Опасная амнистия: что ждет «раскаявшихся» налогоплательщиков

Замыслы по легализации капиталов смогут сорвать твёрдые стандарты FATF и непредсказуемость русских парламентариев

В последних числах Марта правительство России внесло на рассмотрение в государственную думу закон № 754388-6 «О необязательном декларировании физическими лицами счётов и имущества (вкладов) в банках», подготовленный по поручению президента Владимира Владимировича Путина о проведении амнистии капиталов. В прошлогоднем послании Федсобранию Путин растолковал необходимость амнистии жаждой «перевернуть офшорную страницу в истории отечественной экономики».

Закон логически дополняет уже вступивший с этого года в силу закон «о налогообложении контролируемых зарубежных компаниях», направленный на вывод бизнеса из офшоров. Он предусматривает нейтральный безналоговый возврат активов русских юрлиц на родину. По идее, сейчас и налогоплательщикам-физлицам необходимо предложить максимально надёжный метод прощения налоговых «грехов».

Работа над неточностями

Стоит признать, что представленный Думе закон лучше проработан, чем первая попытка «налоговой амнистии». В 2006 году был принят закон «Об упрощенном порядке декларирования доходов физическими лицами», по которому для легализации требовалось уплатить декларационный сбор в размере 13%. Тогда ожидалось, что амнистия принесет до 200 млрд рублей, либо до $8 млрд. Но успеху кампании помешали письма Министерства финансов, каковые подорвали доверие потенциальных декларантов. Из разъяснений министерства следовало, что безопасность заявителей уменьшалась пропорционально величине незадекларированных ими на протяжении кампании доходов.

Итог всем известен: собрать смогли лишь 3,7 млрд рублей (другими словами задекларировали 28,2 млрд). Несложная математика говорит о том, что надежды авторов инициативы оправдались на 1,85%, что на данный момент, возможно, и повлияло на решение совершить «бесплатное прощение».

Авторы законопроекта желают, дабы русские резиденты, к каким они относят и россиян, и трудящихся тут чужестранцев, не были ущемлены в применении капиталов русского происхождения, находящихся в зарубежных странах, и, не стесняясь, именуют их прямо «русскими капиталами». Замысел амнистии обязан успокоить страхи заинтересованных лиц перед еще не существующим автоматическим обменом информацией с налоговыми органами других государств. Сама эта мысль, кстати, еще приводит к вопросам.

Но самое основное, закон разрешит вольно передавать активы между не связанными либо аффилированными лицами, к примеру, в случае если речь заходит о дорогом доме либо спортивной машине, оформленных на одного человека, а в действительности служащих выгоде и интересам другого. Тут, действительно, у большинства может появиться желание обойти дарение между свободными лицами без уплаты 13% подоходного налога. Следующей задачей заявлено создание стимулов для добросовестного выполнения физическими лицами обязанностей плательщика налогов, плательщика и валютного резидента таможенных платежей.

Это и имеется, возможно, намек на «переворот офшорной страницы» и выход в прозрачную для страны область контроля.

Не забыли авторы и о обеспечениях правовой защиты декларантов, но лишь от уголовной и административной ответственности за налоговые правонарушения.

Об ответственности за нарушение обязанностей таможенного законодательства и валютного резидента речи не идет. И это не единственная неприятность предложенной амнистии.

Что просят задекларировать

Закон предлагает задуматься о декларировании имущества, записанного на номинальных обладателей. Стоит напомнить, что к имуществу гражданское законодательство относит и финансовые средства.

Не совсем ясно, из-за чего, согласно точки зрения авторов, у кого-либо может появиться интерес к декларированию контролируемых зарубежных компаний, или наличию и открытию счета в зарубежных банках за пределами России, поскольку сами факты учреждения либо наличия зарубежной компании и квитанций в зарубежных банках не являются основанием для привлечения к суду. Такая формулировка похожа на признание заблаговременно провалившейся кампании по уведомлению о контролируемых зарубежных компаниях в рамках деофшоризационных поправок в Налоговый кодекс, в особенности с учетом переноса срока вступления их в силу с 1 апреля на 15 июня.

Неприятность обеспечений

Факт участия в амнистии обязан подтверждаться особой декларацией с отметкой территориальной инспекции, или центрального аппарата ФНС России. В декларации предлагается раскрыть нужную для сотрудников налоговой администрации данные и приложить в подтверждение пояснения и документы на русском (либо с нотариальным переводом), подтверждающие право декларанта на имущество. Затем декларанту предлагается начать новую свободную и «надёжную» судьбу в ожидании распоряжения Государственной думы о принятии акта амнистии по конкретным участникам, в котором кроме этого возможно выяснен список составов правонарушений, по которым обещано прощение.

С одной стороны, это похоже на попытку «виртуозно» обойти необходимые советы FATF, которая может не осознать необходимость декларирования КИК и зарубежных квитанций, вместе с «переводом» собственности и хитрой передачей между чужими людьми. Все это уже само по себе противоречит концепции противодействия отмыванию денежных средств.

Иначе, несложный обыватель сходу заметит подвох в том, что декларация сама по себе ничего не следует без распоряжения Думы, действия которой не всегда предсказуемы.

Помимо этого, проект предусматривает право сотрудников налоговой администрации, при нарушений в форме декларации, отказать в приеме заявителя в программу необязательного декларирования активов.

Другими словами — вы сперва ознакомьте нас с вашими «проблемами», а мы решим .

Многим юристам, кроме того не трудившимся в налоговой работе, как мы знаем, что режим налоговой тайны существует не чтобы обезопасисть плательщиков налогов от МВД, а чтобы обезопасить личную данные плательщиков налогов от частных недобросовестных преступных элементов и лиц.

FATF в «помощь»?

опыт и История проведения налоговых амнистий в мире продемонстрировали, что кроме легализации капиталов по разрешенным властями уголовным составам нередки и попытки легализовать средства, полученные от запрещенных на интернациональном уровне правонарушений, к примеру от торговли наркотиками, людьми, ряда и коррупции вторых. Как раз исходя из этого мировое сообщество через специальную интернациональную организацию — Группу разработки денежных мер борьбы с отмыванием денег (FATF) — пристально смотрит за национальными программами необязательного декларирования для налоговых целей.

В 2012 году показались четыре фундаментальных необходимых принципа FATF с целью проведения амнистий, каковые признаны на интернациональном уровне как общепринятый стандарт.

Принцип первый предполагает использование механизмов противодействия отмыванию денежных средств и финансированию терроризма. Это изначально должно исключать возможность нахождения легализуемых средств вне юрисдикции стран-участников FATF. Репатриация декларируемых средств происходит из страны, надлежаще использующего советы. А самое занимательное, что финучреждения не должны принимать на веру заявления компетентных органов страны в отношении программы по необязательному декларированию, и выпущенные документы, как подтверждение законности происхождения декларируемых активов.

Вторым принципом исключаются каждые отклонения либо изъятия в применении этого механизма.

Что свидетельствует, что плательщик налогов не может быть высвобожден либо защищен законом либо подзаконным актом от преследований и расследований за отмывание денежных средств либо финансирование терроризма. Неприятность еще и в том, что в феврале 2012 года FATF включила налоговые правонарушения в список предикатных (предшествующих) для целей отмывания денежных средств, другими словами правонарушений, из-за которых и образуется сам преступный доход, что преступники после этого легализуют. Тем самым возможности проведения «налоговой амнистии» сузились до правонарушений, идеальных в связи с непредставлением налоговой декларации либо иных необходимых по закону документов, или в связи с включением в такие документы ложных сведений. К примеру, доход, полученный в следствии незаконного возмещения НДС, под такую программу вряд ли попадет.

Третий принцип, согласно нашей точке зрения, представляет собой громаднейший камень преткновения, потому, что он требует абсолютных свободы обмена и возможностей доступа нужной информацией и полного сотрудничества между всеми компетентными органами страны, проведения программы для целей противодействия отмыванию денежных средств и финансированию терроризма.

И последним принципом есть обязательность для страны проведения программы обеспечения самый широкого и полноценного обоюдного международного правового сотрудничества, обмена информацией, проведения совместных преследований и расследований лиц за отмывание денежных средств и финансирование терроризма, кроме этого как и проведение мероприятий по содействию во взыскании доходов и активов от преступной деятельности.

Непременно, контроль за надлежащим соблюдением этих правил в большей части лежит на каждом участнике FATF. Но как раз принцип о неограниченном интернациональном сотрудничестве разрешает проверить, как трудятся в Российской Федерации остальные три, что влечет для страны не только репутационные риски, но и настоящую возможность стать изгоем FATF.

Похоже, с учетом ситуации , как с проектом «деофшоризация», так и с проектом «амнистия», власти имеет суть активнее создавать условия для возврата капитала в страну. Потенциальным декларантам, каковые являются настоящими патриотами, связавшими себя окончательно с Россией, остается сохранять надежду на значительную доработку программы декларирования, дабы информация о них и их активах не ушла тем, кому она не предназначена.

Александр Захаров

Источник: forbes.ru