Мозг без ума и совести

Пару дней назад «случайно» наткнулась в сети на занимательнейшую статью Александра Казакевича называющиеся «Мыслящей материи не существует!». Заглавие заинтриговало, а прочтение привело к желанию поделиться с вами восхитительной информацией об изучениях учёных последнего столетия касательно вопросов души, зарождения мыслей людских и нахождения сознания в мозгу, а вернее его ненахождения в том месте.

Особенно порадовало то, что кое-какие учёные мирового значения, не обращая внимания на материалистический вектор развития науки в целом, однако достаточно близко подобрались к истине, которая с недавних пор стала открыта широкой аудитории ищущих ответы на вечные вопросы «Кто таковой человек?», «Для чего мы тут?», «Как всё устроено?» благодаря исконным Знаниям, привнесённым в отечественный мир Бодхисатвой Ригденом Джаппо в неповторимой и не имеющей аналогов книге «АллатРа».

Не будем вас более томить и приведём упомянутую выше статью.

 

ЧТО ТАКОЕ ДУША?

 

В случае если поинтересоваться у атеиста, что такое душа, он, вероятнее, ответит, что это «внутренний, психологический мир человека, его сознание» (С.И. Ожегов «Толковый словарь русского»). А сейчас сравните это определение с мнением верующего человека (открываем для этого «Словарь русского» В. Даля): «Душа — бессмертное духовное существо, одаренное волею и разумом».

Согласно точки зрения первого, душа — это сознание, которое, по умолчанию, есть продуктом работы мозга человека. Согласно точки зрения второго, душа — не производное людской мозга, а сама по себе «мозг», сама имеется разум, причем несравнимо более замечательный и к тому же бессмертный. Кто же из них прав?

Дабы ответить на данный вопрос, давайте воспользуемся лишь здравой логикой и фактами — тем, чему верят люди материалистических взоров.

Начнем с вопроса, есть ли душа — продуктом деятельности мозга.

В соответствии с науке, мозг — это центральный пункт управления человеком: он принимает и перерабатывает данные из окружающего мира, он же и решает, как человеку функционировать в том либо другом случае. А все другое для мозга — руки, ноги, глаза, уши, желудок, сердце — что-то наподобие скафандра, снабжающего центральную нервную совокупность. Отключите человеку мозг — и вычисляйте, что нет человека. Существо с отключенным мозгом возможно назвать скорее овощем, чем человеком.

Потому что мозг — это сознание (и все психологические процессы), а сознание — это экран, через которое человек познает себя и окружающий мир. Отключите экран — что вы заметите? Ничего, не считая темноты.

Но, имеется факты, каковые опровергают эту теорию.

В первой половине 40-ых годов двадцатого века боливийский нейрохирург Августин Итуррича, выступая в Антропологическом обществе в г. Сукре (Боливия), заявил: он утвержает, что он явился свидетелем того, что человек может сохранять все показатели здравого ума и сознания, будучи лишенным органа, что за них конкретно и отвечает. В частности — мозга.

Итуррича совместно со своим сотрудником врачом Ортиз продолжительное время изучали историю заболевания 14-летнего мальчика, что жаловался на головную боль. Никаких отклонений ни в анализах, ни в поведении больного доктора не нашли, исходя из этого источник головных болей так и не был установлен до момента смерти мальчика.

По окончании его смерти врачи вскрыли череп погибшего и онемели от замеченного: мозговая масса была полностью отделена от внутренней полости черепной коробки! Другими словами, мозг мальчика никак не был связан с его нервной совокупностью и «жил» сам по себе. Спрашивается, чем же тогда думал покойный, в случае если его мозг, образно выражаясь, «был в бессрочном отпуске»?

Еще один узнаваемый ученый, германский доктор наук Хуфланд говорит о необыкновенном случае из собственной практики.

в один раз он проводил посмертное вскрытие черепной коробки больного, которого незадолго до смерти разбил паралич. До самой последней 60 секунд данный больной сохранял все умственные и физические свойства. Итог вскрытия привел доктора наук в замешательство, потому, что вместо мозга в черепной коробке погибшего обнаружилось… около 300 граммов воды!

Похожая история случилась и во второй половине 70-ых годов двадцатого века в Нидерландах. Патологоанатомы, вскрыв череп 55-летнего голландца Яна Герлинга, вместо мозга нашли лишь маленькое количество белесой жидкости.

В то время, когда об этом сказали родственникам покойного, те были не на шутку возмущены а также обратились в суд, считая «шутку» докторов не только глупой, но и оскорбительной, потому, что Ян Герлинг, был одним из лучших часовщиков в стране! Медикам, чтобы не было суда, было нужно предъявить родственникам «свидетельство» собственной правоты, по окончании чего те успокоились. Но эта история попала в прессу и практически на месяц стала основной темой для дискуссии.

 

Необычная ИСТОРИЯ С ЗУБНЫМ ПРОТЕЗОМ

 

Предположение о том, что сознание существует независимо от мозга, подтвердили голландские физиологи. В декабре 2001 года врач Пим Ван Ломмель и еще двое его сотрудников совершили масштабное изучение людей, переживших клиническую смерть.

В статье «Околосмертельный опыт выживших по окончании остановки сердца», размещённой в английском медицинском издании «Ланцет», Вам Ломмель говорит о «немыслимом» случае, что зафиксировала одна из его сотрудников.

«Больной, находящийся в коме, был доставлен в реанимационную палату клиники. Мероприятия по оживлению были бесплодными. Мозг погиб, энцефалограмма представляла собой прямую линию.

Решили применить интубацию (введение в трахею и гортань трубки для восстановления проходимости и искусственной вентиляции дыхательных путей. — А.К.). Во рту потерпевшего был зубной протез. Доктор вынула его и положила его на столик. Спустя полтора часа у больного забилось сердце и нормализовалось кровяное давление.

А спустя семь дней, в то время, когда та же сотрудница разносила больным лекарства, возвратившийся с того света заявил ей: «Вы понимаете, где мой протез! Вы вынули у меня зубы и вложили их в выдвижной коробку столика на колесах!»

На протяжении тщательного опроса оказалось, что потерпевший замечал себя сверху лежащим на койке.

Он детально обрисовал действия и палату докторов в момент собственной смерти. Человек весьма опасался, что медики прекратят оживление, и всеми силами желал разрешить понять им, что он жив…»

Чтобы не было укоров в недостаточной чистоте собственных изучений, ученые шепетильно изучили все факторы, талантливые оказать влияние на рассказы пострадавших. Были вынесены за рамки отчетности все случаи так называемых фальшивых воспоминаний (обстановки, в то время, когда человек, услышав от вторых рассказы о посмертных видениях, неожиданно «вспоминает» то, чего сам ни при каких обстоятельствах не испытывал), религиозного фанатизма и других аналогичных случаев. Обобщив опыт 509 случаев клинической смерти, ученые пришли к следующим выводам:

1. Все обследуемые были психически здоровыми. Это были женщины и мужчины от 26 до 92 лет, имеющие различный уровень образования, верящие и не верящие в Всевышнего. Одни слышали раньше о «практически смертельном опыте», другие — нет.

2. Все посмертные видения у людей появлялись во время приостановки работы головного мозга.

3. Посмертные видения нельзя объяснить недостатком кислорода в клетках центральной нервной совокупности.

4. На глубину «практически смертельного опыта» громадное влияние оказывает возраст и пол человека. Дамы в большинстве случаев испытывают более сильные ощущения, чем мужчины.

5. Посмертные видения слепых от рождения не отличаются от впечатлений зрячих.

В последней части статьи начальник изучения врач Пим Ван Ломмель делает совсем сенсационные заявления. Он показывает, что «сознание существует кроме того по окончании того, как мозг прекратил функционировать», и что «мозг — это вовсе не мыслящая материя, а орган, как и каждый, делающей строго определенные функции». «Весьма возможно, — завершает собственную статью ученый, — мыслящей материи кроме того в принципе не существует».

 

 

МОЗГ Не может МЫСЛИТЬ?

 

К подобным выводам, пришли и британские исследователи Питер Фенвик из Английского университета психиатрии и Сэм Парния из Центральной клиники Саутгемптона. Ученые обследовали больных, возвратившихся к судьбе по окончании так называемой «клинической смерти».

Как мы знаем, по окончании остановки сердца, из-за прекращения кровообращения и питательных веществ и поступления кислорода, у человека происходит «отключение» мозга. А раз отключен мозг, то с ним должно пропадать и сознание. Но, этого не происходит. Из-за чего?

Быть может, какая-то часть мозга продолжает работу, не обращая внимания на то, что чувствительная аппаратура и фиксирует полный «штиль».

Но в момент клинической смерти многие люди ощущают, как они «вылетают» из собственного тела и зависают над ним. Зависнув приблизительно в полуметре над собственным телом, они четко видят и слышат, что делают и говорят доктора, находящиеся рядом. Как растолковать это?

Предположим, это возможно растолковать «несогласованностью работы нервных центров, управляющих зрительными и осязательными ощущениями, и эмоцией равновесия». Либо, говоря более ясно, — галлюцинациями мозга, испытывающего острый недостаток кислорода и потому «выдающему» такие фокусы.

Но, вот незадача: как свидетельствуют британские ученые, кое-какие их тех, кто пережил «клиническую смерть», по окончании прихода в сознание в точности пересказывали содержание бесед, каковые вел медицинский персонал на протяжении процесса реанимации. Более того, кое-какие из них давали подробное и правильное описание случившихся в данный временной отрезок событий в соседних помещениях, куда «галлюцинации» и фантазия мозга добраться ну ни как не смогут! Либо, возможно, эти безответственные «несогласованные нервные центры, несущие ответственность за зрительные и осязательные ощущения», временно оставшись без центрального управления, решили прогуляться по палатам и больничным коридорам?

Врач Сэм Парния, растолковывая обстоятельство, из-за чего больные, пережившие клиническую смерть, имели возможность знать, слышать и видеть, что происходит в другом финише поликлиники, говорит: «Мозг, как каждый орган людской тела, складывается из клеток и не может мыслить. Но он может трудиться как устройство, обнаруживающее мысли. На протяжении клинической смерти действующее независимо от головного мозга сознание применяет его как экран. Как телеприемник, что сначала принимает попадающие в него волны, а после этого преобразует их в изображение и звук».

Питер Фенвик, его сотрудник, делает еще более храброе заключение: «Сознание в полной мере может продолжать собственный существование и по окончании физической смерти тела».

Обратите внимание на два ответственных вывода — «мозг не может мыслить» и «сознание может жить и по окончании смерти тела». Если бы это сообщил какой-нибудь философ либо поэт, то, как говорится, что с него заберёшь — человек далек от мира правильных формулировок и наук! Но эти слова сообщены двумя очень глубокоуважаемыми в Европе учеными.

И их голоса — не единственные.

Джон Экклз, наибольший современный нейрофизиолог и лауреат Нобелевской премии по медицине, такого же мнения придерживается, что психика не есть функцией мозга. Совместно со своим сотрудником, нейрохирургом Уайлдером Пенфилдом, что совершил более 10000 операций на мозге, Экклз написал книгу «Тайна человека». В ней авторы прямым текстом заявляют, что у них «нет никаких сомнений в том, что человеком руководит Что-то, находящееся за пределами его тела».

Доктор наук Экклз пишет: «Я могу экспериментально подтвердить, что работа сознания не может быть растолкована функционированием мозга. Сознание существует независимо от него извне». Согласно его точке зрения, «сознание не может быть предметом научного изучения… Появление сознания, так же как и происхождение судьбы, есть высшей религиозной тайной».

Второй создатель книги, Уайлдер Пенфилд разделяет вывод Экклза. И додаёт к сообщённому, что в следствии долгого изучения деятельности мозга он убедился, что «энергия разума отличается от энергии мозговых нейронных импульсов».

Еще два лауреата Нобелевской премии, нейрофизиологии Дэвид Хьюбел и Торстен Визел в собственных научных трудах и выступлениях много раз заявляли, что «чтобы возможно было утверждать Сознания и связь мозга, необходимо осознать, что считывает и декодирует данные, которая приходит от органов эмоций». Но, как подчеркивают ученые, «это сделать нереально».

«Я большое количество оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, ни при каких обстоятельствах не видел в том месте ума. И совести также…»

А что же говорят по этому поводу отечественные ученые? Александр Иванович Введенский, философ и психолог, доктор наук Петербургского университета, в работе «Психология без всякой метафизики» (1914 г) писал, что «роль психики в совокупности материальных процессов регуляции поведения полностью неуловима и не существует никакого мыслимого моста между областью и деятельностью мозга психологических либо душевных явлений, включая Сознание».

Николай Иванович Кобозев (1903-1974), известный коммунистический ученый-химик, доктор наук МГУ, в монографии «Время» говорит совсем крамольные для собственного воинственно-атеистического времени вещи.

К примеру, такие: «важными за памяти и процессы мышления не смогут быть ни клетки, ни молекулы, ни кроме того атомы»; «человеческий разум не может быть результатом эволюционного перерождения функций информации в функцию мышления. Эта последняя свойство должна быть нам дана, а не куплена на протяжении развития»; «акт смерти имеется отрыв временного «клубка» личности от потока текущего времени. Данный клубок возможно бессмертен…».

Еще одно авторитетное и глубокоуважаемое имя — Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий (1877-1961), выдающийся врач, профессор медицины , архиепископ и духовный писатель.

В первой половине 20-ых годов двадцатого века в Ташкенте, где Войно-Ясенецкий трудился врачом, будучи наряду с этим священником, местное ЧК организовало «дело докторов». Один из сотрудников врача доктор наук С. А. Масумов вспоминает о суде следующее:

«Тогда во главе ташкентского ЧК стоял латыш Я. Х. Петерс, решивший сделать суд показательным. Великолепно задуманный и отрежиссированный спектакль отправился насмарку, в то время, когда председательствующий позвал в качестве специалиста доктора наук Войно-Ясенецкого:

— Сообщите, профессор и поп Ясенецкий-Войно, как это вы ночью молитесь, а днем людей режете?

В действительности святой Патриарх-исповедник Тихон, определив о том, что доктор наук Войно-Ясенецкий принял священный сан, благословил ему и дпльше заниматься хирургией. Папа Валентин не стал ничего растолковывать Петерсу, а ответил:

— Я режу людей для их спасения, а во имя чего режете людей Вы, гражданин публичный обвинитель?

Зал встретил успешный ответ аплодисментами и хохотом. Все симпатии были сейчас на стороне священника-врача. Ему хлопали в ладоши и рабочие, и доктора.

Следующий вопрос, согласно расчетам Петерса, должен был поменять настроение рабочей аудитории:

— Как это Вы верите в Всевышнего, профессор и поп Ясенецкий-Войно? Разве Вы его видели, собственного Всевышнего?

— Всевышнего я вправду не видел, гражданин публичный обвинитель. Но я большое количество оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, ни при каких обстоятельствах не видел в том месте кроме этого и ума.

И совести в том месте также не обнаружил.

Колокольчик главы потонул в продолжительно не смолкавшем смехе всего зала. «Дело докторов» с треском провалилось».

Валентин Феликсович знал, о чем сказал. Пара десятков тысяч операций, совершённых им, среди них и на головном мозге, убедили его: мозг не есть вместилищем совести и ума человека. В первый раз такая идея пришла к нему в юности, в то время, когда он… рассматривал муравьев.

Как мы знаем, что муравьи не имеют мозга, но наряду с этим никто не сообщит, что они лишены разума. Муравьи решают сложные инженерные и соцвопросы — по строительству квартир, выстраиванию многоуровневой социальной иерархии, воспитанию молодых муравьев, консервации пищи, защите собственной территории и без того потом. «В войнах муравьев, не имеющих головного мозга, очевидно обнаруживается преднамеренность, а следовательно и разумность, ничем не отличающаяся от людской», — подмечает Войно-Ясенецкий. Неужто чтобы себя осознавать и вести себя разумно, мозг совсем не нужно?

Позднее, имея уже за плечами обширный опыт врача, Валентин Феликсович много раз замечал подтверждения своим предположениям. В одной из книг он говорит об одном из таких случаев: «У молодого раненого я вскрыл громадный абсцесс (около 50 см? гноя), что, без сомнений, уничтожил всю левую лобную долю, и решительно никаких недостатков психики по окончании данной операции я не замечал. То же самое я могу сообщить о втором больном, оперированном по поводу огромной кисты мозговых оболочек.

При широком вскрытии черепа я с удивлением заметил, что практически вся правая добрая половина его безлюдна, а все левое полушарие мозга сдавлено, практически до неосуществимости его различить».

В собственной последней, автобиографической книге «Я полюбил страдание…» (1957 г), которую Валентин Феликсович не написал, а надиктовал (в 1955 году он всецело ослеп), звучат уже не предположения молодого исследователя, а убеждения умелого и умного ученого-практика: 1. «Мозг — не орган мысли и эмоций»; и 2. «Дух ратует за пределы мозга, определяя его деятельность, и все отечественное бытие, в то время, когда мозг трудится как передатчик, принимая сигналы и передавая их к органам тела».

«В организме имеется что-то, что может отделиться от него а также пережить самого человека».

А сейчас обратимся к точке зрения человека, конкретно занятого изучением мозга — нейрофизиологу, академику Академии медицинских наук РФ, директору НИИ Мозга (РАМН РФ), Наталье Петровне Бехтеревой:

«Догадку о том, что мозг человека только принимает мысли откуда-то извне, я в первый раз услышала из уст нобелевского лауреата, доктора наук Джона Экклза.

Само собой разумеется, тогда это показалось мне абсурдным. Но позже изучения, проводимые в отечественном Санкт-Петербургском НИИ мозга, подтвердили: мы не можем растолковать механику творческого процесса. Мозг может генерировать только самые простые мысли типа, как перевернуть страницы читаемой книги либо помешать сахар в стакане.

А творческий процесс — это проявление совсем нового качества. Как верующий человек, я допускаю участие Всевышнего в управлении мыслительным процессом».

В то время, когда Наталью Петровну задали вопрос, может ли она, атеист и недавний коммунист, на основании долгих результатов работы университета мозга, признать существование души, она, как и подобает настоящему ученому, совсем честно ответила:

«Я не могу не верить тому, что слышала и видела сама.

Ученый не имеет права отвергать факты лишь вследствие того что они не вписываются в догму, мировоззрение… Я всю жизнь изучала живой мозг человека. И равно как и все, среди них и люди вторых профессий, неизбежно сталкивалась со «необычными явлениями»… Большое количество возможно растолковать уже на данный момент. Но не все… Я не желаю делать вид, что этого нет… Неспециализированный вывод отечественных материалов: какой-то процент людей продолжает существование в второй форме, в виде чего-то отделяющегося от тела, чему бы я не желала давать второе определение, чем «душа». Вправду, в организме имеется что-то, что может отделиться от него а также пережить самого человека».

А вот еще одно авторитетное вывод.

Академик Петр Кузьмич Анохин, наибольший физиолог XX века, создатель 6 научных статей 250 и монографий, в одной из собственных работ пишет: «Никого из «мыслительных» операций, каковые мы приписываем «разуму», до сих пор не удалось прямо связать с какой-то частью мозга. В случае если мы в принципе не можем осознать, как как раз психологическое появляется благодаря деятельности мозга, то не логичнее ли думать, что психика по большому счету не есть по собственной сущности функция мозга, а воображает проявление каких-то иных — нематериальных духовных сил?»

«Человеческий мозг — это телевизор, а душа — телестанция».

Итак, все чаще и громче в научной среде звучат слова, необычным образом совпадающие с главными постулатами христианства, буддизма и других массовых религий мира.

Наука, пускай медлительно и с опаской, но всегда приходит к заключению, что мозг не есть источником мысли и сознания, а помогает лишь их ретранслятором. Настоящим источником отечественного «Я», сознания и наших мыслей возможно только, — потом еще раз процитируем слова Бехтеревой, — «что-то, что может отделиться от человека а также пережить его». «Что-то», в случае если сказать прямо и без околичностей, имеется ни что иное как душа человека.

В начале 80-х прошлого века, на протяжении интернациональной научной конференции с известным американским психиатром Станиславом Грофом, в один раз по окончании очередного выступления Грофа к нему подошел коммунистический академик. И стал ему обосновывать, что все чудеса людской психики, каковые «открывают» Гроф, и другие американские и западные исследователи, запрятаны в том либо втором отделе людской мозга. Словом, не нужно придумывать никаких объяснений и сверхъестественных причин, в случае если все обстоятельства находятся в одном месте — под черепной коробкой.

Наряду с этим академик звучно и многозначительно постучал себя пальцем по лбу. Доктор наук Гроф мало поразмыслил, а после этого сообщил:

— Сообщите, сотрудник, у вас дома имеется телевизор? Представьте, что он у вас вышел из строя и вы позвали телемастера.

Пришел мастер, забрался вовнутрь телевизора, покрутил в том месте различные ручки, настроил его. Неужто вы затем станете думать, что все эти станции сидят в этом коробке?

Отечественный академик не смог ничего ответить доктору наук. Их предстоящая беседа на этом скоро закончилась.

 

РЕЗЮМЕ

 

целостное понимание и Полную ясность результатов данной цепочки изучений и поисков дают изначальные Знания об устройстве человека как сложной многомерной конструкции, изложенные в книге «АллатРа», которую стоит прочесть каждому уважающему себя землянину. В прошлых статьях:

Энергетическая конструкция человека. Усеченная пирамида с навершием.

Четыре сущности человека.

Из-за чего современники ничего об этом не знают?

Отыскана обстоятельство зарождения чувств в человеке! Сущность — миндалины — чувства.

Сознание и Личность. Познание ценою в судьбу,

размещённых на отечественном сайте, Вы отыщете более подробный обзор информации, касающейся тем Личности, Души, Сознания, Мозга, Мыслей, Чувств, их функционирования и природы.

О том, что, человеческий мозг — это приёмник, а телестанции, сигнал которых он может принимать и показывать, находятся вне его физического места размещения, знали тысячи лет назад многие из тех, кого мы именуем сейчас древними цивилизациями. Причём этими знаниями, намного превосходящими понимания нынешних учёных, владели предки на различных континентах и в различные времена.

Как раз их запечатлевали в камне люди древности для нас, нерадивых потомков, каковые в пыли времени растеряли все крайне важные полностью для каждого сведения. Для каждого, по причине того, что смысл жизни для всех людей один – стать существом духовным и бессмертным.

Источник: rgdn.info