Почему оправдали Шешеля?

Интернациональный трибунал по бывшей Югославии признал фаворита Сербской радикальной партии невиновным по всем пунктам обвинения.

– Суд над Воиславом Шешелем подготовился так продолжительно, что кроме того сам подсудимый утратил интерес к его ответам. Он заявил незадолго до, что вердикт Гаагского трибунала его не интересует. «на следующий день я займусь делами партии, позже мы совершим очередную пресс-конференцию, митинг, а вечером я буду принимать участие в ТВ-программе», – поведал он журналистам.

«Казус Шешеля» с самого первого дня открытого против него следствия развивался совсем не по шаблону. Ему – политику, ученому, публичному деятелю — были предъявлены обвинения в совершении правонарушений против гражданского населения, подготовке и призывах к геноциду несербского населения на территориях Сербской Краины и Республики Сербской, участии в военных действиях.

Будучи совсем уверенный в собственной невиновности Воислав Шешель добровольно сдался Интернациональному трибуналу по бывшей Югославии в 2003 году и приехал в Гаагу самостоятельно. Он был арестован и совершил 12 лет в следственном изоляторе! Будучи врачом права, Шешель сам выступал в собственную защиту и отрицал собственную вину, говоря о недостатках суда.

В частности, на то, что обвинение основывается на показаниях неизвестных свидетелей, а доказательная база по делу сохраняеться в тайне. Шешель – совсем гражданский человек, ни при каких обстоятельствах не брал в руки оружие и не позировал на передовой. Вся его вина заключалась в патриотической позиции и, основное, в рвении обезопасисть сербское население, появлявшееся за пределами Сербии по окончании распада Югославии. Кому как не на, русским, замечательно известно каково это — наутро появляться в зарубежном стране в качестве национального меньшинства с необеспеченными гражданскими правами… В этих условиях Воислав Шешель логично выступил с идеей обьединения всех территорий, населенных сербами в едином национальном стране. Это и стало его главным прегрешением.

Шешель прибыл в Гаагу, дабы гласно и публично применять судебное слушание чтобы поведать правду «миру и городу» о боснийской войне, о натовских бомбардировках, о положении сербов-беженцев, о притеснениях от албанских сепаратистов в Косово. Никакой публичности, но, процедуры МТБЮ не предусматривают. И однако дух Шешеля сломлен не был.

Продолжительных 12 лет продолжалось его неравное противостояние с гаагским правосудием. Многих оно сломило, кого-то физически – как Слободана Милошевича, кого-то духовно, вынудив, как Биляну Плавшич, пойти на компромисс. Но не Шешеля, кроме того серьёзная онкологическая заболевание, которую он купил в заключении, не сломила его. В 2014 году Воислав Шешель был временно высвобожден трибуналом из-за состояния организма и возвратился в Белград.

Незадолго до суда Трибунал обратился к властям с требованием Сербии вернуть подсудимого в Гаагу, но сделать это было бы совсем непросто. В следствии — решение суда, нежданно оправдательный по всем статьям обвинения, зачитывался в отсутствие Шешеля. В первом комментарии по этому поводу отважный политик заявил: «В Гаагском трибунале показались двое честных судей, каковые продемонстрировали, что профессионализм и честь выше любого политического давления, и вынесли единственный вероятный вердикт».

Об этом Шешель заявил в главном офисе собственной партии на пресс-конференции по окончании вынесения решения МТБЮ, что оправдал его по всем 9 пунктам обвинения. Наряду с этим он выделил, что его «позиция по отношению к Гаагскому трибуналу как антисербскому суду ни на волосок не изменилась».

Отчего же все-таки МТБЮ, по окончании стольких обвинительных решений суда военным и сербским политикам, за жёстким ответом осудить Радована Караджича, также политика, не военного, на 40 лет заключения, все же оправдал Воислава Шешеля?

Очевидно, что обстоятельством этому не есть шаткость доказательств вины Шешеля — это ни при каких обстоятельствах еще не было препятствием для гаагского правосудия. Скорее необходимо было показать, что сербы не всегда получают обвинительные вердикты, вот, как видите, имеется и исключения. Мы, «честные судьи МТБЮ», высвободили смертельно больного человека, признав его полную невиновность а также готовы выплатить компенсацию за 12 похищенных лет.

Думается, что это скорее все-таки политическое ответ, продиктованное жаждой вызвать политический кризис в Сербии на протяжении грядущих выборов. Вряд ли Воислав Шешель сможет, сейчас уже будучи совсем свободным человеком, возглавить предвыборный перечень Радикальной партии, но депутатом он станет и собственные пламенные бескомпромиссные речи против «многовекторной политики» Вучича-Дачича будет произносить.

Запад в определенном смысле наказывает Шешелем современную элиту Сербии за непослушность, за невведение санкций по отношению к Российской Федерации, за лавирование между сотрудничеством с ЕАЭС и ЕС. Наряду с этим полагая, что Шешель осложнит жизнь политикам в Сербии, но и сделает их более послушными в переговорах с ЕС и НАТО.

В этих условиях остается лишь захотеть Воиславу Шешеля продолжительных и плодотворных лет политике и победы над заболеванием, кроме этого как над гаагским правосудием.

Прямым следствием полного оправдания Шешеля по всем статьям обвинения, как это ни покажется необычным, будет и окончательный подрыв какого именно бы то ни было авторитета МТБЮ. 12 миллионы и лёт заключения долларов на процедуру, дабы доказать, что обвинения изначально фальшивые и надуманные!

Для политического процесса в Сербии оправдание Шешеля имеет легко революционное значение. Он возвращается как триумфатор, и те, кто был с ним, празднуют победу, которая принесет и победу на выборах.

Пологаю, что на данной волне в Скупщину с солидным числом голосов пройдут подлинно патриотические партии, такие как «Двери сербские».

Еще в 2007 году, завершая собственный первое выступление перед судом, Воислав Шешель сообщил: «Я желаю напомнить вам одно из величайших произведений глобальной литературы, роман «Война и мир» Льва Толстого. Обрисовывая, как горела Москва, куда вошла армия Наполеона, он видит ее глазами Пьера Безухова, которого с другими военнопленными ведут на расстрел.

Со связанными руками он направляется на казнь и в какой-то момент начинает звучно смеяться, приложив все возможные усилия, из глубины души. Он говорит: «Они так как считаюм, что связали меня, что смогут связать и мою бессмертную душу!» Данный трибунал считает, что может осудить меня, осудить мою националистическую идеологию, мне приходится смеяться… Вы ничего не сможете сделать с моей бессмертной душой, с моей националистической идеологией…».

Источник: www.stoletie.ru