«Пятый этаж»: возможна ли война России и стран НАТО?

Второй канал телевидения BBC продемонстрировал фильм, в котором был разыгран гипотетический сценарий ядерной войны с Россией, впредь до обмена тактическими ядерными ударами.

Параллельно американский аналитический центр Rand Corp совершил сравнительно не так давно армейские игры с участием гражданских чиновников и офицеров, из-за которых стало известно, что на данный момент при конфронтации с Россией в Европе страны НАТО не в состоянии обезопасисть самые уязвимые государства альянса.

Генсек НАТО недавно объявил, что масштаб армейских учений России достиг уровня, невиданного с конца холодной войны.

Как реалистичным может оказаться фильм Английской вещательной корпорации?

Ведущий «Пятого этажа» Михаил Смотряев разговаривает с историком, экспертом по безопасности Виктором Мизиным и старшим научным сотрудником Королевского объединенного университета оборонных изучений Игорем Сутягиным.

Загрузить подкаст программы «Пятый этаж» возможно тут.

Михаил Смотряев: Фильм, что день назад продемонстрировали отечественные коллеги по второму телевизионному каналу выглядит легко апокалиптично. Это не художественный фильм, а инсценировка.

Возможно дать согласие с русским реакцией, что происходит нагнетание напряженности. Но, в случае если взглянуть наращивание русском армии сейчас, то сравнение не думается таким натянутым.

Виктор Мизин: Ядерная война, третья мировая война – это не игрушки.

Я вырос в семье армейских ученых, напрямую занятых в ракетной ядерной программе. Они вправду ожидали ядерного удара со стороны США на протяжении Карибского кризиса. Я был мелким, и, слыша их беседы, начал прощаться с судьбой. Такое не забывается.

Позже, в более зрелом возрасте, я уже трудился в советском МИДе, и ужас все равно оставался.

В то время, когда Рейган пошутил, сообщив в микрофон, что через пять мин. он нанесет ядерный удар по СССР, в то время, когда советские разведчики ночью наблюдали, горят ли окна в Пентагоне – значит, в том месте готовится неожиданный удар.

Мои родственники трудились над сокращением времени, которое потребуется СССР на ответный удар, до минимума.

Переходя к современности, имеется вывод, к примеру, академика Арбатова, что мы еще не вошли в стадию холодной войны. Я считаю, что мы уже в холодной войне — в случае если делать выводы по риторике, по тому, как ведется психотерапевтическая и информационная война.

Имеется одно большое отличие: кроме того в годы холодной войны на Западе искали в СССР здоровые силы, кроме того в Политбюро, верили, что возможно перерождение советской совокупности.

И в то время, когда пришел Горбачев, были люди, каковые верили, что Российская Федерация может стать демократической, с рыночной экономикой, как стали ими ее партнеры по Варшавскому соглашению, и все будет чудесно.

В то время, когда говорят, что в 90-е Российская Федерация все сдавала Западу и прогибалась под давлением «вашингтонского областного комитета», это также неверно. Российская Федерация отстаивала собственные интересы.

Но, начиная с чеченской кампании, позже с приходом Примакова на должность главу МИД, и войны в Югославии, которая нас быстро противопоставила, Москва начала все дальше куда-то дрейфовать от Запада.

НАТО опять превратилось в соперника, военную угрозу, и как апофеоз – обращение на мюнхенской конференции по безопасности 2007 года, в то время, когда Запад напрямую обвинили в том, что он пробует сдерживать Россию, проводить в ее отношении политику двойных стандартов, не учитывать ее жизненные интересы; что он так же, как и прежде питает иллюзии о доминировании в мире, а также с применением неотёсанной военной силы, в нарушение Устава ООН, без санкций Совбеза.

на данный момент, общаясь с западными сотрудниками, не только специалистами, но и политиками, в Еврокомиссии, могу заявить, что уже сформировалось вывод, что Российская Федерация уже ни при каких обстоятельствах не станет частью «свободного мира».

Это какой-то остров, континент, что не есть частью западного мира, и это уже фактически отечественная официальная идеология.

М.С.: Это видно по тому, что пишут официальные либо приближенные к официальным источники в массмедиа в Российской Федерации. Речь заходит о противостоянии однополярному видению мира. Но, если судить по вашим словам, данный конфликт начался не день назад, да и ни при каких обстоятельствах и не прекращался с момента распада СССР. На Западе растет и укрепляется видение России как соперника, и с ним растет и военная составляющая сдерживания? Не смотря на то, что до Грузии сдерживать очень было нечего?

Игорь Сутягин: Да и по окончании 2008 года также очень сдерживать еще долго было нечего. Возможности русских армии были достаточно ограничены.

Что касается оценки действительности угрозы ядерной войны, на протяжении холодной войны советские начальники ни при каких обстоятельствах не делали таких заявлений, какие конкретно делаются на данный момент.

И советские послы ни при каких обстоятельствах не говорили, что боевые суда маленькой державы будут целью для ядерных ракет. Не смотря на то, что это, само собой разумеется, подразумевалось.

Из этого теперешнее восприятие России как страны агрессивной в хорошем понимании увеличивается. Восприятие Западом поведения России свидетельствует, что война вероятна.

Во-вторых, российское телевидение воспитывает у российских зрителей весьма маленькую память.

Начальник одной страны присутствует на открытии соборной мечети в Москве и стоит рядом с русским президентом. А через месяц мы слышим, что он застарелый и основной неприятель России.

На Западе память чуть дольше, исходя из этого люди не забывают всю историю последних 16-17 лет.

Во второй половине 90-ых годов двадцатого века сегодняшний президент пришел к власти.

Тогда были экономические трудности, которые связаны с войной в Чечне. на данный момент цикл замыкается, и опять экономические трудности, из которой президент разумеется ищет выход сперва в одной, бескровной войне – в Крыму, позже, в то время, когда победа не совсем достигнута, по причине того, что Крым нереально снабжать, ищется выход в второй войне, в восточной части Украины.

В то время, когда в том месте появляется тупик, выход ищут в третьей войне – в Сирии. С Сирией получается также как-то неубедительно, появляется Турция, а это уже НАТО, и, в то время, когда сбивается русский бомбардировщик, уже пора остановиться, но через несколько месяцев в том направлении посылается еще один бомбардировщик.

Это выглядит как целенаправленный поиск войны. Так что я осознаю логику тех, кто говорит, что война с Россией вероятна. Перед Крымом рейтинг Путина был самым низким с 2002 года. Позже он быстро подскочил, а сейчас снова начал падать, хотя бы согласно данным «Левада-центра».

М.С.: В случае если отвлечься от фильма BBC, взглянуть на изучения, каковые выполняют более агентства и специализированные институты, то тут государствам НАТО похвастаться нечем.

Проводились пара раз армейские игры, и все они заканчивались одинаково: российские армии в Прибалтике в течение 3-5 дней, по окончании чего нужно либо признавать поражение, либо продолжать эскалацию боевых действий, что при том, что в Североатлантическом альянсе входят многие ядерные державы, может развиваться в этом направлении.

В.М.: Все замечательно знают, что ядерная война неосуществима.

Латвийские дипломаты неоднократно нагнетали страхи, потому, что в Латвии около 40% русскоязычных, и они опасались повторения крымского сценария.

Это совсем зря, не смотря на то, что Российская Федерация на данный момент посредством атомного оружия имела возможность бы нормально завоевать всю Европу, гонка оружий идет беспрецедентная, армейские бюджеты весьма громадны.

Но Москва действует, как действовал Сталин, – не суется в том направлении, где это угрожает сверхтяжелыми последствиями.

Как и Сталин, что в Европе брал лишь то, что ему преподносили Черчилль и Рузвельт, а в Иране оставаться не стал, и в Босфор и на данный момент также не отправился.

Редкий случай, но возможно верить заявлениям русского управления, в том месте сумасшедших нет, и никто нападать на государства Балтии не будет.

Но ужас в том месте настоящий, не смотря на то, что у нас по телевидению говорят, что он наигранный, дабы приобретать что-то от НАТО и США. Как они говорят про генетический врожденный российский экспансионизм, так и у них генетический ужас перед расстрелами и депортациями.

М.С.: Да и не только это они не забывают. Возможно упомянуть и весточку Суворова «Ура, Варшава отечественная» и без того потом.

В.М.: Возвращаясь к вашему вопросу, не обращая внимания на невиданный рост военной конфронтации, размещение контингентов НАТО, пускай символических, и Россию опять окружают кольцом армейских баз, но контингенты эти никакой угрозы для России не воображают, и важной войной это не угрожает.

Никто не желает ядерной войны, но и Первой мировой также никто не желал.

М.С.: Никто не желал, но она произошла.

И про вторую никто сперва не знал, что она будет всемирный, а при противостояния НАТО и России война, непременно, всемирный будет. Так возможно ли относиться оптимистически, что уж ядерной войны точно не будет?

И.С.: Я бы не стал зарекаться.

Одна из закономерностей войны – в ней не нужно искать логики.

Война начинается по своим собственным законам, не управляемым людьми, каковые считаюм, что делают это. Обстановка на границе с Турцией начинается по немыслимому сценарию. Эмоции одного и второго фаворита приводят к конфликту мирового масштаба.

Нет ни идиотов, ни самоубийц, но рациональные люди смогут поддаться чувствам, не всецело применять имеющуюся данные, либо не иметь какой-то информации, в то время, когда осуществляется противодействие, и это может привести к ужасным неточностям.

Большинство войн начинаются в следствии неточности.

Возможность неточности особенно громадна на российской стороне, где чрезмерная централизация управления ведет к тому, что ограниченное количество людей, вовлеченных в управление, оказываются информационно перегруженными, и возможность неточности возрастает.

Кто-то может дать истерический приказ пилотам звена СУ-35, в том месте развернутых, сбить парочку турецких F-16, а просчитать последствия этого весьма тяжело.

М.С.: Что касается этого сценария, то надеяться лишь на себя Эрдоган не имеет возможности, одной турецкой армии по всей видимости не хватает, а у союзников Эрдогана по Североатлантическому альянсу, к каким он будет апеллировать, возможно второй взор на необходимость срочно вести войну с Россией из-за двух самолетов.

И.С.: Такая осторожность точно будет показана, но имеется еще политическая сторона данной ситуации.

Мир сейчас интегрирован. И в то время, когда Латвия, Литва и Эстония озабочены вопросом, до какой степени НАТО готово прийти им на помощь, неготовность НАТО прийти на помощь Турции приведет к важным процессам в НАТО.

Это может подорвать веру в Североатлантическом альянсе и его авторитет, что приведет к военно-политическому вакууму в Европе и ужасному всплеску нестабильности, чего политические круги Запада ни за что не желают.

В этих условиях возрастает возможность, что в ответ на недружественный акт России в отношении Турции может последовать недружественный акт НАТО против России.

М.С.: Складывается чувство, что человечество выяснилось заложником нескольких их умения и десятков человек принимать просчитанные ответы, к тому же и в состоянии стресса.

Люди старшего поколения и в Российской Федерации, и в Британии не забывают брошюры и образовательные фильмы о том, как перевоплотить собственный подвал в бомбоубежище. Хотелось бы, дабы этими знаниями нам воспользоваться не было нужно.

Источник: www.bbc.com