На смерть среднего класса

Мы все твердим: господи, да так как и не такое переживали! Мы говорим: да мы так как проходили это уже все, и рубль не вдвое падал — в четыре, и ничего! Крестимся: основное, дабы здоровы были все, а деньги — что деньги! Все так как не тридцать седьмой, все так как за анекдоты не расстреливают!

Отечественный народ живуч, приучен не кушать, не роптать и устойчив к морозам.

Вклады у него отбирали, на ваучерах его обманывали, карточки вместо продуктов выдавали. И по большому счету — где евро, и где защита Сталинграда!

Правильно.

Само собой разумеется, мы это переживали. Само собой разумеется, проходили. И благодарю, что не расстреливают. Да, русский народ неистребим. Но сейчас мы хороним не русский народ.

И не русских олигархов хороним мы сейчас: все, кто имел возможность, давным-давно уже перекачали все собственные деньги за границу, разместили их на Каймановых островах, в цюрихских убежищах либо положили в американскую недвижимость, да и сами живут скорее в Лондоне, чем в зоне юрисдикции Следственного комитета.

И В том же направлении, и потому же — послали собственные накопления отечественные госслужащие, главы госкорпораций и другие ярмарочные патриоты. Они потому-то и безмятежны, потому и нам рекомендуют расслабиться да наслаждаться , что их-то все деньги в далеком прошлом эвакуированы из отечественной неуютной страны.

Какая отличие им, упадет рубль либо встанет? Не очень-то кроме того и весьма интересно следить за его дерганием. Так что чиновничество русское хоронить также рано.

А хороним мы русский средний класс.

Да был ли он в Российской Федерации? Кого же мы под этим средним классом имеем в виду?

А всех тех, кто достаточно получал, дабы ездить на главные праздничные дни в Париж, а отдыхать привык в Турции хотя бы. Всех, кто успел пересесть с «жигулей» на «кии», в противном случае и с «кий» на «фольксвагены». Кому понравились голландский сыр и финское масло. Кто в испанские весов-бренды привык наряжаться, в противном случае и в итальянские настоящие.

Всех, кто имел счастье сам выяснить, что такое Европа и что такое уровень судьбы, одним глазком пускай, но своим собственным заметить — а не в репортажах «Вестей» либо еще «Интернациональной панорамы». Ну и кто, наконец, оборзев от этих излишеств, русскому народу непривычных и вредных, на секундочку вообразил, что и он — народ не хуже европейских, возалкал запретного и полез на Болотную и на Сахарова.

Определили себя?

Полгода назад вы две тысячи евро получали, а сейчас уже тысячу.

А на следующий день пятьсот станете. А послезавтра — одному Всевышнему известно, так что и вы не загадывайте. Полгода назад вы в Рим на каникулы летели, в Паттайю прогнившую — а на данный момент в Симферополь пожалте, может, полюбите наконец от безвыходности.

День назад еще кушали собственный пармезан вонючий, не обращая внимания на все меры, а сейчас — отправьтесь, подступитесь-ка к нему по тыще рублей за крошку. Ничего. Костромской пожуете. Он также будь здоров попахивает.

И забудьте уже про германские автомобили! Немчуру за подлость наказать пора, а русский человек и в принципе обязан ездить на метро, так от него пробок меньше.

Хватит бесплодных и вредных мечтаний!

Думайте о насущном: как финиши с финишами свести и где жратвы дотянуться. Ни до чего хорошего русского человека изобилие довести не имело возможности! От лишних денег у него несварение, а от экскурсий в европейскую судьбу — самомнение опухает. Средний класс противоестествен самому укладу русской судьбы и вреден, вреден стране русскому!

А необходимы стране: голытьба и чернь, благодарные ему за каждые подачки и готовые подставить полые собственные головы под каждые помои, да воры-бояре, живущие в шаге от царской милости и в шаге же от лютой и неожиданной казни, да верная опричнина, дабы каждого в страхе держать, ну и царь, дабы всех их призирать и обладать ими; а отвечать царь может лишь перед Всевышним. Вот так спокон столетий и на веки вечныя: и при императоре, и при красных, и при Путине, и потом везде.

Потому Путин обожает Уралвагонзавод — и не обожает небольшой бизнес. Потому он великодушный покровитель учителей и военных — и великодушный неприятель креаклов.

Ему не необходимы креаклы и не необходимы личные предприниматели; и офисные работники ему ненужны. Любой, кто прилично получает себе на судьбу своим трудом, стране ничем не обязан, и это делает из него потенциального мятежника.

Средний класс мнит себе какие-то права. Средний класс требует у власти отчета.

Он желает, дабы власть — ересь какая! — сменялась! Средний класс, перекрестимся, свергал безотносительные монархии в Англии и во Франции!

Но с нами данный фокус не пройдет!

И не нужно кроме того данный вредный класс физически уничтожать, у нас же не Средневековье тут, к сожалению. Достаточно легко у него три четверти денег изъять — и он забудет о собственной блажи, а отыщет в памяти но благоговение и священный ужас перед Властью, непредсказуемой и неумолимой, как сама будущее.

Станет снова обычным русским человеком — живучим, морозоустойчивым и со всем согласным.

Прощай, русский средний класс. Был твой век недолог, радостен и ярок, как всякое детство. Похоронят тебя робко, не до роскошества, и воткнут в твою могилку на всякий случай осиновый крест.

Дремли нормально, средний класс.

Кушай пыль.

Дмитрий Глуховский

Источник: snob.ru