Конец «Европейской Украины»

какое количество ни старались киевские лиходеи-чародеи от власти вить веревочку, заверяя, что «Европейская Украина» ще не вмерла, этому пришел финиш.

Расклады в борьбе за сумки изменились, и Банковой было нужно признать, что в составе коалиции большинства в верховной раде Украины осталось менее 226 парламентариев 

Коалиция большинства в Верховной Раде под громким заглавием «Европейская Украина» с самого момента ее формирования существовала в основном на словах, чем на деле. Сколачивали ее в удушающей воздухе тотальной несвободы, в «послемайданном» угаре, под твёрдым контролем Президентской администрации, вершившей собственный тёмное дело от имени Запада. Сколотили кое-как, по принципу: «я тебя слепила из того, что было, а позже, что было, то и полюбила». Запустили в работу с громадным скрипом, но, на это событие в тот момент никто не желал обращать внимания.

Форма была куда серьёзнее содержания. формирование коалиции и Парламентские выборы рассматривались как наиболее значимые атрибуты придания видимости легитимности новой власти. Победители упивались победой. 

Единство целей, задач, заинтересованностей политических отдельных персонажей и сил, и без того призрачное, таяло на глазах, пока не улетучилось, как снег по весне.

Парламентская народовластие приживалась на Украине не легко. По окончании «майдана» с ней и вовсе начали происходить необычные вещи. Историю с коалицией большинства в парламенте, распад которой на Банковой и на Грушевского предпочитали не видеть в упор, возможно в некоем роде вычислять апофеозом. Верховный орган законодательной власти был в центре событий и процессов, со всей очевидностью выходящих за рамки правового поля. И вот, наверное, игра в слова надоела самим ее спонсорам и инициаторам.

Акт формализации распада коалиции состоялся 24 марта, в то время, когда глава фракции Радикальной партии в ВР О. Ляшко передал спикеру В. Гройсману подписи депутатов о выходе из ее состава. Как раз отсутствие для того чтобы документа употреблялось в качестве спасительной соломинки, разрешавшей хотя бы с некоей долей достоверности лгать о формальном существовании «Европейской Украины».

Сейчас соломинки больше нет.

В. Гройсману, еще совсем сравнительно не так давно насмерть находившемуся на том, что коалиция имеется, было нужно идти на попятный, публично заявляя, что ее нет. Но, делать таковой ход как раз в четверг 24-го ему было заметно несложнее: неприятности ВР его уже мало тревожат, еще пара дней, и он будет на большом растоянии от них — в кресле премьера. На брифинге в данный сутки спикер признал, что практически в коалиции осталось менее 226 парламентариев, и она недееспособна. «Мы взяли подписи на отзыв автографов (о вхождении в коалицию — Я.Р.) от фракций «Самопомощи» и «Батькивщины». И по сей день должны поступить еще подписи каждого персонально от Радикальной партии. Это будет означать, что де-факто и де-юре у нас будет меньше 226 голосов в двух фракциях», — растолковал он.

Объявлять 29 марта о роспуске коалиции наряду с этим В. Гройсман отказался, сославшись на то, что он не должен этого делать, потому, что, мол, «это нигде не написано». Основной законодатель, грубо попирающий закон, для современной Украины — простое явление. Реакции общества это не вызывает. СМИ на него не обращают ни мельчайшего внимания. 

Незадолго до откровений спикера о том, что коалиция в парламенте прекратила существовать де-юре, журналистам сказала один из фаворитов «Народного фронта» В. Сюмар, женщина, слывущая одним из светочей новой украинской народовластии. «О.

Ляшко передал В. Гройсману документ, которым отзываются подписи парламентариев фракции под коалиционным соглашением. В том месте остается меньше 226 автографов», — сообщила она (нужно же, собственные депутаты закончились, а зарубежных экспертов, как в правительство, призвать не додумались). Сопроводив эти слова комментарием, не уступающим по его «страусиной» логике реакции В. Гройсмана на вопрос о том, заявит ли он о прекращении существования «Европейской Украины» в сессионном зале: «Участники заседания (представителей фракций — Я.Р.) сошлись на том, что имеется громадные сомнения по поводу существования коалиции». Больной скорее мертв, чем жив, но мы точно не знаем, это — его личное дело!

Раз никто нам денег на то, дабы развеять «сомнения», не дал, будем сомневаться, — обычный движение действий и мыслей местных демократов.

Пляски над коалиционными останками длились достаточно продолжительно. За пояснениями по поводу того, из-за чего это, да как, на большом растоянии ходить не придется. В случае если признать развал коалиции, нужно назначать внеочередные выборы парламента. Правящий режим же этого опасается, как огня.

Да, и американская «мама» не велит. Вот и было нужно всем тем, на ком лежала персональная ответственность за обстановку, выкручиваться на риск и свой страх. Глава парламента кивал на аппарат ВР, дескать, я ничего не знаю, вычислять, сколько, где, кого, — это работа аппарата. В аппарате перебрасывали мячик на поле Совета коалиции, мол, перечни у них, пускай они и делают подсчеты.

Лидеры фракций то прикидывались дурачками, то уходили в теоретические рассуждения, то открыто увиливали от ответа на вопрос о состоянии коалиции. И от ответственности за правду — также. 

У Порошенко по окончании «майдана» обожают рассуждать о «сокровищах», объединяющих Европу и Украину.

История с коалицией — это, не считая всего остального, еще и лучший пример того, как в конечном итоге обстоят дела в данной сфере. Ни о каких сокровищах речь не идет. Ни о европейских, ни кроме того о классических украинских.

Нет ничего, что имеет сокровище. Переступить возможно через что угодно. А через закон — так это без неприятностей!

Из-за чего в бесславном финише «Европейской Украины» так продолжительно не желала признаваться власть, ясно.

А вот из-за чего об этом молчала и молчит оппозиция, это как-то в голове не укладывается. Разреши себе что-либо хотя бы отдаленно подобное В. Янукович, об этом бы кричали кроме того воробьи в Подолья глухих и самых сёлах Полесья. Но, чему тут удивляться: где вы видели сейчас на Украине оппозиционеров? Дабы обстановка смотрелась еще парадоксальнее и забавнее, необходимо отыскать в памяти о том, что на каком-то этапе мышиной возни в кулуарах Украинского парламента и в коридорах киевской власти, связанной со спасением коалиции, на полном серьезе рассматривался вариант о вхождении в ее состав… «Оппозиционного блока».

Того самого, что есть единственной парламентской силой, не входившей в «Европейскую Украину» по обстоятельству его формальной оппозиционности. Сейчас не сложилось. Но, цирк никуда не уехал. «Майданный» сезон на Украине, увы, длится.

Источник: www.iarex.ru