Марченко: мировая экономика идет к новому кризису

Согласно точки зрения экс-главы Нацбанка Казахстана Григория Марченко, одним из главных рисков для глобальной экономики есть сохранение текущей денежной совокупности, при которой банки практически паразитируют на настоящем секторе и мешают реформам.

В мире накапливаются риски, которые связаны с непропорциональной ролью банков и финсектора. Формально прикрываясь ролью кредиторов настоящего сектора, банки практически ведут игру на глобальных рынках активов и валют в собственных заинтересованностях. На фоне замечательного сопротивления законодательным трансформациям со стороны банковского лобби, в мире складывается обстановка, в то время, когда при новом денежном кризисе появится необходимость в очередной раз выручать банки за счет средств населения.

Об этом Григорий Марченко заявил в интервью экономическому корреспонденту Алексею Бобровскому в программе «Курс дня» в эфире каналу «Российская Федерация-24»:

Вопрос: Несколько дней назад в мире прошли совещания последовательности центральных банков: ФРС и Банка России. На позапрошлой семь дней Европейский национальный банк собственный слово сообщил, запустив новые инструменты, призванные стимулировать европейскую экономику. На ваш взор, имеется ли тут какая-либо тенденция, к чему все это приведет? Имеется ввиду перемещение центральных банков к отрицательным ставкам и невозможность поднять ставки со стороны ФРС, как бы они не давали слово этого.

Г. Марченко: На мой взор, действия ЕЦБ частично стали сюрпризом. Но да и то что, ФРС не поднял ставку, кроме этого стало сюрпризом.

Я бы напомнил, что заявления ФРС рассматриваются весьма шепетильно, все наблюдают на конкретные заявления и тон заявлений. В принципе, раньше они говорили, что будут повышать ставки ежеквартально в течение 2016 года. Но они этого не сделали.

В целом, я бы подчернул, что в мире сохраняется та обстановка, которая появилась по окончании кризиса 2008 года. И никаких дорог ответа тех неприятностей, каковые стали причиной кризису 2008 года, пока не нашли. Так же, как и прежде всю главную работу пробуют сделать центральные банки.

Это у них частично получается, частично нет. Я бы подчернул, что занимаюший ранее пост главы Банка Англии Мервин Кинг сравнительно не так давно прямо заявил: в случае если мы не возвратимся к разбору той ситуации, которая стала причиной кризису 2008 года и не примем соответствующих мер, то эта обстановка повторится.

В последние пара лет многие начали осознавать, что повторный кризис неизбежен.

Это вопрос времени. Дело в том, что ни одна структурная неприятность так же, как и прежде не решена. ЦБ напечатали громадный количество денег и раздали их банкам, более 7 триллионов американских долларов, из них 4 триллиона долларов в Соединенных Штатах. Это огромные деньги. С одной стороны, что прекрасно, это не стало причиной инфляции в развитых государствах.

Но иначе, в настоящий сектор экономики эти деньги не попали. Из-за чего? По причине того, что архитектура мировой экономика есть порочной и неправильной.

Мы видим громадный количество ежедневных операций на валютных рынках. Но из них в интересах настоящей экономики – меньше 2%.

В случае если взглянуть на балансы английских банках, то в их активах кредиты настоящему сектору составляют 3%. А все другое – это торговля, трейдинговые операции между самими банками и другими денежными университетами. В случае если отыскать в памяти марксистскую классификацию – имеется базис и имеется надстройка.

Базис – это настоящая экономика, которую обязана обслуживать надстройка, настоящий сектор. Оказалось напротив. Это большой перекос. В развитых государствах на данный момент оказалось так, что финсектор играется с настоящей экономикой как с со своей игрушкой, по причине того, что он намного больше. Это хороший пример так называемой национализации убытков и приватизации доходов.

Другими словами в то время, когда раз в десять лет происходит какой-то кризис – сходу нужно выручать банки. А кого мы, получается, выручаем? 97% финсектора трудятся сами на себя и платит себе в хорошие годы громадные бонусы.

Наряду с этим имеется два блока: это вклады населения, каковые нужно защищать и это платежная совокупность, которую также нужно защищать. В принципе, в Соединенных Штатах имеется ветхий закон Гласса – Стиголла. Имеется правила Волкера.

Имеется советы рабочей группы Викерса в Англии по результатам кризиса. Все говорят об одном: нужно разделять депозитные и инвестиционные банки . Но этого не происходит.

В Соединенных Штатах официально зарегистрированных лоббистов финсектора – 2 тысячи человек. В Брюсселе – 1250.

Причем в Соединенных Штатах еще довольно много незарегистрированных лоббистов. И что происходит? Проходят демонстрации, тот же Occupy Wall Street («Возьми Уолл-Стрит»), люди ругаются, люди ощущают, что все это неправильно и что совокупность необходимо поменять. Но в демократических обществах трансформации происходят через трансформацию законов. А в то время, когда дело доходит до трансформации законов, пара тысяч прекрасно образованных богатых и прекрасно оплачиваемых финсектором лоббистов мешают этому.

Это происходит и у нас в Казахстане, и у вас в Российской Федерации, и в других государствах были примеры, в то время, когда банковское лобби срывало принятие законов, каковые необходимы были для развития той же самой денежной совокупности либо для защиты прав потребителей.

Исходя из этого одна из главных задач, которая, в действительности, еще кроме того не начала решаться – это реформа финсектора, защита и выделение платежной системы и банковских депозитов. Или через развитие почтово-сберегательной совокупности, или через выделение специальных депозитных банков. А коммерческие банки, если они не будут трудиться со вкладами населения и если они не будут являться основной частью платежной системы – они смогут какое количество угодно заниматься трейдинговыми операциями, спекулировать, играться с деривативами и без того потом.

Но, в случае если с ними что-то происходит – страны не должны их выручать и выручать.

Банки замечательно знают – в случае, если они утратят роль кредиторов настоящего сектора, что по сути, должен быть для них главным, но по факту на данный момент воображает только часть от всех проводимых ими операций, – они лишатся защиты со стороны страны, то, что разрешает им без всяких последствий манипулировать активами. Это необходимо поменять.

Не обращая внимания на все советы, и в Соединенных Штатах, и в еврозоне, и в Англии ничего реально не изменяется. Другими словами на глобальном уровне нам, к сожалению, ничего хорошего ожидать не приходится. Центральные банки так и будут раздавать деньги.

Эти деньги так и дальше не будут попадать в настоящий сектор, по причине того, что финансовый сектор и коммерческие банки будут решать собственные задачи и заниматься всеми этими деривативами и спекуляциями чтобы улучшить собственные балансы. И, непременно, будет кризис, что окажется еще хуже, чем в 2008 году. Это знают уже весьма многие.

Исходя из этого в последний год показались советы о том, что в состав диверсифицированного портфеля должны входить сельскохозяйственные почвы, чего раньше не было ни при каких обстоятельствах. По причине того, что может появиться обстановка, в то время, когда напечатанные центральными банками бумажные деньги обесценятся. В Швейцарии банки начали предлагать своим клиентам страницы из золота в формате А4, каковые разлинованы так, что возможно кусочек отломить и в магазине желаешь что-нибудь приобрести. Исходя из этого доверие к бумажным деньгам сильно упало. На этом фоне появляются все шум и эти инициативы около биткойна.

Помимо этого, кроме этого стоит обратить внимание на инициативу правительства по поводу изъятия из обращения больших банкнот.

В случае если отыскать в памяти обстановку по окончании Второй мировой, то тогда во многих государствах скопились большие количества национальных долгов – в связи с армейскими затратами и без того потом. Как именно данный государственный долг был сокращен в безотносительных размерах? Были две главные обстоятельства. Первая – это стремительные темпы роста поизводства в 1950–1960-е годы.

А вторая заключалась в том, что были очень сильно зарегулированная деньги и финансовая система, каковые были в пенсионных фондах, страховых компаниях – их возможно было вкладывать лишь в национальные акции. Темпы годовой инфляции составляли 4%, доходность по национальным полезным бумагам – 2%. Настоящая доходность, так, была отрицательной, минус 2%.

Но номинальная доходность была хорошей. И так, бремя госдолга за 25 лет удалось снизить.

на данный момент в мире темпы инфляции низкие, темпы роста поизводства также низкие.

Что делать? Сейчас вот придумали данный вариант с отрицательной доходностью. По квитанциям коммерческих банков в ЕЦБ отрицательную ставку снизили до минус 0,4%. Другими словами банки уже 11 развитых государств начали производить корпоративные облигации с отрицательной доходность. Ясно, что человек, у которого имеется выбор – либо вкладывать деньги в инструментах с отрицательной доходностью, либо держать деньги в наличных, где доходность хотя бы 0% – он будет держать деньги в наличных.

И чтобы людям этого не разрешить – начались все эти разнообразные инициативы по поводу того, что большими банкнотами пользуются лишь преступники, русская и «наркодилеры мафия». И из обращения их необходимо изъять.

По сути речь заходит о том, что идут попытки выстроить такую же схему, которая им помогла снизить долг в 1950–1960-е годы. Но на данный момент потому, что номинальная доходность по активами ниже, чем тогда, приходится трудиться с номинальной отрицательной доходностью.

Другими словами в случае если у вас номинальная доходность по инструментами минус 1%, при темпах инфляции в 1% – вы приобретаете в сумме те же самые минус 2%, каковые разрешат снизить задолженность перед населением и перед университетами.

Исходя из этого никаких неприятностей власти не решили. И ожидать того, что они смогут их решить, к сожалению не приходится. Центральные банки, в принципе, уже сделали все от них зависящее, а структурные реформы должны проводить политики.

Но руководство США, японии и стран Европы структурных реформ пока не совершили.

Жизнь она все равно начинается. И в этом смысле эту обстановку обрисовывает принцип, что был обрисован еще древними греками – это отрицание отрицания. Другими словами та денежная совокупность, которая была создана по окончании ликвидации Бреттон-Вудской совокупности, другими словами золотого стандарта и позже по окончании реформ в Соединенных Штатах и Англии в 1980-е годы, которая стала причиной доминированию финсектора над настоящим – эта совокупность должна быть перестроена. И мы снова же, говоря о механизме отрицания отрицания, должны возвратиться на новом уровне в 1930–1940-е годы и совершить разделение: выделить депозиты населения и платёжную систему, и обезопасисть их от вероятного ущерба и от спекуляций тех самых денежных университетов, в ведении которых они на данный момент находятся.

И ясно, что денежные университеты – они без боя не сдадутся. Я перечислил советы всех этих рабочих групп, глубокоуважаемых людей. Все попытки реформ – они просто не исполняются. По причине того, что совет рабочей группы – это одно, а принятие директивы на уровне ЕС либо изменение законов в Соединенных Штатах – для этого нужно победить пара тысяч весьма квалифицированных лоббистов.

И до тех пор пока все это остается на уровне чувств, перемещений Occupy Wall Street либо Occupy Central в Гонконге, вторых демонстраций, и попыток обойти эту денежную совокупность или через криптовалюты, или через приобретение сельскохозяйственных земель, или через приобретение золота.

Источник: www.vestifinance.ru