Оба хуже

Из-за чего замедление и разгон инфляции одинаково вредны для русского экономики

Специалисты встревожены: цены в Российской Федерации падают, страна столкнулась с угрозой дефляции — экономических трудностей, которые связаны с резким замедлением инфляции. Население перешло в режим экономии, снизило потребление, что угрожает запуском дефляционной спирали, которую пережили США во времена Великой депрессии.

Снова не хорошо

Цены в Российской Федерации, в соответствии с официальной статистике, падают. Согласно статистике (опубликованным 23 марта), за чемь дней инфляция подросла на 0,1 процента. В первую очередь 2016 года цены возросли на два процента.

Для сравнения: за теже месяцы 2015 года мы имели инфляцию в 7,4 процента.

В случае если в феврале 2015 года рост потребительских цен составил 2,2 процента, то в феврале нынешнего года — 0,6 процента. Инфляция снижается на фоне подросших стоимости одного бареля нефти. Более того, фактическое замедление темпов роста потребительских цен выяснилось важнее, чем ожидал Национальный банк. На 14 марта годовой уровень инфляции будет на уровне 7,9 процента, тогда как регулятор ожидал показателя в 8,9 процента к концу первых трех месяцев.

Но, эти в полной мере вписываются в политику ЦБ. К 2017 году регулятор собирается придавить инфляцию до четырех процентов.

Замедление инфляции встревожило многих аналитиков. Так, ведущий специалист ВЦИОМ Олег Чернозуб, разбирая результаты опроса, совершённого 20-21 февраля среди 1,6 тысячи человек в 130 населенных пунктах России, объявил, что в экономике начинают формироваться дефляционные риски. «В первый раз за продолжительный период наблюдений в один момент ухудшились сходу все показатели, сигнализирующие о росте фактора, что Джон Мейнард Кейнс назвал “предпочтение ликвидности”», — сообщил он, комментируя результаты опроса.

В первую очередь года цены на услуги и товары поднялись на два процента.

Для сравнения: за тот же период 2015-го инфляция превысила семь процентов

Фото: Александр Чиженок / «Коммерсантъ»

Угрозу сползания к дефляционной спирали специалист видит в том, что из-за опасений утратить работу граждане стараются не тратить деньги. Это ведет к тому, что оборот средств в экономике понижается. В следствии предприятия не смогут реализовывать собственные товары и сократят производство, что повлечет за собой увольнения.

Это вынудит граждан убедиться в правильности собственных опасений о развитии кризисной обстановке, и они продолжат экономить. Круг замыкается.

Аналитик Bank of America Дэвид Хонер кроме этого давал предупреждение, что Российская Федерация столкнется с долговременным риском дефляции. Согласно точки зрения специалиста, понижение стоимостей может наступить из-за резких ограничений бюджета, понижения уровня долга, демографических факторов, профицита счета текущих операций и высоких настоящих ставок.

Хорошим примером экономики, вошедшей в дефляционную спираль, есть обстановка в Соединенных Штатах 30-х годов прошлого века, во времена Великой депрессии. Тогда понижение стоимостей наблюдалось в один момент в разных сферах: от товаров в магазинах до цен на материалы и сырьё. В тех условиях падение их стоимости означало, что предприятия по большому счету прекратили трудиться.

А раз товары не необходимы и фабрики стоят — не необходимы и работники: это повлекло увольнения, обнищание населения и массовую безработицу.

Тогда экономисты растолковывали дефляцию, с одной стороны, перепроизводством благодаря появления новых и развития промышленности видов товаров, иначе — привязкой финансовой массы к золотому запасу. Товаров стало больше, а денег в экономике оставалось столько же, это и стало причиной падению стоимостей. Из этого невозврат кредитов, банкротство предприятий и экономический спад.

Люди изымали деньги с банковских депозитов, потому, что опасались волны банкротств кредитных учреждений.

Очевидно, в нынешней русском обстановке вклады застрахованы, и это делает ликвидацию банков не таковой ужасной. Однако регулярные отзывы лицензий не додают доверия к денежной совокупности в целом, в особенности у тех, кто желает сберечь большие суммы. Сохранившиеся банки, со своей стороны, избегают выдачи новых кредитов, предпочитая хранить деньги в максимально ликвидной форме.

Демонстрация новинок в ЦУМе, 1948 год

РИА: Новости и / Фото Анатолий

Вторым примером пагубного влияния дефляции есть СССР 1940-1950-х, но тут обращение не о обычных экономических законах, а скорее о политической акции. Потому, что все фирмы принадлежали стране, опустить цены директивой было не так сложно. Государство снижало и без того нерыночные стоимости в условиях товарного недостатка в 1947-м, 1949-м, 1953-м и 1954 годах, но позже с лихвой компенсировало выданный населению необычный кредит.

Облигации госзайма, от приобретения которых нереально было отказаться, повышение налогов и иных выплат стране — таковой была цена плановой дефляции. Все это не только разрешило вернуть деньги в бюджет, но и помогло мобилизовать большие ресурсы.

Скрытая угроза

В хорошей капиталистической экономике рост экономики сопровождается умеренным повышением стоимостей, а рецессия — их понижением. Нынешнее состояние европейской экономики именно предполагает риски дефляции, и для борьбы со спадом Европейский центробанк проводит политику количественного смягчения, другими словами стимулирования кредитования методом низких ставок.

В истории был пример, в то время, когда инфляция сопровождалась спадом производства: в 1974-1976 годах темп повышения цен в Соединенных Штатах составил более 10 процентов, а безработица достигла 7,6 процента. Кризис экономики был вызван нефтяным кризисом, в то время, когда страны-нефтепроизводители увеличили стоимость с трех до двенадцати долларов за баррель благодаря эмбарго, введенному против Соединенных Штатов. Как раз тогда английский глава МинФина Иан Маклеод ввел термин «стагфляция» (стагнация плюс инфляция).

Основная цель ЦБ — уменьшение инфляции до четырех процентов. На фото: глава банка России Эльвира Набиуллина

Фото: Глеб Щелкунов / «Коммерсантъ»

Но что с современной русским экономикой? Заведующий отделом интернациональных рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин уверен в том, что понижение стоимостей — это совсем не то, чего направляться беспокоиться гражданам РФ. «Тяжело ожидать дефляции по примеру ЕС. Само собой разумеется, сокращение потребления ослабляет давление на стоимости и противодействует охлаждению экономики, но тут вступают в воздействие другие факторы.

Российская Федерация в долговременной возможности столкнется с падением курса рубля, а это постоянно означает рост стоимостей. Помимо этого, американский доллар будет укрепляться к евро», — пологает аналитик. По его расчетам, в Российской Федерации спад в Экономике будет сочетаться с инфляцией, — иными словами, наша страна столкнется с неприятным и парадоксальным явлением стагфляции.

Глава русского Центрального банка Эльвира Набиуллина 18 марта по результатам совещания правления ЦБ заявила, что кредитные организации в дополнительных средствах не нуждаются. Это подтверждает тот факт, что риска дефляции не существует, в другом случае регулятор впрыскивал бы денежные ресурсы в экономику по примеру ЕЦБ.

Но инфляционные риски для Банка России очевидны: как раз из-за них главная ставка остается на уровне 11 процентов.

Что же особого в русском экономике, от чего понижение производства сочетается с ростом потребительских цен? Дело в том, что в Российской Федерации многие производства и виды услуг монополизированы, и без того именуемые естественные монополии систематично повышают тарифы — другими словами делают плюсовой вклад в разгон инфляции. Так большие национальные структуры практически выручают страну от дефляции. А Банк России в это же время сражается с повышением цен.

Четыре процента к 2017 году — дабы достигнуть для того чтобы уровня, проводится твёрдая финансово-кредитная политика. Ее оборотная сторона — замедление роста поизводства.

Источник: lenta.ru