Кто снижает цены на нефть и как долго это продлится?

Саудовская Аравия заявила скидки на нефть — и без того недорогую. США в условиях низких стоимостей получают на нефтепереработке. А что может Российская Федерация? Наша страна способна поставлять за предел нефтепродукты высочайшего качества, но нас не пускают соперники.

Этим среди другого разъясняется введение санкций.

Из-за чего падает стоимость одного бареля нефти? Кому это выгодно?

США — наибольший в мире клиент нефти, а Российская Федерация — один из наибольших поставщиков. Это отвечает на вопрос: «Кому выгодно?» Для понижения стоимости одного бареля нефти руководство США последние 30 лет (с 1985 г.) применяло самые различные рычаги.

К примеру, политическое действие на государства Ближнего Востока, в первую очередь Кувейт и Саудовскую Аравию, с целью снижения цен и увеличения поставок.

Используются и денежные рычаги — благодаря нескончаемым возможностям Федеральной резервной совокупности США. Помимо этого, ведётся поиск новых технологических возможностей для понижения зависимости США от нефти — электромобили, спиртовые горючие, биодизель и т. п. Самым успешным приёмом выяснилось предпринятое на данный момент сочетание: денежное стимулирование сланцевой добычи в Соединенных Штатах плюс давление на Саудовскую Аравию.

До тех пор пока у США остаётся контроль над всемирный денежной путями и системой транспортировки нефти, и военное превосходство, им легко регулировать количества экспорта нефти государствами ОПЕК.

Так, в 1985 г., в то время, когда сланцевой добычи ещё не было, благодаря Саудовской Аравии удалось опустить цену барреля с 40 долл. до 10.

К чему это привело нашу страну в 1991 г., мы все не забываем. на данный момент цель та же. Но итог возможно вторым.

За счёт чего?

Сейчас мы менее уязвимы, да и единомышленников по избавлению от американского доллара у нас прибавилось — Китай, Индия, Бразилия, Южная Африка, проекты ШОС, ЕАЭС. Един-ственным действенным способом борьбы может стать создание структур типа «Банк БРИКС» с некой альтернативой доллару в качестве наднациональной валюты. К реализации данной идеи уже приступили, но это сложный путь.

Сопротивляться США будут всеми методами — впредь до самых ожесточённых. Все страны — инициаторы этого процесса будут пребывать под ужасным давлением — экономическим, политическим, денежным. Кто победит в этом противостоянии, продемонстрирует время. Но количество буровых установок в Соединенных Штатах при таких стоимостях, как сейчас, неуклонно уменьшается.

Но США воспользовались низкими стоимостями на сырьё для развития нефтепереработки.

А мы?

Российская Федерация сейчас сделала для нефтехимии и развития нефтепереработки довольно много. Мы готовы создавать топлива самых высоких мировых стандартов (Евро 5 и выше) — бензины, дизельные горючие, топлива для воздушных газотурбинных двигателей и т. д. Внутренний рынок мы всецело удовлетворяем, экспортируем топлива в кое-какие соседние государства. Но главные платёже-талантливые рынки от нас закрыты.

В случае если российские компании прорвутся на рынки европейских бензина, ДТ либо авиационного топлива, их доходы возрастут многократно.

Сравните: тонна нефти имеет цену до 320 долл., а тонна нефтепродукта оптом — более 1300 долл. Добрая половина данной отличия — по совести отечественная.

По продуктам неф-техимии рентабельность ещё выше.

Исходя из этого все усилия отечественных компаний направлены на расширение рынков сбыта, а все усилия Запада — на то, дабы не разрешить войти нас на эти рынки. Они требуют: дайте нам недорогое сырье, а дальше мы разберёмся сами.

Что, не считая топлива, мы можем создавать?

Потенциал России в области переработки нефти нескончаем, ни у одной страны мира аналогичного нет. Я имею в виду газ метан.

Его внутренняя цена низкая, а вот содержание водорода в нём — большое среди всех углеводородов. Со-нефтехимия и временная нефтепереработка основаны на применении гидропроцессов, для которых основное — водород.

Преобразуя метан в самый недорогой в мире водород, мы имеем возможность создавать любую продукцию самого большого качества с самой низкой себе-ценой и высочайшими экологическими чертями.

Выстроено пара больших производств полимеров — сырьём для них являются попутные газы, каковые раньше . Сейчас мы удовлетворяем потребности в полиэтилене, полипропилене, поливинилхлориде, можем их экспортировать, но рынки от нас закрывают.

Нефть дешевеет, а бензин — нет.

Разве это справедливо?

Цена нефти упала со 110 до 48 долл. за баррель. Пропорционально снизился и курс рубля к американскому доллару и валютная цена литра бензина. Вы возразите, что затраты на добычу нефти рублёвые.

Но так как и цена в рублях не изменилась. Так что всё справедливо.

Источник: politobzor.net