Низкий рубль: упал или повалили?

Давненько рубль не проседал с таковой скоростью, как в этом году. Что же произошло с ним? Чем растолковать полуторное удешевление русской валюты? Кто-то возвещает о начавшемся провале «путиномики». Кто-то растолковывает скачок курса играми мировых спекулянтов.

Так или иначе, объяснения крутятся около украинского кризиса, по окончании которого на русского денежное благополучие обрушилась «наказывающая рука» Вашингтона.

Но кроме того у долгорукого Вашингтона десница не имеет возможности растянуться в полтора раза, и наболее сильный валютный спекулянт не может совершить столь радикальные перемены. Каждые колебания курса имеют собственный естественный предел.

Удешевление рубля в полтора раза — это не игра спекулянтов, не заговор преступников и не случайность. Одно за вторым случились два события, каковые были обязаны случиться по всем законам экономики. Действительно, одно из них следовало бы совершить на пара лет раньше, а второе имело возможность несколько годков повременить. Отечественное несчастье состоит только в том, что оба события случились фактически в один момент, и лишь в данной одновременности имеется некая роль западных санкций и других геополитических козней.

В случае если качели через чур очень сильно взлетели вверх, они с неизбежностью начнут обратное перемещение. В случае если цены через чур очень сильно отклонились от реалий экономики, им также нужно будет давать задний движение. В нашем случае речь заходит о завышенной цене рубля и завышенной цене нефти.

Неоспоримый факт: незадолго до собственного падения рубль был очень сильно переоценён. Его девальвации ожидали с конца 2012 года. То, что русский валюта смогла «в той же поре» дожить аж до прошлой весны, — совсем неестественная обстановка, оплаченная дорогой ценой

Судите сами. Весной 2011 года за американский доллар давали 33 рубля — равно как и три года спустя. Но так как инфляция в Российской Федерации заметно выше, чем в Соединенных Штатах. Исходя из этого русский валюта обязана дешеветь стремительнее, каждый год уступая баксу приблизительно по 5-7 процентов.

А это значит, что к началу украинского кризиса за «зелёный» следовало давать приблизительно 38, а к сегодняшнему дню — практически 40 целковых.

В течение трёх лет Национальный банк РФ настойчиво поддерживал фиксированный курс рубля, выгребая против течения. Для этого сожгли огромную часть русском валютной выручки, которая была хороша лучшего применения. Неестественное завышение рублёвого курса совершалось в интересах компрадорского лобби, которое жирело на недорогом импорте и недорогих зарубежных кредитах — вместо того, дабы развивать отечественное производство и действенно применять накопления соотечественников.

Практика эта не новая, именовать её путиномикой очевидно несправедливо. Выраженный компрадорский темперамент экономика России купила ещё при Гайдаре. Путин попытался смягчить аппетиты могущественного прозападного лобби, отыскать компромисс между реальным сектором и компрадорами, исходя из этого при нём страна избежала трагедий а-ля 1998 год, и российское производство от неуклонного падения перешло к натужному, но всё-таки постоянному росту.

Но компромисс ещё не означал исцеления. Ножницы между цифрами в 33 рубля и в 40 рублей за американский доллар были теми самыми ножницами, благодаря которым компрадорское лобби стригло собственные купоны.

Эти ножницы давным-давно следовало закрыть, раз и окончательно перейдя к плавающему курсу, без затратных валютных интервенций — тогда и долларовая выручка страны была бы целее, и русский товаропроизводитель набрался воздуха бы свободнее. Да до тех пор пока гром не грянет — мужик не перекрестится. В итоге ножницы захлопнулись сами, в то время, когда страну тряхнуло на геополитическом ухабе, и больно прищемили не только паразитировавший на неестественном завышении рубля компрадорский класс, но и миллионы ничего не ожидавших граждан.

И однако эта боль — боль нужная, какая не редкость при удалении нарыва. Понижение курса до 40 рублей за американский доллар практически всем россиян в итоге отправится лишь на пользу, по причине того, что оживит забуксовавшую было отечественную экономику. Хуже с нефтяными стоимостями, понижение которых также давит на валютный курс и в один момент — на бюджет страны и на карманы соотечественников.

Удешевление нефти — основная обстоятельство падения курса рубля ниже планки сорок к одному.

Считается, что нефтяной демпинг спровоцирован сговором США и Саудовской Аравии, и не из-за Украины кроме того (знать не желают в Эр-Рияде про какую-то Украину), а из-за Сирии; направлен же данный сговор не только против России, но и против Ирана, ещё одного зависимого от нефтяных стоимостей союзника Асада.

Такая интрига, само собой разумеется, имеет место. И однако очень наивно искать основную обстоятельство скачка стоимостей в политических спекуляциях. Обстановка значительно прозаичнее — нефтяной рынок в нулевые годы очевидно перегрелся. Цена на «тёмное золото» за прошлое десятилетие скакнула в четыре раза, с 25-30 до 100-120 «зелёных» за баррель.

В то же самое время ни индекс инфляции, ни спрос на нефть, ни себестоимость разработки «нефти» четырёхкратного роста не показали. Совокупный анализ этих факторов разрешал ожидать рост стоимостей в два-три, но отнюдь не в четыре раза. Другими словами нефтяные стоимости скакнули «выше головы» и непременно должны были отыграть назад.

Фактически, российское правительство ожидало обратного перемещения нефтяных качелей уже давно и именно на этот предмет готовило резервный фонд. «Тёмное золото» имело возможность поползти вниз и парой лет раньше, и парой лет позднее. Вашингтон и Эр-Рияд всего лишь толкнули в противоположную сторону качели, достигшие собственного максимума.

Мораль: не нужно воображать американских вождей, политических ли, денежных ли, в виде всемогущих джиннов, потрясающих экономические базы неугодных режимов. Произошёл бы украинский кризис либо нет, соединился бы Крым с Россией либо нет, обиделось бы на это атлантическое сообщество либо нет — и нефть, и рубль всё равняется снизились в цене бы. Легко это должно было произойти не так быстро, как сейчас.

Возможно, само собой разумеется, вычислять, что в осеннем падении яблок на землю виноват налетевший порыв ветра либо трясущий яблоню мальчик. Не смотря на то, что месяц назад ни мальчик, ни ветер этих яблок скинуть на землю не могли, а через пару-тройку дней плоды в любом случае упали бы сами собой. Значит, обстоятельство падения нужно искать не в ветре и не в мальчике, а в спелости плодов.

Предвидя такое падение, фрукты, до которых возможно дотянуться, направляться снимать заблаговременно. А для тех, что недосягаемы, растягивать страховочный брезент.

Завышенный Нацбанком курс рубля не имел возможности удерживаться всегда, а перегретый рынок нефти обязан был остыть.

Удешевление рубля в таких условиях смотрелось конечно и предсказуемо. Значит, плавающий курс следовало вводить раньше, тогда не потребовалось бы сжигать столько золото-валючных резервов, и на случай нефтяной депрессии страховка была бы попрочнее. Но что вышло, то вышло. Хотя бы и через тернии резкой девальвации, русский экономика продирается к новым возможностям. С одной стороны, полетело в тартарары компрадорское лобби; с другой — показался шанс слезть с нефтяной иглы.

Паче чаяния, созданы все условия, дабы рост неэнергетического сектора стал заметным уже через год-два. То, о чём грезили десять лет, делается вероятным благодаря девальвационной оплеухе. Что же, русская история подтверждает тот факт, что хорошая затрещина на старте — лучшая гарантия отечественной победы.

А для тех, кто сохраняет надежду возвратиться к ветхой валютной идиллии путём примирения с Вашингтоном, нужно будет продолжить притчу о созревших яблоках. Возможно убедить мальчика не качать ствол, — но упавшие фрукты обратно на ветки не запрыгнут.

Иван Таляронок

Источник: rusvesna.su