Парад девальваций: почему посыпались валюты в ЕАЭС

Экономическая интеграция в виде запуска Евразийского экономического альянса стартовала, мягко говоря, не совсем убедительно. Вместо ожидаемых экономических бонусов страны взяли волну впечатляющих девальваций. Белорусский рубль В первую очередь года утратил к доллару 39,2%, российский — 19,1% (за год падение составило 85%), казахстанский тенге за один сутки, 20 августа, — более 30%.

Евразийский банк развития проанализировал обстоятельства и вероятные последствия обвала тенге.

Из-за чего упал и тенге

Начотдела странового анализа Аналитического управления Евразийского банка развития Арман Ахунбаев именует главные обстоятельства девальвации тенге, каковые во многом неспециализированные с обстоятельством падения белорусского рубля.

В 2014 — 2015 годах экономика Казахстана столкнулась с действием нескольких негативных шоков, каковые спровоцировали ухудшение состояния счета текущих операций, сокращение интернациональных резервов (минус $ 8,2 млрд c $ 105 млрд в ноябре 2014 г. до $ 97,2 млрд в июле 2015 г.) и подтолкнули Национальный банк Казахстана ускорить переход к эластичному режиму обменного курса, что ранее совершили центральные банки и России, и Беларуси.

Во-первых, на фоне роста борьбы на рынке нефти, замедления в развивающихся государствах, не сильный восстановлении в Европе, существенно подешевели источники энергии (-48,6% в среднем за первые 7 месяцев к подобному периоду прошлого года) и другие виды сырьевых продуктов, а также на металлы (-45,6% в среднем на металлическую руду, -15% на медь), главные экспортные товары Казахстана. В следствии казахстанский экспорт уменьшился на 43,4% по результатам полугодия, импорт — на 17,5%.

Помимо этого, собственную роль сыграло ужесточение режима санкций против России, главного торгового партнера не только Беларуси, но и Казахстана (33% всего импорта, 9% экспорта либо 19% оборота по результатам полугодия).

Санкции из-за кризиса в Украине содействовали масштабной девальвации рубля, высокой инфляции. Минусы обернулись резким улучшением конкурентоспособности русском экономики довольно казахстанской, настоящий сектор Казахстана столкнулся с проблемами.

«В-третьих, на обстановку повлияло упрочнение американского доллара против всех валют развивающихся государств на фоне сохранения довольно высокой скорости роста в Соединенных Штатах, более значительного замедления роста поизводства в развивающихся государствах, и на фоне расхождения финансово-кредитной политики, проводимой ФРС, и осуществляемой вторыми Центробанками, в чьих государствах обозначается тенденция к формированию дефляционных процессов», — отметил Ахунбаев.

Негативным причиной специалист назвал и повышенную закредитованность экономики Казахстана.

По результатам 2014 г. индикатор валового внешнего долга довольно ВВП ухудшился, увеличившись с 68% ВВП в 2013 г. до примерно 76,2% ВВП. Наряду с этим снижение экспорта содействовало ухудшению обслуживания внешнего долга. В течение первого полугодия обстановка ухудшалась в следствии усилившегося активного привлечения и сокращения экспорта внешних займов.

Результатом стало давление на обменный курс, что усложнилось сохраняющейся недостаточностью потоков прямых зарубежных инвестиций.

Тревожиться ли о чужой девальвации?

«В возможности, ожидается, что переход на эластичный режим обменного курса в Казахстане будет содействовать корректировке платежного баланса, в частности счета текущих операций.

После достижения нового равновесного уровня обменного курса, корректировка внешних показателей будет достигнута в основном за счет восстановления конкурентоспособности экономики, соответствующего ускорения темпов улучшения и сокращения импорта отдельных экспортных статей», — вычисляет начотдела странового анализа ЕАБР.

Но благоприятное действие на экспорт будет ограничено ухудшающейся низкой долей и внешней конъюнктурой обрабатывающей индустрии в структуре экспорта. Позитивом может стать вероятное повышение профицита внешней торговли улучшения в фискальном секторе, поскольку девальвация значительно поддержит прибыльную часть и компенсирует выпадение доходов благодаря сокращения стоимости одного бареля нефти и замедления экономики.

«Замедление в настоящем секторе экономики возможно станет очень чувствительным, делается возможным переход в отрицательную территорию. Так, сектор одолжений, включая торговлю, испытает негативное влияние сжимающегося внутреннего спроса.

Негативный эффект девальвации на потребление будет не легко компенсировать благоприятным эффектом на экспоориентированные отрасли, мерами по борьбе с кризисом, эффект которых стал неспешно ослабевать, и хорошими показателями в сельском хозяйстве», — даёт предупреждение специалист. Казахстан может ожидать кроме этого ускорение темпов инфляции и вероятный возврат к более твёрдой финансово-кредитной политике со всеми сопутствующими негативными эффектами.

Прямой эффект девальвации в Казахстане на русского экономику будет ограниченным, но значительным по последствиям может оказаться влияние, которое девальвация будет иметь на российские денежные рынки. «Многими их участниками резкое ослабление национальной валюты в большой соседней стране, имеющей большое количество неспециализированного с Россией с позиций структуры экономики, будет воспринято как негативный сигнал, к тому же поступивший во время, в то время, когда обстановка на рынках была уже весьма нестабильной. В связи с возросшей оценкой рисков в этих условиях может дополнительно увеличиться волатильность рубля, ухудшиться условия кредитования в экономике, снизиться инвестиционная активность», — даёт предупреждение Ахунбаев.

Влияние девальвации на другие страны ЕАЭС, каковые уже раньше Казахстана испытали на себе негативное влияние ухудшающейся внешней кризиса и конъюнктуры в Российской Федерации будет кроме этого ограниченным по большей части в силу ограниченности торговых и денежных взаимоотношений, полагают в ЕАБР.

Специалисты вычисляют влияние девальвации в Казахстане на внешнеэкономические условия для Беларуси ограниченным, поскольку по результатам 2014 года на Казахстан было нужно 2,4% белорусского экспорта и меньше 1% прямых зарубежных инвестиций (согласно данным Национального банка Беларуси за 2013 год) как поступивших в Беларусь, так направленных из данной страны. «Как и при с Россией, ослабление тенге может иметь негативный психотерапевтический эффект на денежные рынки в Беларуси, тем более что последние проходят период адаптации по окончании перехода Национального банка в начале этого года к режиму монетарного таргетирования, предполагающему довольно эластичную курсовую политику», — даёт предупреждение Ахунбаев.

Чем теснее интеграция, тем заразнее девальвация?

Разумеется, что с предстоящим сближением экономик региона и со снятием барьеров на перемещение капиталов и товаров «заразность» экономических неприятностей будет возрастать. Говоря на недавней встрече в Минске о положении экономики на евразийском пространстве, глава Евразийского банка развития Дмитрий Панкин обратил внимание на то, что государствам региона нужно продумать методы координации монетарной политики. Он признал, что большая часть экономических неприятностей региона начались по окончании резкой девальвации рубля.

Панкин пояснил, что при эластичном курсе рубля, и политике Казахстана, направленной в то время на удержание курса тенге, ситуация «в то время, когда народ повалил за границу за приобретениями и предприятия Казахстана ».

На необходимость координации государствами ЕАЭС собственной экономической политики Панкин обращал внимание и ранее. Глава ЕАБР кроме этого отмечал, что для успеха евразийской интеграции нужна налогово-бюджетная координация и, например, действенная совокупность неспециализированного контроля бюджетных процессов.

«На данный момент необходимо обсуждать не гипотетическую единую валюту, а "неинтересные" вопросы валютных ограничений, координации курсовой политики, торговли в нацвалютах, соблюдения экономических параметров, зафиксированных в Соглашении о ЕАЭС», — аргументировал он.

До тех пор пока «неинтересные» вопросы остаются без ответов.

Источник: news.tut.by