Оренбуржец обвиняет наркополицейских в шантаже ребенком

В Комитет по предотвращению пыток за помощью обратился обитатель Оренбургской области, что обвиняет оперативников сотрудников ФСКН в том, что они более пяти часов не разрешали его жене забрать полуторагодовалого сына из дежурной части, пока мужчина не подпишет милицейским бумаги.

Как информируют правозащитники, утром 2 апреля 2014 года мужчина ехал на такси со своим полуторагодовалым сыном. В районе станции Заглядино автомобиль остановили сотрудники наркоконтроля и задержали мужчину.

Он утвержает, что на бессчётные просьбы отвезти его сына к себе сотрудники своевременной работы отвечали, что позвонят его супруге, но на деле ничего не предпринимали. Наряду с этим задержанный сходу дал согласие выдать имеющиеся при нем наркотические средства.

Затем, как поведал задержанный, его вместе с ребенком доставили в Бугурусланский межрайонный отдел УФСКН России по Оренбургской области, где их сразу же разлучили: ребенка отдали в дежурную часть, а его поместили в камеру, из которой он слышал непрекращающийся плач мальчика.

Мужчина неоднократно просил сотрудников наркоконтроля позвонить его супруге и передать ей малыша, но сотрудники УФСКН лишь давали слово, что выполнят его просьбу, но делать этого не торопились.

Мужчина поведал, что самые важные переживания он испытал, в то время, когда закрыли дверь в его камере и он прекратил слышать, что происходит с ребенком.

Мать мальчика сказала правозащитникам подробности того дня: «Я пребывала дома, в то время, когда приблизительно в шесть вечера мне позвонили из полиции и сказали, что необходимо безотлагательно явиться в отделение ФСКН по городу Бугуруслану. Я не осознала, что именно случилось, и сходу приехала в указанное отделение.

Меня встретили сотрудники, проводили в отделение и заявили, что мой сын находится в строении и я могу забрать его. Я начала ждать, но ребенка мне никто дал. После этого я начала требовать вернуть мне моего сына, по окончании чего меня отвели в один из кабинетов на втором этаже строения и заявили, что меня «необходимо допросить». Меня допросила дама-следователь, и по окончании того, в то время, когда я все подписала, она составила при мне акт передачи ребенка и пригласила спуститься вниз на первый этаж, где я заметила, как в помещении дежурной части мой сын лежит на лавочке.

  Заметив оцепенелый взор ребенка и его беззащитное состояние, я «настойчиво попросила» дать мне малыша. Забрав [ребенка], я сходу отправилась к себе и всю дорогу плакала, поскольку была очень расстроена и продолжительное время не имела возможности прийти в себя».

По словам матери, по окончании инцидента ребенок, состоявший ранее на учетах у детского врача и невролога-психиатра, стал довольно часто просыпаться по ночам и плакать. «В то время, когда ребенок видит людей в одежде, похожую на полицейскую форму, сходу начинает  плакать и пугаться», – говорит дама.

«Мы лишь начали проводить публичное расследование по этому факту, и о его итогах сказать до тех пор пока рано. Необходимо подчеркнуть, что случай для отечественной организации в Оренбурге нетипичный, с заявлениями о нарушениях прав малолетних детей нам пока не приходилось сталкиваться, – сказал юрист «Комитета по предотвращению пыток» Евгений Литвинов. – На данный момент мы подали в Следственный комитет сообщение о правонарушении прося совершить конкретные проверочные действия. При обнаружения в рамках проверки показателей правонарушения мы кроме этого будем настаивать на незамедлительном возбуждении дела и проведении уже нужных следственных действий и привлечении виновных лиц к ответственности».

Источник: www.rosbalt.ru