Ответственность России за ситуацию на Украине

Норвегия известна в мире тем, что она стала одной из самых богатых государств благодаря эксплуатации и открытию громадных запасов нефти. Потому, что на данный момент в мире происходит падения цены на «тёмное золото», интервью с послом Норвегии на Украине Йоном Элведалом Фредриксеном «Дня» началось с вопроса о том, как это воздействует на экономику и с чем в том месте связывают падение стоимости одного бареля нефти.

Жизнь по окончании нефти

Йон Элведал Фредриксен: В Норвегии в прессе и в политике резкое снижение цен рассматривается как спад рынка. А мы знали, что непременно это случится, и думали, что большие стоимость бареля нефти, каковые были сейчас, вечными не будут.

Однако это без шуток скажется на отечественной экономике.

«Сутки»: И уже отражается, курс норвежской кроны упал на 20%…

— Как раз.

И это достаточно без шуток для отечественной экономики. Я не могу заявить, что речь заходит о кризисе в Норвегии, поскольку отечественная экономика достаточно прочная и базируется не только на газе и нефти, но и на вторых отраслях. Но, само собой разумеется, мы не скрываем того факта, что это актуализирует дискуссии в Норвегии о том, за счет чего мы будем жить по окончании нефти.

— В статье в Bloomberg это именуют «чрезвычайной обстановкой» и цитируют вашего премьера Эрну Солберг, которая сообщила: «Мы планируем оставаться нефтяной страной, но нам необходимо создать новую версию Норвегии, по причине того, что версия, которой мы жили последние 35 лет, уже уходит»…

— Я пологаю, что обстановка, которую мы замечаем на данный момент, очень сильно повлияет на инновации в других отраслях, в первую очередь в морской — второй по количествам по окончании нефтяной. Все знают, что в том месте имеется громадный потенциал развития разработок.

— Иначе говоря речь заходит об инновационной экономике?

— Да, инновационная экономика неизменно у нас стояла на повестке дня.

Согласно данным ОЭРС, одно из основных преимуществ норвежской экономики в последние десятилетия — это свойство скоро перестроиться на новое развитие. Это именно и разрешает нам вычислять, что отечественная экономика устойчива. Как раз исходя из этого на данный момент у нас, в Норвегии, нет эмоции кризиса, не смотря на то, что было бы нечестно заявить, что падение стоимости одного бареля нефти не отражается на экономике и со временем может сказаться на благополучии обитателей страны.

В 2015 году мы планируем увеличить помощь Украине практически до 300 миллионов крон

— Потому, что поступления в бюджет от продажи нефти уменьшатся, а они составляют 20% от всех поступлений, то появляется вопрос, скажется ли это на количестве интернациональных программ?

— До тех пор пока нет. Я не слышал, дабы такие дискуссии были в парламенте. Желаю заявить, что в отечественном парламенте много лет существует консенсус, в соответствии с которому Норвегия обязана выделять 1% ВВП на помощь бедным государствам. До тех пор пока ничего не изменилось, и в число получателей норвежской помощи входит Украина.

— Имеете возможность сообщить, какую помощь приобретала либо будет получать наша страна?

— Мы всегда увеличивали размер помощи. До 2013 года мы каждый год выделяли около 40 миллионов норвежских крон ($5,9 миллиона долларов) на различные проекты на Украине. В 2014 году по окончании Майдана мы увеличили эту помощь до 200 миллионов норвежских крон (29,5 миллиона долларов). А в 2015 году мы планируем увеличить помощь Украине до практически 300 миллиона крон (44,2 миллиона долларов).

Причем это не включает гуманитарную помощь, которая будет предоставляться дополнительно.

Для инвесторов украинский рынок всегда был сложным

— В интервью украинскому изданию, которое было напечатано 21 ноября, ваш премьер, комментируя обстановку на Донбассе, сообщила: «Сложно осознать настоящие намерения России». А на данный момент вы имеете возможность сообщить, осознала ли Норвегия настоящие намерения России?

— Отечественное правительство неоднократно заявляло о том, что Российская Федерация несет громадную ответственность за обстановку в Восточной Украине. Само собой разумеется, аннексия Крыма для нас есть нарушением международного права. И мы подключились ко всем санкциям ЕС против России через аннексию Крыма.

Российская Федерация применила ответные санкции против Норвегии, каковые коснулось многих фирм, каковые имели собственный бизнес в Российской Федерации, и фактически прекратила поставку норвежских морепродуктов.

До этого Российская Федерация была самым громадным рынком для норвежской рыбы.

— И сейчас, возможно, рыба уже «идет» в Россию через Беларусь?

— Вправду, экспорт отечественной рыбы достаточно без шуток увеличился в Беларусь.

Куда идет эта продукция дальше, это нужно поинтересоваться у Беларуси.

Я могу также заявить, что отечественные экспортеры на данный момент весьма деятельно наблюдают на украинский рынок. Мы постоянно экспортировали достаточно большое количество рыбы на Украину.

По этому показателю Украина была на 9-м месте. Что касается пелагических рыб — на 3-м. Но на данный момент показались возможности расширить выход на украинский рынок. Мы понимаем, что это не должен быть односторонний процесс. Исходя из этого мы на протяжении визита отечественного премьера договорились, что пригласим в Норвегию представителей сельскохозяйственной отрасли Украины, дабы они взяли возможность поставлять собственную продукцию на норвежский рынок.

— И о чем может идти конкретно обращение?

— Отечественный рынок для сельскохозяйственной продукции сверхсложный. Существуют высокие таможенные «стенки» около отечественного рынка. Но имеется возможности, каковые, как мы видим, украинские экспортеры не применяют.

И мы готовы оказать помощь им в этом.

Это относится большого вида овощей, фруктов, зерна, масла и без того потом. И отечественное министерство рыболовства заинтересовано в создании совместно с украинским управлением рамочных условий для развития рыбацкой отрасли на Украине.

Я надеюсь, что это разрешит привлечь инвестиции. Нужно затевать с создания рамочных условий.

— Видите ли вы желание с Украины создать их?

— Желание имеется.

Но я не скрываю, что для норвежских инвесторов украинский рынок всегда был сложным и есть не меньше непростым в данной обстановке. Но политический риск — это одно, а неспециализированный риск связан с обстановкой, в то время, когда сложно взять кредиты, дабы сделать инвестиции. И имеется основной вопрос — это коррупция, которая постоянно сказывалась на репутации Украины. Я думаю, все знают, что на данный момент имеется желание поменять это, но ожидаем, как и все, конкретных результатов.

О импорте и реэкспорте рыбы сжиженного газа

— Ваш предшественник Олав Берстад написал для нас статью о том, что Украина может применять норвежскую рыбу как газ, закупая ее и осуществляя переработку на украинских фирмах и позже, соответственно, экспортируя уже переработанную продукцию в другие страны. Видите ли вы заинтересованность со стороны Украины применять такую возможность получить?

— Пологаю, что такая мысль обязана развиваться дальше. По причине того, что в данной обстановке мы кроме этого видим, что норвежскую рыбу отправляют в Китай.

В том месте ее перерабатывают и отправляют обратно на рынки европейских. Из-за чего бы украинским фирмам, каковые возьмут со временем норвежские инвестиции, не применять возможности переработки норвежской рыбы с дельнейшим ее экспортом в Европу. Тем более, что соглашение между Украиной и ЕС увеличивает возможности реэкспорта.

— В прошедшем сезоне между Норвегией и Украиной были заключены соглашения о поставках норвежского газа на Украину через Словакию. Как они реализуются?

— Вправду, норвежское госпредприятие Statoil договорилось с Нафтогазом о том, что они должны поставлять до 0,5 миллиарда куб. метров газа в месяц в течение шести месяцев. Поток идет. Это чисто коммерческое предложение между двумя компаниями.

Я пологаю, что это таковой пример, в то время, когда Украина приобретает газ либо другие источники энергии по коммерческим условиям, без требований поставщика и политических условий.

— Существует ли внимание Норвегии изучить и добывать источники энергии около острова Змеиный?

— Я знаю, что раньше были норвежские фирмы, каковые начали разглядывать возможности добычи нефти и газа на Черноморском шельфе. После захвата Крыма все это нужно пересмотреть. Существуют контакты между норвежскими и украинскими фирмами относительно поставок сжиженного газа через Черное море.

Кроме этого существует интерес в обеих сторон повторить в Одессе проект, что в прошедшем сезоне был реализован в Литве. Я думаю, коммерчески это реально, но все зависит не от Норвегии, а от возможностей поставки сжиженного газа через Босфор.

Украине нужна возможность передать мировому сообществу объективную данные…

— Все видели многомиллионный марш единства с участием практически полсотни мировых фаворитов в Париже, где в следствии личных террористических актов погибло 17 человек. А на Украине с момента начала русском агрессии на востоке страны погибло 5 тысяч.

Но таковой реакции, я имею в виду аналогичных маршей, в Европе не было. Чем вы объясните различную реакцию, учитывая то, что наша страна стала объектом атаки страны-террориста?

— Терроризм, что связан с экстремальным исламом, уже давно был тёплой темой во всех европейских государствах. Я думаю, исходя из этого отклик таков. И эти террористы нападали прессу, свободу слова.

Это весьма символический террористический акт. Пологаю, что такая реакция показывает, как население в западных государствах позиционирует собственный отношение к свободе слова. Они мыслят следующим образом: я считаю, что моя газета обязана писать, что желает, печатать такие картинки, каковые она желает. Исходя из этого таковой терроризм — конкретная угроза для европейцев.

Что касается событий в вашей стране. Реакция по большому счету в Европе связана с тем, что конфликт на Украине для весьма многих непонятен. И информация в Европе о конфликте на Украине была частичной. Само собой разумеется, весной и летом, в особенности в последних числах Августа, было довольно много сообщений, но позже стало тише.

Я вижу, в норвежской прессе всегда фигурируют цифры о том, что в конфликте погибло от 4 до 5 тысяч людей. Кроме этого пишется, что иногда происходят обстрелы, не обращая внимания на соглашение о прекращении огня. И эти сообщения повторяются каждую семь дней в норвежской прессе. Но все-таки Украина для весьма многих обитателей Европы, а также Норвегии, считается ментально далекой, а Франция ментально ближе. Конфликт на Украине заслуживает большего внимания.

— Будет ли этому помогать создание европейского особого русскоязычного канала, против чего мгновенно выступила Российская Федерация, объявив, что это есть нарушением свободы слова?

— Я тут не вижу взаимосвязи. Пологаю, что таковой канал будет создан, в случае если найдется финансирование. По моему точке зрения, Украине нужна возможность передать мировому сообществу объективную данные через таковой канал. Обращение не должна идти о контрпропаганде.

По причине того, что не годится отвечать на пропаганду пропагандой. Нужно отвечать объективной информацией, и осветить то, что нужно лучше делать на Украине. И лишь это окажет помощь вашей стране.

Мыкола Сирук

Источник: inosmi.ru