Москва и Берлин ищут точки соприкосновения

В Москве 23 марта прошли переговоры между министром зарубежных дел России Сергеем Лавровым и его германским сотрудником Франком-Вальтером Штайнмайером. Не обращая внимания на сдержанность оценок, с которыми министры выступили по результатам встречи, специалисты говорят о хорошей динамике в отношениях Берлина и Москвы.

В основном Лавров и Штайнмайер обсуждали обстановку в Сирии и на Украине.

Но в первую очередь стороны уделить время террористическим актам, случившимся 22 марта в Брюсселе, из-за которых погиб 31 человек.

Открывая переговоры, Лавров надеется, что «европейцы отложат в сторону идеологические и геополитические игры перед лицом ужасной угрозы терроризма, которая снова себя показала день назад в Бельгии, и объединятся чтобы не разрешить террористам вершить дела на отечественном неспециализированном континенте». 

Позднее, на совместной пресс-конференции, русский министр указал на наличие сложностей в отношениях между двумя государствами.

Наряду с этим риторика Штайнмайера отличалась предельной сдержанностью.

Он не стал парировать выпады собственного российского коллеги в адрес Европы, и высказался в весьма аккуратном ключе по поводу достаточно острых тем. К примеру, в то время, когда главе германского МИДа задали вопрос по поводу решения суда украинской солдате Надежде Савченко, взявшей 22 года колонии неспециализированного режима, тот только надеется на принятие гуманитарного ответа по этому вопросу.

Как вычисляет ведущий научный сотрудник Центра германских изучений Университета Европы РАН Александр Камкин, у Штайнмайера не было установок делать какие-либо прорывные заявления по тому либо иному вопросу, не смотря на то, что неприятностей в отношениях между государствами хватает.

— Министр приехал обсудить последовательность качеств двусторонних взаимоотношений и всемирный повестки, но у него, разумеется, не было карт-бланша делать громкие заявления, каковые имели возможность бы быть трактованы тем либо иным образом, — говорит Камкин. — Вместе с тем Берлина и отношения Москвы вправду отмечены сложностями.

Это в первую очередь деструктивная позиция германского управления по антироссийским санкциям. Канцлер Ангела Меркель колеблется и не имеет возможности прийти к окончательному ответу, снимать их либо нет. С одной стороны на нее давит германское бизнес-сообщество, а с другой — Вашингтон. Помимо этого, против Москвы развязана травля в германских СМИ. В случае если забрать любое солидное издание, то в том месте Российская Федерация позиционируется только как империя зла.

Как сказал Сергей Лавров, на протяжении переговоров стороны позитивно оценили деятельность особой мониторинговой миссии ОБСЕ на Украине. Помимо этого, министры дали согласие уделить время вопросу налаживания прямого диалога между Киевом с одной стороны и Луганском и Донецком — с другой. Со своей стороны, Штайнмайер выразил обеспокоенность, что в Донбассе в любую секунду может случиться эскалация конфликта, добавив наряду с этим, что предпосылки для политического урегулирования на Украине еще не созданы.

Стороны кроме этого обсудили обстановку около Сирии. Лавров снова заострил внимание на необходимости привлечь к межсирийским переговорам в Женеве целый спектр оппозиции, а также курдов. Наряду с этим Штайнмайер подчернул, что для успеха диалога «необходимо продолжать общие усилия в том месте, где это нужно, давя на стороны конфликта». В целом и Российская Федерация, и Германия, он утвержает, что дали согласие, что Сирия должна быть единым светским страной.

Приезд главы МИД Германии совпал по времени с визитом Государственного секретаря США Джона Керри в Москву. Согласно точки зрения последовательности наблюдателей, это не может быть несложной случайностью. Первые итоги не показывают на близкий прорыв. Но, как вычисляет директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов, отсутствие громких заявлений не свидетельствует, что переговоры прошли впустую.

— Вся политика делается кулуарно.

На мой взор, сближение Запада и позиций России уже началось и идет достаточно деятельно. Официально это не озвучивается, потому, что США и Европейский союз в свое время наделали массу антироссийских заявлений. Но сейчас обстановка начинается пускай медлительно, но в конструктивном ключе.

У сторон сформировалось познание, что ни на Украине, ни в Сирии конфликты нереально решить армейскими способами. А это уже есть прогрессом, — говорит он.

Источник: izvestia.ru