Крах российской экономики — катастрофа для Запада

Подобно кораблю без руля и без ветрил, что швыряет по волнам ледяной шторм, русский экономика приближается к провалу. Все графики — курс рубля к американскому доллару спад ВВП, банковские ставки, нефтяные стоимости — похожи на грозные островерхие айсберги. Единственный вопрос в том, как продолжительно данный корабль продержится на плаву.

У этого кризиса имеется две яркие обстоятельства: стоимость бареля нефти и западные санкции. Нефть сейчас стоит меньше 60 долларов за баррель, а России, которая до сих пор очень во многом зависит от экспорта собственного самого полезного ресурса, для обеспечения бездефицитного бюджета нужна цена в 105 долларов за баррель. Таковы последствия отказа от реформ и от диверсификации экономики.

Что касается западных санкций, то они были введены с единственной видимой целью — вынудить Путина поменять курс на Украине. По крайней мере, такова была заявленная цель.

Но потому, что принятые меры не оказывают никакого заметного действия на его мышление, и потому, что Запад, не обращая внимания на это, думает о введении дополнительных санкций, разумеется, существует и вторая цель — наказать Путина за его действия независимо от того, поменяет он собственный отношение либо нет. К сожалению, от для того чтобы наказания страдает не Путин. Страдает российский народ.

Западу нужно признать один несложный факт: что ответ Путина на санкции неизменно весьма экстравагантный и немыслимый. Он отдает предпочтение таким действиям, каковые бьют больнее по его собственному народу, чем по Западу.

Америка приняла закон Магнитского, дабы «наказать» тех, кто якобы причастен к убийству юриста Сергея Магнитского. А Путин в ответ запретил американцам усыновлять сирот из России. Нет никаких показателей того, дабы убийцы Магнитского хоть как-то пострадали: единственного государственного служащего, попавшего под следствие по этому делу, высвободили. Запад ввел санкции против путинских дружков и российских банков из-за вторжения России на присоединения и Украину Крыма, а Путин в ответ запретил импорт западных продуктовых товаров.

Говорят, что всегда повторять одинаковые неточности, любой раз сохраняя надежду на другой итог, это показатель сумасшествия.

А вдруг поступая так, ты наказываешь лишь рядовых россиян, то это к тому же жестоко и дает обратный итог. Двадцать лет назад Запад грезил о том, дабы выручить бывший коммунистический мир и дать его народам процветание и народовластие. Но сейчас мы занимаемся тем, что доводим россиян до нищеты и отталкиваем их от себя.

Само собой разумеется, мы можем упорствовать, настаивая на том, что «санкции дают итог». Но чего мы добьемся, в случае если единственным результатом станет разрушение русском экономики? Возможно, у кого-то имеется надежда на дестабилизацию России и как следствие на свержение Владимира Владимировича Путина. (Я подмечаю много злорадства среди корреспондентов, отчаянно сохраняющих надежду на то, что провал русском экономики приведет к падению Путина.) В случае если так, то это весьма страшная игра в рулетку. Додавать масла в пламя кремлевских клановых войн, о которых мы имеем очень смутное представление, это верх глупости.

Мы понятия не имеем, каков будет итог — а он может оказаться намного хуже того, что мы имеем сейчас.

Быть может, кто-то сохраняет надежду на то, что российский народ, доведенный до отчаяния и нищеты, восстанет против Кремля и приведет к власти тех, кто по душе Западу? Как же, грезьте.

Я в далеком прошлом уже убедился в том, что нам нужно бороться с обстоятельствами агрессивного поведения Путина, а не с симптомами. Имеется методы вернуть его на путь сближения (при условии, что кто-то еще желает для того чтобы сближения), но для этого необходимы новые идеи, каковые полностью непривлекательны для большинства западных начальников.

Необходимо храброе и творческое мышление, а не рефлекторные реакции и не фальшивая логика, каковые ведут к ужесточению санкций.

Возможно, пора признать, что наследие катастрофической внешней политики Джорджа Буша — не только Ирак, пытки и распространение терроризма. Буш кроме этого ничего не осознавал в Российской Федерации — с того самого момента, как он посмотрел в глаза Путину и заявил нам, что «почувствовал его душу». А мы сейчас расхлебываем последствия.

Это администрация Буша породила у России чувство опасности, вынудив ее реагировать, причем иногда чрезмерно, на каждую угрозу, настоящую либо мнимую.

Последним примером стало чувство того, что Украину насильно уводят с русского орбиты и тянут на Запад. Буш в одностороннем порядке вышел из контракта по ПРО, что Российская Федерация вычисляла основа стратегического баланса. Он начал создавать щит противоракетной обороны прямо на русском пороге. Он приблизил НАТО прикасаясь к границам России, бездумно обеспечив восточным европейцам «безопасность» и в один момент создав у России чувство собственной уязвимости.

Решение проблемы предельно ясно. Отказаться от ПРО. Прекратить увеличение числа членов североатлантического альянса. И смело поразмыслить о новом механизме безопасности для всей Европы, куда нужно включить и Россию также, на оставляя ее за дверью с ощущением собственной незащищенности.

Если бы это было сделано, я, исходя из России и своих знаний Путина, могу утверждать, что кризис из-за Украины был бы урегулирован, а русского экономику не нужно было бы разрушать, доводя население до бедствий и нужды, и вызывая у него озлобление.

Давайте возвратимся к совершенствам 1989 года, в то время, когда Михаил Горбачев сказал о новом «общеевропейском доме». Этого по окончании него желал любой русский начальник — а Запад, наверное, не желал ни при каких обстоятельствах.

Ангус Роксборо

Источник: inosmi.ru