Нынешний кризис в России — не повторение 1998 года

В современной глобализованной экономике появившиеся в Российской Федерации трудности будут чреваты последствиями для других стран, среди них и отечественной. Как бы то ни было, за исключением нескольких неспециализированных линия сегодняшний кризис мало похож на произошедший во второй половине 90-ых годов двадцатого века.

Последние события носили очень твёрдый темперамент: В первую очередь года до середины декабря рубль утратил практически половину цены по отношению к американскому доллару биржевые индексы упали более чем в два раза, а рост цен на потребительские товары образовывает порядка 10%.

На пресс-конференции 18 декабря Владимир Владимирович Путин старался излучать зарплаты: и уверенность пенсии будут выплачивать, не смотря на то, что кое-какие статьи затрат бюджета будут урезаны, а экономический рост возвратится на должный уровень лишь через два года.

Кроме того если он окажется прав, ближайшие месяцы могут быть для россиян очень непростыми. По подсчетам Центрального банка страны, в 2015 году ВВП может упасть на 4,8%. Но кроме того таковой прогноз может оказаться излишне оптимистичным: экономисты Эрик Шанеи (Eric Chaney) и Грег Венизелос (Greg Venizelos) из AXA IM уверены в том, что спад составит не меньше 5% по окончании скромного роста в 0,5% в 2014 году.

Нежданно эффективные санкции и падение стоимости одного бареля нефти

Какие конкретно беды терзают Россию? В первую очередь, это западные санкции, каковые были куда более действенными, чем все думали. Заморозка зарубежных имущества и активов последовательности соратников Владимира Владимировича Путина, непременно, стала самой впечатляющей мерой, наравне с запретом на экспорт в Россию бронетехники и продукции двойного назначения, и разведки нефтяных месторождений в Арктике.

Но самый большой вред нанесла остановка долговременного финансирования русских банков и компаний.

Было у для того чтобы лишения доступа к зарубежным капиталам одно парадоксальное и, возможно, непредвиденное последствие: экономика стала еще больше зависеть от властей и, следовательно, организованной президентом РФ совокупности…

К санкциям добавилось и начавшееся с лета понижение стоимости одного бареля нефти, которое лишило страну части валютных доходов, а государство — части налоговых поступлений. В совокупности два этих явления (санкции и резкое снижение цен) потянули вниз курс рубля, в то время как ответ президента Путина (эмбарго на импорт последовательности продуктовых товаров) только содействовал росту стоимостей.

Помимо этого, увеличение Нацбанком ставки рефинансирования до 17% (пускай таковой ход и оправдан необходимостью поддержать курс национальной валюты) станет важным причиной рецессии, в случае если ставка будет долгое время сберигаться на столь большом уровне.

Совсем не так, как во второй половине 90-ых годов двадцатого века

Но станут ли в недалеком будущем ставить нынешнюю обстановку на один уровень с кризисом 1998 года?

Нет, по причине того, что в целом все выглядит совсем в противном случае. Единственный неспециализированный момент — это очень низкие стоимость бареля нефти, каковые больно бьют по столь слабо диверсифицированной экономике.

Русскому кризису 1998 года предшествовал азиатский 1997 года, обстоятельством которого стал вывод размещенных с прицелом на кратковременную возможность капиталов развитых государств.

Кое-какие страны третьего мира сейчас вправду сталкиваются с значительными трудностями, но в целом обстановка на порядок лучше, чем раньше: они куда меньше зависят от зарубежных капиталов, готовы снова ринуться вперед при первой возможности, положили больше средств в промышленные проекты и накопили куда более большие золото-валючные резервы, чем 16-17 лет назад. Владимир Владимирович Путин много раз напоминал, что в распоряжении России имеется (либо имелось до интервенций) порядка 419 млд дол в зарубежной валюте.

В этом и содержится основное отличие от 1998 года.

Тогда с национальными финансами все обстояло весьма не хорошо, российское государство залезло в долги перед зарубежными инвесторами, дав обещание им головокружительные доходы по кратковременным облигациям.

Полученные так спекулятивные капиталы шли на погашение подошедших валютных займов. Однако, появлявшись не в силах подобающим образом обеспечить поступление налоговых ресурсов, государство было вынуждено заявить дефолт в середине августа 1998 года. Зародившаяся в Москве взрывная волна ударила по всем мировым рынкам облигаций и создала угрозу банкротства огромного хедж-фонда Long Term Capital Management, расшатав тем самым всю мировую экономику. Избежать трагедии разрешили лишь энергичные действия Федерального резервного банка Нью-Йорка.

В противном случае говоря, с событиями последних дней тут не может быть никаких параллелей. Да, на денежных рынках появилась буря, а цены быстро скатились вниз (по крайней мере, на время) на всех больших биржевых площадках, но о системном кризисе не шло и речи.

Скромная экспортная часть

Очевидно, последствия трудностей в стране, на которую приходится 3,4% мировой экономики, легко нельзя игнорировать, как не следует, но, и их преувеличивать. По последним данным, на Россию приходится 3,9% германского экспорта и 2,3% французского.

С учетом всех косвенных факторов (в случае если германское либо французское предприятие меньше реализовывает в Россию, оно закупает меньше промежуточной продукции и меньше платит своим сотрудникам, каковые со своей стороны меньше берут и т.д.), понижение российского ВВП на 3% будет означать в среднесрочной возможности -0,1% ВВП во Франции и -0,15% в Германии.

Это значительно, но отнюдь не трагично. Особенно в случае если соотнести эти цифры с тем, что даст понижение нефтяных котировок.

Как утверждает генеральный глава международного валютного фонда Кристин Лагард, 30% понижение стоимости одного бареля нефти свидетельствует +0,8% роста ВВП в большинстве развитых экономик. Что касается тех финансовых структур и предприятий, каковые посильнее всего чувствуют на себе последствия нынешних русских трудностей, источником компенсации для них может стать улучшение делового климата.

Как бы то ни было, всем стоит быть осмотрительнее с прогнозами: до тех пор пока неизвестно, на каком уровне стабилизируются цены по окончании спада, большую роль в котором сыграли спекулятивные фонды. Помимо этого, экономическая сторона вопроса может оказаться не самой значительной: последствия нынешних событий стоит поискать кроме этого во связях и внешней политике, каковые Российская Федерация пытается наладить с Индией и Китаем, дабы сбалансировать неудачи на западе.

Все еще низкое доверие

Но самым показательным в новом кризисе в Российской Федерации стали срочно порожденные им страхи: повторяющиеся денежные кризисы покинули такой глубокий след в умах, что каждые более-менее сильные потрясения на рынках без промедлений воспринимались как первый показатель еще более глубокого кризиса.

Какими бы ни были опубликованные цифры о денежном состоянии банков и других учреждений, все это все равно приводит к: а ну как все снова повторится? Что в случае если это всего лишь первый из новой череды кризисов?

С 2008 года доверие до сих пор так и не удалось вернуть. По крайней мере, во Франции.

Жерар Орни

Источник: inosmi.ru