Наступление ВСУ на Донбассе — как это будет

Видный одесский журналист, главред издания «Таймер» Юрий Ткачев поделился своим видением того, как будет происходить и чем закончится наступление подконтрольных Киеву армий на Донбассе.

То, к чему деятельно подготавливается сейчас Киев, непременно случится. В эфир полетят заблаговременно оговоренные позывные, над линией фронта взовьются сигнальные ракеты и вся бронированная армада ВСУ, старательно собранная практически с миру по нитке за эти годы, двинется в наступление.

Кое-какие ожидают этого уже в апреле—мае.

Я очень сильно сомневаюсь, что-либо подобное случится раньше осени, а скорее — следующей весны либо кроме того позднее.

У киевских стратегов будут все основания верить в успех: численное преимущество, доходящее на главных участках линии фронта до пятикратного. Красивое знание средств и сил соперника в прифронтовых районах (это знание берут сейчас ценой судеб украинских солдат в кажущихся тщетными локальных атаках). Практически до автоматизма отработанные действия частей и подразделений по форсированию водных рубежей, занятию укрепрайонов и т. п. Хорошая согласованность ударов по времени и месту, которая разрешит полностью применять численное и материально-техническое преимущество.

Помимо этого, не будет и того кошмарного дисбаланса в возможностях разведки, столь привычного ВСУ по прошедшей кампании: на территории ДНР у них хватит информаторов, корректировщиков, в противном случае и диверсантов, пробравшихся в том направлении в ходе «возвращения беженцев».

И сперва всё вправду будет прекрасно. Украинские телезрители смогут созерцать на собственных экранах весёлые лица обозревателей ТСН, «Надзвычайных новын» и других, пишущих восторженные стендапы на фоне табличек на въездах в Донецк, Горловку, Ясиноватую, Докучаевск. «Прямо на данный момент за отечественной спиной идёт бой: армия Украины гонит с родной почвы террористов и поддерживающие их российские армии», — будут говорить эти вдохновенные парни в характерных бронежилетах и синих касках.
Всё будет идти прекрасно.

ВСУ достаточно скоро прорвут первые линии обороны сепаратистов, глубоко вклиниваясь в их порядки, перехватывая стратегические автомагистрали, разрушая опорные пункты. Отвоюют Донецкий аэропорт, и кто-то из украинских политиков, кто храбрее, кроме того отправится в том направлении возлагать цветы.

Всё будет прекрасно. Действительно, мало не столь восторженными будут комментарии западных партнёров. Из Европы выскажут вывод, что Украине не стоило нарушать Минские соглашения, и что сейчас урегулировать кризис станет намного сложнее.

США будут более лояльны, но и они охарактеризуют действия Украины как «черезчур рискованные».

Но кого тревожат Европа и США, поскольку всё прекрасно? Ну, да, к тому моменту всё будет прекрасно. Не смотря на то, что уже начнут оказаться кое-какие тревожные показатели. К примеру, с фронта начнут поступать осмотрительные сообщения о том, что сепаратисты, думается, не бегут в панике, а организованно отступают в соответствии с каким-то своим замыслом, удерживая позиции ровно столько, сколько предусмотрено этим замыслом, а после этого организованно отходя на новые.

А кое-где и вовсе «отказываются» отступать, удерживая высоты и укрепрайоны, не обращая внимания на самые яростные атаки и всесокрушающий артиллерийский огонь. Что артиллерия ДНР время от времени (не довольно часто, нет — время от времени!) демонстрирует убийственную, недостижимую для украинских артиллеристов точность, за десятки километров 1–2 выстрелами поражая командные пункты, склады снарядов, скопления техники. Что в глубоких, надёжно, казалось бы, зачищенных тылах то и дело появляются какие-то непонятные перестрелки и раздаются необычные взрывы. Что танков у сепаратистов, наверное, куда больше, чем сказала разведка.

Позже всё как-то внезапно станет не хорошо.

Ну, другими словами руководство будет говорить , что всё прекрасно: продвинулись, закрепились, ведут зачистку, утрат нет. Но внимательный зритель будет видеть, что заглавия населённых пунктов (правильнее, кроме того улиц этих населённых пунктов) в сводках совсем прекратили изменяться. Что значительно чаще ездят по улицам украинских городов колонны скорых с мигалками. Что в постах солдатах в соцсетях всё чаще сквозит какое-то тягостное удивление происходящим («из-за чего не продвигаемся, где подкрепление, где смена, где запчасти, где снаряды, что в том месте себе думают соседи, что в том месте себе думает Генштаб»).

И — утраты, утраты, утраты…

А после этого в один совсем не прекрасный день украинский фронт упадёт. Совсем так, как это было под Иловайском, Шахтёрском, Красным Лучём, Хрящеватым, Лутугино. В основания глубоких выступов, в каковые будет втянута наступающая армия (её будут практически заталкивать в том направлении окриками из штабов: стремительнее, стремительнее, наступайте, не теряйте темп, продвигайтесь!) ударят откуда ни возьмись взявшиеся свежие силы. Диверсионные группы будут громить командные пункты и штабы, перерезать линии коммуникаций, создавая хаос и томительную неразбериху.

Ещё пара дней Киев будет делать вид, что всё прекрасно. Что все происходящие проблемы — временное недоразумение. Как и зимний период 2015-го, они будут «лгать, лгать и лгать» о собственных победах и успехах. Но это будет уже начало финиша.

Ситуация будет развиваться так скоро, что руководство попросту не будет успевать на них реагировать. Подкрепления, кинутые на помощь истекающим кровью частям, будут натыкаться на уже закрепившиеся и организовавшие оборону части соперника в том месте, где их ну никак не должно быть. Их будут расстреливать кинжальным огнём в походных колоннах, как это было под Углегорском. Караваны с иными предметами и боеприпасами снабжения, о которых будут слёзно просить с передовой, будут неожиданно заезжать «к себе домой» на новые позиции сепаратистов. Упадёт совокупность связи.

Как и летом 2014-го, её будут пробовать хоть как-то продублировать посредством мобильных и стационарных телефонов, но всё чаще и чаще, как и тогда, какой-нибудь штабной майор, пробующий дозвониться до населённого пункта, где должно пребывать то либо иное подразделение, будет слушать в трубке глумливый смех и матюки днровцев.

А позже как-то так само собой окажется, что перебрасывать подкрепления и снаряды уже не нужно. Что в повестке дня второе слово — грозное слово «эвакуация».

Причём организовать её (уже!) нет ни сил, ни средств, ни возможностей, ни, что самое основное, времени. Всё это нужно было делать позавчера, в то время, когда «всё было прекрасно». А сейчас всё не хорошо, и любой час делается всё хуже. И мы опять заметим «гениальные ответы» руководства, дающего армиям отчаянные распоряжения «выходить из окружения малыми группами», бросая технику и оружие. В репортажах днровских и российских СМИ опять покажутся курганы из захваченных снарядов, трупы и неопрятные колонны — пленных, трупы, трупы…

Начнётся наступление. На фоне тех же табличек при въездах в города ДНР начнут записывать стендапы уже российские и днровские журналисты. А быть может, подобные стендапы будут писать и на фоне совсем вторых, новых табличек. И кто знает, где и в то время, когда это наступление закончится…

Я пишу это на данный момент вследствие того что всего этого до тех пор пока ещё возможно избежать. По причине того, что это не та война, в которой «серафимы, ясны и крылаты, над плечами солдат видны». По причине того, что эту войну возможно закончить уже на данный момент — кроме этого, как её возможно было, по большому счету говоря, не затевать.

Источник: warfiles.ru