за пять последних лет.

«Отечественная главная линия содержится не просто в том, дабы палить отечественные резервы, либо применять только бюджетные источники для помощи отдельных отраслей либо фирм.

Главная линия содержится в расширении свободы предпринимательства, в разбюрокрачивании отечественной экономической совокупности, улучшении совокупности принятия ответов, бизнес-климата», — заявил Путин.

Резервы в данной обстановке крайне важны. В большинстве случаев страны, появлявшиеся в сложной экономической обстановке, весьма скоро их тратят. Этим, к примеру, занимается Саудовская Аравия. Но у королевства нет выхода, поскольку нет вторых источников дохода.

У России обстановка существенно лучше.

Как отмечает издание английское издание Business New Europe, кроме того при реализации самого мрачного сценария — полной «остановки» экономики, в то время, когда единственным методом обслуживать государственный долг останется «распечатка» валютных запасов страны, России удастся продолжительно удерживаться на плаву.

Кроме того в экстремальном случае Российская Федерация в состоянии всецело рассчитаться по своим долгам, тогда как ни одна другая развитая страна не сможет обслуживать собственный долг хотя бы в течение года.

Не обращая внимания на все неприятности, на данный момент экономика выглядит не очень сильно хуже, чем в 2004 г., в то время, когда в первый раз ее рейтинг был повышен агентством семь дней. В некоторых качествах возможности кроме того лучше.

Но все эти трансформации, о которых говорит Владимир Владимирович Путин, будут вероятны при предстоящем сохранении низких стоимости одного бареля нефти. В другом случае, подобные реформы просто не будут актуальны, поскольку нефтегазовых доходов будет хватать с лихвой.

Артемий Харьковский

Источник: ktovkurse.com