Обвал цен на нефть не подстегнул рост мирового ВВП?

Один из основных экономических сюрпризов 2015 г. содержится в том, что оглушительное падение мировых стоимости одного бареля нефти не стало причиной большому росту мировой экономики.

Не обращая внимания на провал стоимостей со $115 за баррель в июне 2014 г. до $45 в последних числах Ноября 2015 г., влияние этого фактора, в соответствии с практически всем экономических моделей, на глобальный рост выяснилось меньшим, чем ожидалось: приблизительно 0,5% мировой экономики.

Как отмечает в собственной статье на Project Syndicate доктор экономических наук Гарварда Кеннет Рогофф, умеренное хорошее влияние низких стоимости одного бареля нефти на экономический рост, по всей видимости, сохранится и в 2016 г. Но одновременно с этим, на его взор, низкие цены на «тёмное золото» приведут к еще громадным затруднениям в главных государствах-экспортерах нефти.

«Нынешнее падение стоимости одного бареля нефти возможно сравнить с падением 1985-1986 годов, позванным избытком предложения, в то время, когда страны ОПЕК (прежде всего Саудовская Аравия) решили пересмотреть ограничения поставок нефти для восстановления собственной доли на рынке.

Его возможно кроме этого сравнить с провалом 2008-2009 года, позванным спадом спроса, последовавшим за мировым денежным кризисом. В то время, когда речь идет о падении стоимости одного бареля нефти из-за фактора спроса, большого хорошего результата для экономики ожидать не приходится; в этом случае стоимость бареля нефти больше играют роль автоматического стабилизатора, нежели внешней силы, толкающей вперед глобальную экономику. Наоборот, шок предложения обязан создавать большой хороший эффект.

Не смотря на то, что темперамент нефтяного шока 2014-2015 годов не столь однозначен, как в двух прошлых случаях, наверное, что его движущие силы более либо менее равномерно распределяются между факторами предложения и спроса.

Само собой разумеется, замедление в Китае, занятого перестройкой экономики в сторону внутреннего потребления, стало тормозом для всех мировых цен на сырьё — индексы цен на металл кроме этого быстро упали в 2015 году. (Цены на золото, к примеру, в последних числах Ноября составляли $1050 за унцию, что весьма на большом растоянии от пикового значения $1890 в сентябре 2011 года; цены на медь упали практически столь же быстро с уровней 2011 года).

Но появление новых источников поставок нефти — никак не меньше серьёзный фактор. Благодаря сланцевой революции добыча нефти в Соединенных Штатах выросла с пяти миллионов баррелей в день в 2008 году до 9,3 млн баррелей в 2015 году.

Данный бум поставок сохраняется до сих пор, не обращая внимания на провал стоимостей. На рынки кроме этого воздействует ожидание восстановления добычи нефти в Иране по окончании снятия санкций.

Падение стоимости одного бареля нефти в определённом смысле есть игрой с нулевой суммой — производители нефти теряют, а потребители побеждают. В большинстве случаев считается, что более низкие стоимости стимулируют глобальный спрос, по причине того, что потребители в большинстве случаев тратят солидную часть выигрыша, а производители приспосабливаются к обстановке, в большинстве случаев, уменьшая уровень сбережений.

Но в 2015 году эта отличие в поведении была выражена менее ярко, чем в большинстве случаев.

Одна из обстоятельств этого в том, что импортеры энергоносителей в развивающемся мире стали играть более значимую роль в глобальной экономике, чем это было в 1980-х, а их подходы к нефтяному рынку больше соответствуют правилам национального вмешательства в экономику, чем в развитых государствах.

Такие страны, как Китай и Индия, стабилизируют розничный рынок энергоносителей посредством национальных субсидий, разрешающих сохранять низкие стоимости для потребителей. Цена этих субсидий стала очень солидной, в то время, когда стоимость бареля нефти достигли пика, исходя из этого многие страны уже давно деятельно ищут варианты их сокращения.

Тем самым, в то время, когда стоимость бареля нефти упали, правительства развивающихся государств воспользовались шансом уменьшить бюджетные субсидии.

Одновременно с этим многие страны-экспортёры нефти вынуждены производить перерасмотрение собственные замыслы затрат на фоне быстро падающих доходов. Кроме того Саудовская Аравия, не обращая внимания на огромные нефтяные и денежные резервы, испытывает напряжение, вызванное увеличением военных и быстрым ростом населения затрат из-за распрей на Ближнем Востоке.

Приглушённый эффект действия нефтяных цен на всемирный экономический рост не должен был стать полным сюрпризом.

Научные изучения показывали на это уже давно. Нефть сейчас считается менее независимым драйвером бизнес-циклов, чем надеялось ранее. Ограничителем роста стал и резкий спад инвестиций, которые связаны с энергоресурсами. По окончании пара лет стремительного роста количества глобальных инвестиций в разведку и добычу нефти упали до $150 млрд в 2015 году.

Со временем это должно будет отразиться на стоимостях, но медлительно и неспешно — на фьючерсных рынках стоимость бареля нефти достигают $60 за баррель лишь к 2020 году.

Хорошая новость для 2016 года в том, что, в соответствии с практически всем экономических моделей, эффект влияние низких нефтяных цен на рост обязан растянуться на несколько лет. Тем самым, низкие стоимости будут и дальше поддерживать экономический подьем, даже в том случае, если развивающиеся государства-импортёры продолжат применять собственные накопления для сокращения субсидий.

Но для производителей нефти риски растут. Только пара государств, первым делом, испытывающая неприятности с государственным управлением Венесуэла, пребывают в состоянии откровенного коллапса; но многие балансируют на грани рецессии.

Страны с плавающим валютным курсом, а также Колумбия, Россия и Мексика, сумели до тех пор пока приспособиться, не обращая внимания на необходимость очень твёрдых бюджетных ограничений (но, положение России так же, как и прежде особенно уязвимо, если низкие стоимость бареля нефти сохранятся). Наоборот, страны с фиксированным валютным курсом подверглись более жёстким опробованиям. В далеком прошлом существующая привязка валюты Саудовской Аравии к американскому доллару когда-то казавшаяся незыблемой, в последние семь дней попала под усиленное давление.

Кратко, в 2015 году стоимость бареля нефти были не столь значимы для роста глобальной экономики, как предполагалось в начале этого года. Большие резервы и относительно консервативная экономическая политика разрешили до тех пор пока практически всем больших государств-производителей нефти совладать с огромным фискальным стрессом, не допустив сползания в кризис. Но наступающий год может оказаться иным, и не в самом хорошем смысле — особенно для производителей нефти».

Источник: vestifinance.ru