Обмен валюты по паспорту: всё украдено до вас

C 27 декабря в силу вступают новые правила идентификации банками клиентов при исполнении операций приобретения либо продажи физлицами зарубежной валюты на сумму, превышающую 15.000 рублей (чуть больше $200 по текущему курсу).

В пресс-релизе ЦБ РФ успокаивают: ничего ужасного не случится, никаких новых обязанностей по отчётности на клиентов банков не возлагается. Ни тебе анкет, ни опросных страниц для физлиц, уверяет Центробанк. Легко кредитные организации (просматривай: банки) будут обязаны вести реестры операций с наличной валютой, куда они, при необходимости, будут раздельно заносить паспортные эти клиентов.

Мне и безо всякого пресс-релиза ясно, что на практике ничего с введением новых правил не изменится. Ни для законопослушных граждан, берущих валюту для личных потребностей, ни для теневиков, конвертирующих выручку от вызывающих большие сомнения в юридическом смысле операций.

Первая категория и без того уже донельзя прозрачна для любых контролирующих инстанций.

Как на данный момент не забываю, в то время, когда в 2004 году хакеры два раза взломали базу данных ЦБ РФ и выложили её в открытый доступ, то я в том месте с интересом изучил полную выписку по собственному зарплатному ситибанковскому счёту, начиная с 2001 года, включая все исходящие и входящие транзакции, с детально расписанными реквизитами получателей и плательщиков платежей. Как платящему клиенту CitiGold, мне самому такая подробная выписка ни при каких обстоятельствах не была дешева: период хранения исторических данных в интерфейсе банка ограничен по времени, а указания отправителей, назначения и получателей платежа в клиентских отчётах зашифрованы до полной неузнаваемости. Другими словами уже 11 лет назад любому госслужащему ЦБ (как и любому хакеру либо силовику, залезшему в его базу) обо всех моих легальных транзакциях, словно бы бы составляющих предмет защищаемой банковской тайны, было доступно больше данных, чем мне самому, обладателю счёта.

Это относится и любых операций с моими валютными квитанциями, будь то обменный пункт, получение переводов из-за предела, либо платёж зарубежным получателям. Никакой таковой инструкции 499-П, начинающей действовать с 27 декабря 2015 года, не требовалось тогда Нацбанку и вторым надзорным органам, дабы идентифицировать меня как обладателя зарплатного счёта — включая и паспортные эти, и адрес прописки, а также не отражённый в официальных бумагах адрес фактического проживания для присылки отчётности.

Что касается воротил теневого сектора, накапливающих рублёвую массу вызывающего большие сомнения происхождения, и в полной мере предсказуемо желающих перевоплотить её в валюту с последующим выводом за предел, все мыслимые инструменты для аналогичной конверсии выработались ещё в «лихие 90-е». Кому не весьма интересно светить собственные наличные рубли и приобретённую на них валюту — тот просто не понесёт эти деньги в российский банк, что сливает данные о любой клиентской сделке Нацбанку, а через его базу — любым силовикам и любопытствующим хакерам.

В этот самый момент совсем не имеет значения, по какой причине люди не хотят светить собственную наличность — финансируют ли терроризм, получили взятку, либо отчитаться о доходе перед налоговой. Механизмы для всех трёх случаев однообразны, в диапазоне от тупого наличного оборота до применения подставных юридических и физических лиц, с разделением больших сумм на небольшие. Никаких новых барьеров на пути реализации любой из этих схем инструкция 499-П не устанавливает. Кто привык брать валюту на паспорт бомжа либо покойника — продолжит это делать кроме того по окончании того, как эти этого паспорта попадут в очередной реестр операций с наличной валютой ЦБ. По причине того, что во всех предшествующих реестрах данный паспорт в далеком прошлом уже засветился, и ничего ужасного не случилось.

Единственный вопрос, что вправду тут занимателен — это на фига козе баян. Для чего в действительности возможно нужен Нацбанку ещё один реестр с паспортными данными, в то время, когда он уже 15 лет удачно архивирует на собственных серверах все транзакции клиентов коммерческих банков, валютные и рублёвые. И вычленить из этого массива как раз операции с обменом валют — элементарный запрос к СУБД (он же query, выражаясь языком потенциального соперника).

Так же не весьма ясно, кто и из-за чего сделал вывод, что финансирование терроризма на территории РФ обязательно как-то связано с легальными операциями по обмену валют клиентами коммерческих банков. Здравый суть подсказывает, что террористическому подполью в любой стране мира должно быть весьма здорово пофиг, в какой валюте приобретать финансирование: в местной, либо вольно конвертируемой.

Похоже, тут отечественные контролирующие инстанции в очередной раз оказались в положении дракончика на шоколадной фабрике: рвутся взять больше сведений, чем они в состоянии переварить. В шизопатриотической логике войны с Океанией они обречены потребовать всё больше, больше и больше персональных данных врагов народа — а больше, чем имеется, в далеком прошлом уже негде забрать, по причине того, что и враги народа, и его приятели, и сам народ уже 15 лет как в базе ЦБ учтены, со всеми персональными данными.

Единственный суть в создании нового реестра операций с валютой — имитация насторожённости и повышенной бдительности в том месте, где ничего нового определить уже нереально. Обо всех легальных банковских транзакциях террористического подполья ЦБ в далеком прошлом знает больше самих террористов. Легко у него нет метода отличить платёж террориста за сим-карту МТС от платежа законопослушного гражданина.

И очередной приступ паспортизации клиентов коммерческих банков данной задачи никак не примет решение.

Антон Носик

Источник: echo.msk.ru