Мир против рубля: что грозит российской валюте

России, находящейся в центре важного конфликта и переживающей рецессию, не стоило рассчитывать на сильный рубль. Ко всему прочему неприятности Китая и падение стоимости одного бареля нефти

Неудобно чувствовать себя Кассандрой, но в части девальвации рубля я был хорошим прогнозистом.

В марте 2013 года совет экспертов Счетной палаты обсуждал бюджет этого года.

Ничто тогда не предсказывало масштабного ослабления рубля, но всем было очевидным, что бюджет нереалистичен. Я сообщил тогда наполовину не в серьез, что выполнить его возможно, только организовав девальвацию рубля. Не знаю, услышал ли Министерство финансов мой совет, но последующие действия денежных правительства шли по нарастающей как раз в этом направлении.

Логика национальных финансистов ясна. Само собой разумеется, девальвация разгоняет инфляцию, которую нужно будет компенсировать бюджетополучателям. Но дополнительные доходы из-за снижения курса приходят в бюджет практически сходу, а про затраты на компенсацию возможно и подискутировать.

Еще в декабре 2013 года я писал, что девальвация в 10% в скором времени неизбежна, т. к. это «тайное оружие Министерства финансов». Фактически, о неизбежности девальвации я «уныло» говорю два последних года, кроме того в редкие периоды упрочнения рубля, воодушевлявшего многих специалистов на утверждения о скором откате курса.

Само собой разумеется, к понятному жажде Министерства финансов и подыгрывающего ему ЦБ исправить положение с бюджетом за счет рубля в последние год-полтора добавились и другие замечательные факторы. Это, первым делом, падение стоимости одного бареля нефти и санкции, фактически закрывшие для русских компаний западные рынки капитала.

Соответственно, гасить практически $750 млрд (в пике) процентов и внешнего долга по нему было нужно по большей части за счет снизившихся текущих валютных поступлений от резервов и экспорта, что создало дополнительное давление на курс рубля.

Обстановку усугубило неспециализированное ухудшение геополитической обстановке и активное вползание русского экономики в кризис.

Чудес не бывает.

Стране, находящейся в центре важного конфликта и в один момент переживающей рецессию, тяжело рассчитывать на упрочнение собственной валюты.

Воздействие всех указанных факторов длится, что разрешает сказать о неизбежности предстоящей девальвации рубля. Вопрос только в ее масштабе.

Достаточно падение нефтяных котировок в последние дни привело к скачку курса рубля. В полной мере допускаю, что через какое-то время случится его маленькое упрочнение. Но стратегические факторы очевидно играются против рубля.

Ключевой из них — стоимость одного бареля нефти.

Тут ничего обнадеживающего пока не просматривается. Замедление ряда экономики и роста Китая вторых больших потребителей сдерживает спрос на газ и нефть. Еще хуже обстановка на стороне предложения. Возврат Ирана на западные рынки, рост добычи в Ливии, а основное — политика государств ОПЕК очевидно приведут к выбросу на рынок новых количеств сырья. Картель ОПЕК де-факто развалился.

Его участники открыто забыли про страновые квоты, с большим трудом сохраняя неспециализированную квоту на добычу всеми участниками организации. Все явственнее просматривается попытка большинства государств сохранить собственные экспортные доходы не за счет борьбы за увеличение цены, а через расширение поставок. Ожидания массового банкротства американских нефтяных компаний, добывающих сланцевую нефть, наверное, были преувеличенными.

А вот очевидно не планировавшееся понижение экспортных поставок «Газпрома» налицо.

Не обращая внимания на оптимистичные заявления отечественных начальников, все более разумеется, что дно кризиса Россией еще не пройдено и перехода к экономическому росту в ближайшее время ожидать не приходится (чисто статистический эффект «низкой базы» не в счет). Соответственно, принцип «не сильный экономика — не сильный валюта» будет действовать .

Другим фактором ослабления валют развивающихся государств, включая Россию, станет ожидаемое в осеннюю пору увеличение учетной ставки ФРС, по окончании которого капитал традиционно устремится на американский денежный рынок, повышая спрос на американский доллар.

Как оценить действия отечественных правительства в борьбе за рубль? В целом они были адекватны. Не обошлось, само собой разумеется, и без откровенных оплошностей, связанных время от времени с хорошей уважения честностью денежных правительства.

Как пример приведу только громкое заявление ЦБ о переходе к плавающему курсу и признание Министерства финансов о планируемых приобретениях валюты для конвертации средств суверенных фондов.

Любой раз за этим следовало масштабное падение курса рубля.

Было и явное запаздывание в борьбе с паническим ослаблением рубля в ноябре-декабре 2014 года. Довольно часто действия носили некомплексный темперамент, в то время, когда Национальный банк попеременно использовал дешёвые ему инструменты влияния на валютный рынок вместо «выстрела из всех орудий». Создание совокупности гарантирования экспортерам доступа к валюте при необходимости подменялось административным нажимом и уговорами со стороны правительства.

Кстати, как раз нежелание реализовывать валютную выручку экспортерами и стало другим фактором (наровне с падением стоимости одного бареля нефти) падения курса рубля в последние дни.

Запрет на импорт продовольствия из развитых государств, непременно, снизил спрос на валюту, но похвалить за это правительство язык не поворачивается. Данный удар по уровню жизни население забудет нескоро.

Нужно осознавать, что возможности Банка России оказывать влияние на валютный рынок через классические интервенции уже предельно ограничены. Растрата за год с маленьким более $150 млрд золото-валючных резервов на оплату внешнего долга и помощь рубля не осталась без следа.

Согласитесь, наличие у Центрального банка фактически золото-валючных резервов (без золота и СДР) в размере около $300 млрд, из которых более трети — это деньги правительственного резервного фонда и ФНБ, очень сильно ограничивают возможности «гуляния по буфету» в смысле массированных продаж валюты.

Остается утешать себя только тем, что в девальвации рубля имеется и много хороших моментов с позиций роста поизводства. А уж для актуального сейчас импортозамещения это легко манна небесная.

Андрей Нечаев

Источник: forbes.ru