Падение цен на нефть ударило по экономике Эстонии

Падение мировых стоимости одного бареля нефти привело к кризису у эстонских производителей горючих сланцев. Концерн Viru Keemia Grupp решил законсервировать фабрики по производству сланцевого масла в Ида-Вирумаа. Под сокращение попадают 500 работников.

Это далеко не первый случай, в то время, когда неприятности в экономике Эстонии случаются в один момент с проблемами в экономике России а также являются следствием этих неприятностей — формула «что не хорошо для России, прекрасно для её соседей» на Эстонию, разумеется, не распространяется.

«При нынешних стоимостях на нефть производство масла по разработке Kiviter перестает быть экономически целесообразным. Мы предприняли последовательность мер для минимизации рисков, но этого выяснилось не хватает, и мы вынуждены существенно сократить производственные затраты, и по сей день наступил последний момент это сделать, — заявил несколько дней назад глава Правления Viru Keemia Grupp Ахти Асманн. — Реструкуризация производства, обусловленная необходимостью законсервировать фабрики, трудящиеся по разработке Kiviter, затронет около 500 человек. Не обращая внимания на ранее принятые меры по оптимизации затрат, складывающаяся экономическая обстановка и через чур низкая стоимость одного бареля нефти не оставляют нам вторых возможностей для сохранения жизнеспособности предприятия».

Единовременное сокращение полутысячи человек на северо-востоке страны стало для маленькой Эстонии событием национального масштаба.

Концерн VKG есть вторым в мире производителем сланцевого масла, его прибыль образовывает 1% эстонского ВВП.

Но прибыльность производства сланцевого масла зависит от стоимости одного бареля нефти, исходя из этого нынешнее падение на нефтяном рынке свидетельствует кризис и на рынке горючих сланцев.

Остановка производства VKG свидетельствует неприятности для всего северо-востока Эстонии. «Нас самих ожидают неприятности, по причине того, что нам не поступит достаточно подоходных налогов, как если бы Viru Keemia Grupp трудилась в полном масштабе. У нас у самих будут неприятности с выплатой заработных платов сотрудникам отечественных учреждений, в случае если столько большое количество людей сократят.

В прошедшем сезоне сократили очень много людей, и нам поступило налогов вдвое меньше среднего по стране», — заявила вице-мэр Кохтла-Ярве Людмила Янченко, признавшая, что город ничего не имеет возможности сделать для новых безработных.

Для маленького Кохтла-Ярве складывается практически катастрофическая обстановка: уже второе большое сокращение за последние полгода. Летом 2015 года об остановке производства заявила большая фабрика по производству удобрений, без работы остались 426 человек. Одновременно с этим национальный энергетический монополист Eesti Energia выгнал с работы 200 шахтеров с шахты «Эстония». Утратить за шесть месяцев более чем 1000 рабочих мест — нешуточный вызов для всего Ида-Вирумаа — эстонского северо-востока.

Более того, комментируя последние сокращения в Кохтла-Ярве, эстонские госслужащие призывают ожидать нехорошего и готовься к новым банкротствам, увольнениям и остановкам производства.

Министр труда и здравоохранения Эстонии Евгений Осиновский объявил, что в таком же тяжелом положении, что и VKG, на данный момент находится Eesti Energia: обстановка с низкими стоимостями на нефть поставила под угрозу много рабочих мест в основной энергетической компании Эстонии. Для предотвращения кризиса в Eesti Energia правительство республики решило дать компании ходатайствовать о пособии от страны на сжигание древесины в большем количестве на Нарвских электростанциях Eesti Energia.

Министерство коммуникаций и экономики разглядывает возможность о дополнительной рассрочке налога на экологию для фирм Ида-Вирумаа.

Окажут помощь ли эти меры — всевышний весть. Тот же Евгений Осиновский признал, что и в отношении VKG государство предпринимало протекционистские меры, призванные спасти предприятия от закрытия, а людей — от увольнения. «В прошедшем сезоне государство ослабило ограничения для Viru Keemia Grupp на добычу сланца с целью сохранить рабочие места, но этого было не хватает, — сообщил министр труда и здравоохранения. — Обстоятельством обстановки стала, первым делом, низкая стоимость одного бареля нефти в мире, которая может радовать нас на бензоколонке, но поставила сланцевое производство в тяжелое положение».

Так что экономические неприятности у России не означают машинально процветания и благополучия у её балтийских соседей: это соседи или испытывают те же самые неприятности, как это происходит при падения стоимости одного бареля нефти, или их неприятности являются следствием неприятностей в экономике России, как это происходит с эстонским экспортом.

Эстонские власти к объективной обстановке смогут лишь додавать неприятности, вызываемые их собственной политикой последних нескольких лет. К таким сложностям относится падение грузооборота Таллинского порта, за 11 месяцев прошлого года он уменьшился на 20% из-за переориентации русского транзита на отечественные морские порты. Либо утраты в пищевой индустрии, вызванные русским продуктовым эмбарго как по большому счету европейского продовольствия, так и конкретно эстонских шпрот.

И в том и другом случае утраты эстонской экономики являются следствием внешнеполитического курса эстонских политиков.

Но и в тех отраслях эстонской экономики, неприятности которых не связаны с Россией, нечайно приходится вспоминать об эстонской внешней политике. Казалось бы, падение стоимости одного бареля нефти должно радовать всех союзников США из антироссийской группы европейских государств, по причине того, что неизбежно усиливает кризис в русском экономике. Но много безработных в Ида-Вирумаа, число которых возрастает в геометрической прогрессии, падению стоимости одного бареля нефти почему-то не рады.

Александр Носович

Источник: rubaltic.ru