Молчание ОДКБ может привести к конфликту между Бишкеком и Ташкентом

22 марта глава правительства Киргизии Темир Сариев обратился к Организации Соглашения о коллективной безопасности (ОДКБ) за консультацией в условиях роста напряженности на киргизско-узбекской границе. Шутка ли, за последние три года тут зафиксированы десятки вооруженных инцидентов. Такая обстановка стала результатом того, что практически четверть линии границы между Узбекистаном и Киргизией неделимитирована.

Но инициативы по урегулированию пограничных споров на просторах бывшего СССР от управления ОДКБ, важной за безопасность в регионе, до сих пор нет. Организация отдает предпочтение оставаться в стороне от таких “острых” вопросов.

18 марта Узбекистан стал причиной новый виток напряженности, выдвинув военнослужащих и военную технику в район спорного участка киргизско-узбекской границы в местности Чаласарт Джалал-Абадской области, и выставив блокпост на участке дороги Кербен – Ала-Бука. В ответ Киргизия кроме этого организовала усиление на собственных пределах.

Официальный Бишкек настаивает на выводе тяжелой техники и военнослужащих Узбекистана со спорного участка границы. Со своей стороны Ташкент говорит, что «вся указанная бронетехника находится на территории Узбекистана, а охрана участков госграницы осуществляется в соответствии с двухсторонними договоренностями без заходов на спорные территории».

В этих условиях, для разрешения конфликта мирным методом, Киргизия постаралась очевидно привлечь интерес управления ОДКБ к пограничному спору с Узбекистаном. Казалось бы, разумеется, что Организация будет на сторону Бишкека, как члена, и применять целый арсенал дипломатических и, в случае если нужно, вторых средств для нейтрализации угрозы – так как это и имеется прямое назначение данного военно-политического блока.

Но по результатам экстренного заседания марта и Постоянного 22 совета, созванного по этому вопросу, была принята резолюция об обеспокоенности ухудшением обстановки на киргизско-узбекской границе, и необходимостью отслеживать развитие обстановки. Помимо этого, было решено продолжить дискусия по этому вопросу 23 марта 2016 года.

Как показывает практика прошлых лет, ожидать принятия каких-либо конкретных практических мер со стороны ОДКБ не следует. Управление Организации на данный момент не может принимать мало-мальски независимые ответы и играться хоть какую-нибудь значимую роль в региональной совокупности безопасности.

Так, ни на протяжении внутренних беспорядков в Киргизии 2010 году, ни по карабахскому конфликту Организация так и не смогла выработать неспециализированного подхода и содействовать урегулированию кризисной обстановке.

направляться подчернуть, что страны-члены ОДКБ видят по-различному не только угрозы, но и на вероятные дороги становления. Так, Минск и Астана настаивают на усилении потенциала коллективных сил своевременного реагирования (КСОР) как главного инструмента обеспечения безопасности. Помимо этого, многие казахстанские специалисты говорят о необходимости создания объединенных баз ОДКБ со смешанным контингентом на ответственных для обеспечения коллективной безопасности направлениях. Белорусы разделяют позицию казахстанских сотрудников, и предлагают создать действенную совокупность реагирования на кризисные обстановки, делая наряду с этим упор на модернизацию оружия и бронетехники подразделений, входящих в состав КСОР, с целью их унификации.

Одновременно с этим, Российская Федерация пока не проявляет заинтересованности в упрочнении ОДКБ и в основном видит возможность Организации как площадки для переговоров по военно-политическим вопросам, нежели как действенного инструмента обеспечения безопасности в регионе.

По сути, созданные в рамках в ОДКБ три региона коллективной безопасности – восточноевропейский (Беларусь, Российская Федерация), кавказский (Армения, Российская Федерация) и центральноазиатский (Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Россия) – отражают совокупность двухсторонних взаимоотношений Москвы со государствами бывшего СССР.

Так, действенным механизмом реагирования на наращивание военной активности НАТО в Польше стали и странах Балтии двусторонние контакты Беларуси и России. Российские базы, а не коллективные силы, являются поручителем безопасности в Армении и Таджикистане.

Но кроме того таковой подход не смог обеспечить России единогласную помощь стран-участников ОДКБ при голосовании ООН по Крыму: лишь Беларусь и Армения поддержали Кремль, остальные партнеры предпочли воздержаться.

И это без оглядки на договоренность о согласованности действий в интернациональных организациях. Не страно, что Российская Федерация не приобрела ожидаемой помощи и при со сбитым турецкими ВВС фронтовым бомбардировщиком Су-24.

Примечательно, что при с ростом напряженности на киргизско-узбекской границе, приходится констатировать, что ОДКБ снова остается бесстрастна к проблемам безопасности стран, входящих в ее состав. Помимо этого, ни один из официальных представителей участников Организации не высказался по этому поводу.

В это же время ослабление контроля киргизско-узбекской границы содержит другую потенциальную угрозу – проникновение участников экстремистких организаций в регион, что со своей стороны может привести к более катастрофическим последствиям нежели трагедия в Брюсселе.

В этих условиях сложно себе представить развитие и дальнейшее укрепление ОДКБ как военно-политического блока. Более того, ситуация может привести к деградации Организации, а ее роль будет сведена к обмену мнениями по некоторым вопросам. А скоро может оказаться, что главным вопросом повестки дня на следующем совещании Совета коллективной безопасности может стать приостановка членства либо вовсе выход из ОДКБ одной из государств блока.

Тем более, что прецеденты уже имеется: Азербайджан и Грузия покинули последовательности Организации во второй половине 90-ых годов двадцатого века, а в 2012 году приостановил собственный членство Узбекистан.

Лишь время продемонстрирует кто следующий…

Источник: www.belvpo.com